9276 subscribers

БОЖЕ, БУДЬ МИЛОСТИВ

<100 full reads

На библейском занятии учительница прочла своим юным ученикам притчу о фарисее и мытаре:

«[Иисус] сказал также некоторым, которые уверены были о себе, что они праведны, и презирали других, следующую притчу: “Два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь. Фарисей, став, молился сам в себе так: "Боже! Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди — грабители, обидчики, прелюбодеи — или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю". Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: "Боже! Будь милостив ко мне, грешнику!" Говорю вам, что этот пошел оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится”» (Лк. 18:9-14).

Учительница объяснила, что необходимо остерегаться высокомерия фарисея и развивать в себе смирение мытаря. Затем она повела класс в молитве: “Господи, мы благодарим Тебя, что мы не такие, как тот фарисей”. Когда кто-то старается поступать праведно, всегда есть опасность повторить ошибку фарисея.

Многим из нас с детства знакома притча о фарисее и мытаре. Тем не менее, нам все равно нужно напоминать о содержащихся в ней истинах. Мы можем даже не подозревать, какие уроки содержит в себе эта история. Изучая Лк. 18:9-14, будьте готовы к серьезным размышлениям.

ДВЕ ЛИЧНОСТИ

Не всегда можно сразу понять основную мысль притч Иисуса, но на этот раз она прямо указана в тексте: “Сказал... некоторым, которые уверены были о себе, что они праведны, и презирали других, следующую притчу” (ст. 9). В конце притчи Христос подкрепил эту мысль следующим выводом: “Ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится” (ст. 14).

В качестве примера возвысившего себя Иисус взял фарисея, а примера унизившего себя — сборщика налогов. Возможно, Он выбрал их потому, что они представляли две крайние противоположности в иудейском обществе: фарисей находился на верхней ступени моральной, религиозной и социальной лестницы, тогда как мытарь был в самом низу. Чтобы в полной мере понять притчу, нужно кое-что знать об этих людях.

Личность № 1: фарисей

Обратимся к началу притчи. Она начинается словами “Два человека вошли в храм помолиться” (ст. 10). Бог замыслил храм как “дом молитвы” (Лк. 19:46). Иудейские мужчины и женщины собирались в храм на молитву по меньшей мере трижды в день, причем в двух случаях из трех приносились жертвы. И мужчины и женщины молились во дворе женщин; но мужчины, если хотели, могли пройти во двор Израиля и таким образом приблизиться к жертвеннику всесожжения. Нет ничего удивительного в том, что “два человека вошли в храм помолиться”.

Один из двоих был “фарисей” (ст. 10). Опять же, нет ничего удивительного в том, что фарисей пришел в храм помолиться. Фарисеи очень добросовестно относились к исполнению религиозных ритуалов.

Те, кто знаком с Евангелиями, знают, что главными злодеями в этих повествованиях являются фарисеи. Однако чтобы полностью оценить притчу, мы должны понимать, что иудеи считали фарисеев хранителями всего доброго, порядочного и достойного. Они самоотверженно служили Богу и оберегали то, что, по их мнению, являлось “священными традициями” (“священным преданием”). В мире, где старые обычаи не почитались так, как в прошлом, фарисеи были оплотом стабильности.

У нас нет причин сомневаться в словах фарисея о себе в ст. 11 и 12. А если это было именно так, то он обладал высокими моральными принципами: он не был мошенником; он честно вел свои дела. Он не был неправеден; он справедливо поступал с другими людьми. Он не был прелюбодеем; он хранил супружескую верность. Кроме того, он верил в необходимость соблюдать Божий закон. Он даже старался делать больше, чем требовал закон: закон предписывал поститься один раз в год — в день очищения (Лев. 16:29, 30) — но фарисеи постились 104 раза в год (каждый понедельник и четверг; см. Мф. 6:16). Закон требовал отдавать десятину — десятую часть зерна, вина, оливкового масла и скота (см. Втор. 14:22, 23); но фарисеи отдавали десятину со всего, что у них было, даже с самых малых растений в саду (см. Мф. 23:23).

Вероятно, вы бы не стали возражать, чтобы этот фарисей был вашим соседом. Он был добропорядочным гражданином, человеком с высокой репутацией, хорошим семьянином и имел твердые религиозные убеждения. Если бы вы, увидев его в храме, спросили, почему он там находится, то он бы, несомненно, с удивлением сказал: “А где же еще мне быть?” В наше время о таком человеке мы бы сказали: “Он там всякий раз, когда открыты двери”. Я снова повторяю, что нет ничего удивительного в том, что фарисей пришел в храм помолиться.

Личность № 2: мытарь

А вот то, что сборщик налогов пришел в храм помолиться, действительно удивляет. Если бы был такой человек, которого вы бы менее всего ожидали увидеть в храме, то это был бы сборщик налогов.

В Синодальном Переводе этот человек назван устаревшим словом “мытарь”, что ничего не говорит для современного читателя. Поэтому в современных переводах используется термин “сборщик налогов”. Этот термин может иметь смысл в странах с коррумпированным правительством, где взяточничество среди чиновников является частью платы в деловых отношениях. Однако такую фигуру можно перепутать с вполне порядочным налоговым инспектором. Учитывая все это, здесь уместно будет сказать несколько слов о мытарях/сборщиках налогов.

У Рима была любопытная система сбора налогов. В общих словах, государственные чиновники определяли сумму налога для какой-либо области, а затем давали право собирать налоги тому, кто предлагал наибольшую сумму сбора. Когда взявший на себя такие обязательства выплачивал оговоренную сумму Риму, остальную часть собранного он мог оставлять себе. Поскольку в те дни еще не существовало средств быстрой передачи информации — газет, радио, телевидения и интернета, — не многим было известно, сколько они должны были платить. Таким образом, сборщик налогов мог получать большие доходы.

Такие условия заранее предполагали различные злоупотребления. У жадного сборщика налогов были сотни способов обмануть людей. Существовал налог на землю, подушный налог и налог на движимое имущество. Взималась экспортная и импортная пошлина, собиралась плата за вход в гавань, за проезд по дороге, мосту, через городские ворота и так далее.

Если иудей становился сборщиком налогов, соотечественники начинали считать его предателем и вором. Мытарь в Лк. 18 назвал себя “грешником” (ст. 13), и никто не стал бы с ним спорить (Лк. 19:5-7). Считалось, что сборщик налогов принадлежал к отбросам общества, и респектабельные граждане сторонились его. Как правило, с таким человеком вы бы не захотели жить по соседству. И тем не менее — как это ни удивительно — сборщик налогов пошел в храм помолиться.

Мы не знаем, почему этот человек пришел в храм. Думаю, можно с уверенностью сказать, что он это сделал не по своему обыкновению. Ведущие неправедную жизнь обычно не приходят на поклонение Богу; во время богослужения такие люди испытывают неловкость и смущение. Однако что-то заставило этого человека осознать, что он грешен и нуждается в Боге. Может быть, его постигло несчастье: возможно, он тяжело заболел или потерял любимого человека и вдруг понял, что жизнь не сводится к одним лишь деньгам. А может, он перед тем провел длинную, темную, холодную, бессонную ночь, размышляя о своей жизни, и его огорчил напрашивавшийся вывод. Как бы там ни было, этот изгой общества пошел в храм помолиться.

ДВЕ МОЛИТВЫ

Представьте себе такую картину:

Первым точно в установленный час молитвы появляется фарисей. Он окидывает ступени храма гордым взглядом, и глаза всех устремляются на него. Он проходит во двор Израиля и приближается к жертвеннику всесожжений. Он выпрямляется, демонстрируя всем свои широкие филактерии, оглядывается на других и готовится произнести привычные слова.

Затем, стараясь не привлекать к себе внимания, входит сборщик налогов. Он идет сквозь толпу, и люди отодвигаются от него. Его встречают горящими взглядами и сжатыми кулаками. Я почти слышу, как они шепчут: “Что этому здесь надо?” Человек находит уединенное место и, потупив взгляд, начинает молиться.

Молитва № 1: фарисей

Воображая себе эту сцену, давайте рассмотрим, какое описание Иисус дал первому человеку: “Фарисей, став, молился сам в себе...” (Лк. 18:11). Нет никакого особого значения в том, что фарисей встал, чтобы помолиться; это была и есть обычная поза для молитвы (3 Цар. 8:22; Мк. 11:25). Наверно, он выбрал место, где его могли видеть (Мф. 6:5).

А вот слова “сам в себе” могут иметь особое значение. Они могут означать, что он молился молча, но такое было несвойственно фарисеям. Им нравилось быть услышанными “в многословии своем” (Мф. 6:7). Фраза “сам в себе” (или “про себя”; Славянское Евангельское Общество), вероятно, указывает на то, что, хотя молитва формально была обращена к Богу, на самом деле фарисей обращался в ней к самому себе.

Он начал правильно: “Боже! Благодарю Тебя” (Лк. 18:11). Он исповедал Бога и выразил благодарность (Мф. 6:9; Фил. 4:6). Если бы фарисей на этом остановился, то он, вероятно, пошел бы “оправданным в дом свой” (Лк. 18:14) — но молитва была продолжена.

“Боже! Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди” (ст. 11). Это действительно было так; его образ жизни был лучше, чем у других, — и он хотел, чтобы весь мир знал об этом. Фарисей перечислил, кого конкретно он имел в виду: “Грабители, обидчики, прелюбодеи” (ст. 11). Затем он посмотрел по сторонам. Вдалеке он заметил сборщика налогов. Я не знаю, как он догадался, что тот человек был сборщиком налогов. Мытарь, скорее всего, не носил особой одежды или таблички с надписью: “Я сборщик налогов”. Вероятнее всего, фарисей узнал в нем того, кто недавно воспользовался своим положением, заставив заплатить его непомерный налог. Фарисей, вероятно, нахмурился и указал пальцем на этого человека, сказав: “или как этот мытарь” (ст. 11).

Он показал не на таких же, как он, фарисеев, которые могли стоять рядом, или на других людей, которые постоянно приходили в храм, а на сборщика налогов, стоявшего “вдали” (ст. 13). Когда люди хотят выставить себя в выгодном свете, они неизменно будут сравнивать себя с кем-то наихудшим, а не наилучшим. Глен Пэйс сказал: “Если хорошенько поискать, всегда можно найти подходящего для сравнения морального пигмея”.

Перечислив то, что он не делал, фарисей назвал то, что он делал: “пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю” (ст. 12). Вероятно, он упомянул и другие свои добродетели. Время глагола, переведенного “молился” (ст. 11), говорит о том, что он продолжал молиться в том же духе. Фарисеи любили “долго молиться” (Лк. 20:47).

Вы, может быть, удивитесь, если вам скажут, что слушавшие Иисуса не увидели ничего плохого в молитве фарисея. Во-первых, все, что он говорил, было, вероятно, правдой. Когда один мой друг рассказывает о своих достижениях, он всегда добавляет: “Это не хвастовство, а констатация факта”. Во-вторых, в ритуальных молитвах у иудеев было принято благодарить Бога за то, что они не такие, как другие люди. “Каждый день иудей благодарил Бога за то, что он не язычник, не раб и не женщина” (из Библейской энциклопедии Бромили).

Так что было не так в молитве фарисея? Можно перечислить целый ряд недостатков, начиная с того, о чем этот человек не помолился. Он не попросил Бога простить ему его грехи. Он не попросил укрепить его и направить. Он не попросил Бога помочь бедному грешнику, стоявшему в отдалении. Иисус, однако, рассказал эту историю, чтобы заострить внимание на двух конкретных недостатках: Его целью было обличить тех людей, которые (1) “уверены были о себе, что они праведны” и (2) “презирали других” (18:9).

Во-первых, фарисей “уверен был о себе”. Даже исповедав Бога в первых словах молитвы, он выразил веру не в Господа, а только в себя. Он возвысил себя (ст. 14).

Нет ничего плохого в искреннем желании исполнять волю Божью (Лк. 6:46). Нет ничего плохого и в том, что фарисей старался духовно “пройти два поприща”, постясь и отдавая десятину с трав (Мф. 23:23). Однако человек не должен считать, что его поступки могут сделать Бога чем-то обязанным ему. Вспомните стих: “Так и вы, когда исполните все повеленное вам, говорите: «Мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать»” (Лк. 17:10). Мы не можем полагаться на самих себя, если хотим спастись; мы должны полагаться на Господа (Прит. 3:5).

Второй большой ошибкой в молитве фарисея было то, что он “презирал других” (Лк. 18:9). Он сказал: “Боже! Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди” (ст. 11). Другими словами, “Есть я и такие же, как я, фарисеи, — и есть «все остальные»”.

Мы можем посчитать за данность, что моральные принципы этого фарисея были выше, чем у других. Без сомнения, он прилагал больше усилий, чем другие, чтобы выполнять предписания закона. Однако в сравнении с Господом, которому молился, он был ничто. “Нет праведного ни одного” (Рим. 3:10).

На ум приходит такая иллюстрация: все вы, наверное, видели больших красных муравьев длиной около сантиметра. И есть так называемые “домашние” муравьи — назойливые мелкие черные твари длиной не более четырех миллиметров, которые иногда проникают в дом в поисках пищи. Итак, представьте, что на тротуаре встретились красный и домашний муравьи. Красный муравей поднимает свои усики и говорит: “Господи, я благодарю Тебя, что я не таков, как прочие муравьи, — например, как тот ничтожный домашний муравей. Я больше, сильнее и намного красивее”. Только красный муравей произносит эти слова, как проходящий по тротуару мальчик, наступив на обоих муравьев, давит их. Главная мысль моего примера проста: красный муравей может быть больше домашнего муравья, но в сравнении с человеком он крошечный и ничтожный. Точно так же один человек может превосходить другого моральными качествами и силой веры, но мы все “ничего не значим” (Дан. 4:32) по сравнению с Богом вселенной. Как же глупо в таком случае кому-либо из нас “презирать других”!

Молитва № 2: мытарь

Иисус противопоставил высокомерие фарисея смирению сборщика налогов. Чувствуя свою недостойность, мытарь стал “вдали” (Лк. 18:13). Возможно, прошло много времени с тех пор, как он молился, и еще больше с тех пор, как он приходил в храм. Он “не смел даже поднять глаз на небо” (ст. 13). Во время молитвы люди иногда поднимали взор к небесам (Пс. 122:1, 2), но тяжесть греха заставила сборщика налогов опустить голову. Он также ударял себя в грудь (Лк. 18:13), что на востоке являлось выражением глубокой печали (Наум. 2:7; Лк. 23:48). Возможно, он даже думал, что его молитва не будет услышана.

Как и фарисей, он начал с обращения к Богу и, как фарисей, молился о себе, — но какие разные это были молитвы! Мольба мытаря была очень короткой — всего шесть слов: “Боже! Будь милостив ко мне, грешнику!” (18:13).

В отличие от фарисея, сборщик налогов не стал перечислять свои добродетели, хотя, конечно, какими-то он обладал. Мало кто является полностью плохим человеком. Напротив, он открыто признал свою греховность; он сознался, что был грешником, не ища себе оправданий. Фактически с его стороны это было не просто признание своей греховности. В греческом тексте перед словом “грешник” стоит определенный артикль. Это означает, что сборщик налогов считал себя воплощением греховности, самым большим из всех грешников. Он мог бы солидаризироваться с Павлом, который назвал себя “первым” из грешников (1 Тим. 1:15).

Его не утешало, что все люди грешны (Рим. 3:23). Он не пытался для сравнения найти человека более грешного, чем он. В молитве он даже не стал говорить (как могли бы мы): “Благодарю Тебя, что я не таков, как этот самодовольный фарисей”. Стоя в присутствии святого Бога, он чувствовал беспомощность, отчаяние и думал, что погиб. Пророк Исаия, увидев “Господа, сидящего на престоле высоком и превознесенном”, воскликнул: “Горе мне! Погиб я! Ибо я человек с нечистыми устами и живу среди народа также с нечистыми устами” (Ис. 6:1, 5).

Сборщик налогов не просил у Бога богатства, славы, успеха, крепкого здоровья или чего-либо необходимого для жизни. Он просил только о милосердии: “Боже! Будь милостив”. Во фразе, переведенной как “будь милостив”, не используется обычное греческое слово со значением “милость”. Мытарь употребил слово, которого избегают современные переводы, относя его к “библейскому языку, незнакомому современному человеку”. Он употребил слово, которое часто переводят словом “умилостивлять”.

В этом слове заключается библейская концепция примирения. Бог по Своей природе не может терпеть грех (Рим. 1:18); грех должен быть наказан (Рим. 6:23; Гал. 6:7). Сам по себе человек ничего не смог бы сделать, чтобы смягчить Божий гнев (Рим. 1:18; 3:9, 10; Ис. 64:6). Бог установил, что Его умилостивление грешный человек может получить, совершая жертвоприношения. В ветхозаветные времена люди приносили в жертву животных (Лев. 1; 3-5; см. Евр. 9:22). В Новом Завете была принесена совершенная и последняя жертва, когда за наши грехи на кресте был распят Иисус (1 Кор. 15:3).

Высказываются предположения, что сборщику налогов пришли на ум такие слова потому, что он находился в храме во время очередного жертвоприношения за грехи людей. В любом случае употребленное им слово “умилостивлять” показывает, что он признавал “крайнюю греховность” греха и свою отчаянную нужду в прощении. Обремененный тяжестью вины (см. Пс. 39:13), он молил Бога послать ему облегчение: “Боже! Будь милостив ко мне, грешнику!” (Лк. 18:13).

Мы все согрешили и “лишены славы Божией” (Рим. 3:23). “Если говорим, что мы не согрешили, то представляем Его лживым и слова Его нет в нас” (1 Ин. 1:10). Мы все заслуживаем смерти — вечного отделения от Бога (Рим. 6:23; Отк. 20:14). Высвеченные прожектором Божьей святости, мы только и можем, что молить о помиловании: “Боже, будь милостив к нам, грешникам”.

ДВЕ ВОЗМОЖНОСТИ

В завершение Иисус произнес, как власть имеющий: “Говорю вам” (Лк. 18:14). То есть, “Говорю вам, как видящий сердца людей. Говорю вам, как знающий помыслы Божьи”.

Возможность № 1: фарисей

Вначале Иисус описал фарисея как самого выдающегося человека в глазах окружающих, но в конце Он сделал обратное заключение: “Говорю вам, что этот [сборщик налогов] пошел оправданным в дом свой более, нежели тот” (ст. 14). Фарисей, который с пренебрежением отозвался о “прочих людях”, сам оказался среди “прочих”. Смысл стиха 14 ясен: фарисей “пошел в дом свой” неоправданным.

Вероятно, фарисей вышел из храма с тем же чувством самодовольства, с каким пришел, не осознавая, что его молитва не дошла до Бога. Молитва фарисея была настолько отягощена восторгами по поводу своих добродетелей, что она едва ли смогла оторваться от земли, не говоря уже о том, чтобы долететь до слуха Божьего. Как написал Ричард Тренч, вместо того, чтобы вознестись вверх подобно фимиаму, молитва фарисея “подобно дыму прижалась к земле и застлала ему глаза”.

Он был настолько полон собой, что в его душе не осталось места для Бога. Как сказал Р. Ленски, Господь ничего не может “добавить в полный сосуд”. Как же потрясен будет фарисей, когда наконец предстанет перед своим Создателем, “ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет” (ст. 14)!

Возможность № 2: мытарь

А что же мытарь, который молился: “Боже! Будь милостив ко мне грешнику!”? Он “пошел оправданным в дом свой” (ст. 14). Его беззакония были изглажены; он был омыт от преступлений своих; он был очищен от своих грехов (Пс. 50:3, 4). “Как далеко восток от запада, так удалил Он от нас беззакония наши” (Пс. 102:12). Фарисей ушел в хорошем настроении, полный гордости. Мытарь ушел с облегчением, полный умиротворения.

Г. Морган сказал: “Я думаю, что этот человек на следующий день снова пришел в Храм, но уже другим”. В первый раз он пришел, отягощенный грехом. Во второй раз он, наверняка, пришел с глубоким чувством прощения и благодарности. Унизивший себя был возвышен (Лк. 18:14).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Пришло время задать несколько вопросов — вопросов, на которые я не могу ответить за вас, а вы за меня:

• В притче описаны два типа личности. К какому типу принадлежите вы? Господь не может спасти того, кто думает, что не нуждается в спасении.

• В притче рассказывается о двух молитвах. Какая из них ближе к вашей молитве?

• В притче названы две возможности: возвышение и унижение. Спросите себя: “Если бы я предстал перед Богом таким, какой я сейчас, что ожидало бы меня?”

Кловис Чаппел рассказал историю о докторе Маклуре. В течение сорока лет доктор отдавал всего себя служению больным, не требуя ничего взамен. И вот, полностью изношенный, он приблизился к концу жизненного пути. Он послал за своим старым другом и попросил почитать ему из Библии, когда-то принадлежавшей его матери. Друг открыл Ин. 14, главу, которая многим принесла утешение, но врач остановил его. “Это не для таких, как я, — сказал он. — Это слишком хорошо для меня. Раскрой книгу наугад, и она сама откроется на том месте, которое в последний месяц я читал каждый вечер”. Друг так и сделал, и Библия открылась на Лк. 18:13: “Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: «Боже! Будь милостив ко мне, грешнику»!” Доктор сказал: “Наверно, это было написано для меня или для другого такого же старого грешника, который прожил жизнь и не может сказать о себе ничего хорошего”. Лк. 18:13 было написано не только для доктора Маклура; это было написано и для нас с вами.

Не может в мире существовать настолько хорошего человека, чтобы он не нуждался в милости Божьей, как не может существовать настолько плохого, чтобы Бог не помиловал его. Если вам нужно ответить на призыв Господа, придите и отдайте себя Его милосердию: “Боже! Будь милостив ко мне, грешнику!”

БОЖЕ, БУДЬ МИЛОСТИВ

#притча #притчи #мудрые притчи #мудрая притча #евангелие #смирение #христианство #христиане #христианин #молитва