Когда врать детям - необходимо

Фото: интернет
Фото: интернет

Представьте, что у вас есть некий родственник, которого вы никогда не видели. Он вас – тоже. Вероятно, вам о нём рассказывали, может, даже показывали фотографии. Вы абсолютно точно знаете, что он давно и добровольно прекратил общение с семьёй. Будете ли вы мечтать с ним встретиться? Что-то я сомневаюсь. А если этот родственник – ваш отец?

Моя подруга Лариса выросла с отчимом. Ей повезло, когда Ларе было три года, мама вышла замуж за действительно хорошего человека, который воспитал девочку, как родную дочь. Других детей заводить не стали, вся любовь, внимание и прочие плюшки достались одной Ларе.

Родной отец девушки слился, когда мама была беременна. Классическая ситуация: люблю-женюсь-упс, я не готов. Брошенная женщина не стала заталкивать жениха в ЗАГС «пузом» и требовать признания отцовства, справедливо рассудив, что такой папа им не нужен. Он, впрочем, был только рад.

От Лары никогда не скрывали, что её папа – не совсем папа, а отчим. Мама понимала, что рано или поздно найдутся желающие рассказать девочке, что она у папочки не родная, а усыновлённая.

- Сначала мы жили с мамой, а потом нашли себе папу! – хвасталась маленькая Лара в детском саду.

Девочка росла, называла папой приёмного отца, и никогда не заморачивалась на тему своего происхождения. Вот мама, вот папа, все друг друга любят, чего ещё надо?

Тема родного отца всплыла только в подростковом возрасте. Лара задалась вопросом, на кого же она похожа – смуглая, темноглазая, при родне абсолютно славянской внешности. И добрая бабушка, мамина мама, без задней мысли просветила девочку:

- Так на родного отца! Он был, как цыган.

За подробностями Лара пришла к маме и та не стала играть в тайны мадридского двора. Да, на родного отца. Нет, фото не осталось – мы много переезжали, ты же знаешь. Как звали? Так-то. Почему не стал жить с нами? Мы поняли, что мы - разные люди и не сможем быть вместе. Так бывает, солнышко, ты же знаешь. У Серёжи Иванова родители не живут вместе. Катя Петрова живёт с отчимом, она рассказывала, помнишь? Семьи бывают разные, главное, что тебя любят, разве нет?

Все подробности истории Лара узнала, уже будучи взрослой. Подростком же она восприняла сведения, как должное, и успокоилась. И выросла, и встретила любовь, и нашла себя. И вдруг решила, что для полного счастья нужно найти ещё и родного папу!

Мама не в курсе дурацкой затеи, а отчима уже давно нет на свете. Поэтому отговаривать Лару решила я.

- Ларка, включи мозги! – нудела я, - Человек тридцать два года не вспоминал о том, что у него имеется ребёнок. Неужели ты думаешь, что он будет рад сейчас?

- Ну, - мялась Лара, - может, он искал нас? Мы же действительно переезжали.

- Ну да. Вот только твоя бабка, адрес которой он прекрасно знал, всю жизнь просидела в одном городе, в одной и той же квартире, - злилась я, - если бы хотел – приехал бы! Зачем он тебе?

- Я и сама не знаю… Спрошу, почему он ушёл. Может, я ему нужна?

Угу, нужна она. Конечно, трудно принять, что ты для отца – всего лишь ошибка молодости, последствие приятного времяпрепровождения. Но если разобраться, все мы – результаты залёта, случайного ли, или намеренного. Главное, что есть люди, которые нас любят. Они и есть – семья.

Но Лара ищет. Она уже обратилась в какие-то специальные сервисы, и сама активно роется в соцсетях. Кого она найдёт? Счастливого семьянина с кучей отпрысков, который и думать забыл о дочери, к которой он был не готов? Никому не нужного алкаша, который лишь обрадуется возможности присесть девушке на шею? Успешного человека, который решит, что девочка сама решила нажиться? Обычного мужика, который поступил так, как считал нужным?

Что она услышит? «Я правда был не готов»? «Прости, доченька, я повёл себя, как скотина»? «Никого не слушай, я всю жизнь тебя искал»? «Твоя мама - …ь, сама не знает, от кого тебя нагуляла»? В любом случае, будет одинаково больно.

До последнего времени я считала, что не стоит скрывать от детей их происхождение. Сила в правде, разве нет? Но теперь я не уверена. Может, честной, хорошей, любящей Лариной маме стоило скрыть от дочери правду? Вряд ли она бы вспомнила, как в три года ей «нашли папу». А на кого похожа? Да на прадеда двоюродного со стороны маминого отца. Тот был чернявый, как жук. Кто сказал, что папа не родной? Врут люди! Так бывает, солнышко. Люди врут.