ФРАМ ПО-НОРВЕЖСКИ ОЗНАЧАЕТ ВПЕРЕД!

25.06.2018

24 июня 1893 года началась первая экспедиция научно-исследовательского судна «Фрам»

ОБЫЧНО КОРАБЛЯМ ДАЮТ ИМЕНА ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ, ГОРОДОВ, ИСТОРИЧЕСКИХ СОБЫТИЙ ИЛИ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ ОБЪЕКТОВ. В НОРВЕГИИ ЕСТЬ ШХУНА, С КОТОРОЙ ВСЕ НАОБОРОТ — В ЧЕСТЬ НЕЕ НАЗВАЛИ И НАЗЫВАЮТ ОСТРОВА, ПРОЛИВЫ, ФУТБОЛЬНЫЕ КЛУБЫ, КНИГИ, ГОРОДА (ОДИН ТАКОЙ ЕСТЬ В ПАРАГВАЕ), ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ.
ДАЖЕ НА МАРСЕ ЕСТЬ КРАТЕР, НОСЯЩИЙ ИМЯ ЭТОГО КОРАБЛЯ.

Знаменитая шхуна за свою жизнь участвовала лишь в трех походах. В 2016 году исполнится 80 лет с тех пор, как она окончательно «поселилась» на берегу полуострова Бюгдёй, став одним из наиболее популярных музеев Осло.

Речь идёт о шхуне «Фрам» (по-норвежски, «вперёд») - корабле, на котором были совершены одни из самых знаменитых экспедиций к обоим полюсам нашей планеты.

Идея построить судно, пригодное для плавания во льдах, возникла у норвежского полярного исследователя Фритьофа Нансена (Fridtjof Nansen) в 80-х годах XIX века.

В то время область вокруг Северного полюса Земли оставалась одним из последних мест, куда не ступала нога человека. Лёд надежно оберегал Арктику от экспансии людей – он не позволял дойти до полюса ни на корабле, ни пешком.

Нансен решил превратить противника в союзника и попытаться добраться до «макушки» Земли «верхом на льдине». Он верил, что в Арктике существует мощное течение, которое несет огромные массы льда от побережья Евразии через Северный полюс к Гренландии.

Исследователь предложил построить судно, на котором можно попасть в ледовый поток и двигаться вместе с ним, пока корабль не окажется рядом с полюсом.

В этот момент Нансен планировал отправить со шхуны на «макушку планеты» группу исследователей. По его замыслу , «десант» должен был достичь полюса без проблем, поскольку расстояние было бы совсем небольшим. Однако, поток дрейфующего льда неизбежно раздавил бы судно, попавшее в него.

Сила сжатия напирающих друг на друга ледяных полей составляет тысячи тонн. Такое давление расплющит корпус обычного корабля словно пустой спичечный коробок. Нансен предложил построить корабль с максимально округлым днищем и бортами, похожий на половинку грецкого ореха.

При такой конструкции корпуса, оказавшись зажатым ледяными торосами, судно уцелеет: давление льда вытолкнет его на поверхность замершего моря. Весной лёд под кораблем растает и он вновь опустится на чистую воду.

То же самое произойдет, когда вы возьмете в руки только что пойманную и скользкую от слизи рыбу. Если попробовать сжать пальцы, то она выскочит из руки.

Идея простая, другое дело - её реализация. Нужно было правильно рассчитать форму судна. Если сделать борта слишком крутыми - его раздавит льдом, если излишне пологими, то осадка корабля станет малой и он может перевернуться на открытой воде.

При сжатии ледяная масса цепляется за малейшие выступы, трещины и шершавые участки поверхности корпуса, поэтому борта должны быть идеально гладкими.

Как писал сам Нансен в своей книге «Фрам», чтобы «напирающие на него льды не получали точки опоры и не могли его раздавить», корабль должен быть небольшим и лёгким, иначе силы сжатия не хватит, чтобы вытолкнуть его на поверхность ледяного поля.

И, конечно, судно должно быть как можно более прочным. Интересно, что норвежскому исследователю, как это часто бывало в истории цивилизации, пришлось повторно «изобретать» форму судна, некогда хорошо известную восточным соседям норвежцев – поморам.

Именно по такой технологии жители Русского Севера строили свои лодьи и кочи для хождения во льдах.

Безкилевые суда, напоминавшие формой половинку грецкого ореха, выталкивались льдами на поверхность замерзшего моря в ситуациях, когда корабли, построенные по принятым в более умеренных широтах технологиям, были бы раздавлены.

В конце XVII века в процессе «европеизации» России царь Пётр приказал сжечь все существовавшие на тот момент поморские безкилевые суда и запретил строить новые.

Взамен их сначала на архангельских, а затем и санкт-петербуржских верфях стали закладывать корабли по европейским чертежам. Царя-реформатора не интересовало покорение Арктики, он «рубил окно в Европу» и сражался за контроль над Балтикой. Спустя почти два века после уничтожения последнего безкилевого поморского судна, конструировать очень похожий на него корабль на основании рекомендаций Нансена взялся самый известный в то время норвежский судостроитель Колин Арчер (Colin Archer).

Строительства «Фрама» началось в июне 1891 года на верфи норвежского города Хортен. Нансен решил, что он будет построен из дерева (опять же, как суда поморов!).

Хотя в то время моря уже бороздило множество кораблей с металлическими корпусами, стальные суда ледового класса не строились. Судостроители не знали, как поведет себя сталь при сжатии и низких температурах.

История показала, что Нансен был отчасти прав. В 1912 году в северной Атлантике затонул полностью металлический пароход «Титаник».

По одной из версий, причиной образования пробоин от столкновения с айсбергом было низкое качество стали корпуса и заклепок. В холодной воде металл стал хрупким и края айсберга буквально распороли стальную обшивку. К тому же, сталь тяжелее дерева, а «Фрам» должен был быть легким.

В качестве основного строительного материала была выбрана древесина итальянского дуба.

26 октября 1892 года шхуну спустили на воду. Длина «Фрама» составляла 39 метров, ширина –10,4 м, глубина трюма – 5,25 метров, максимальное водоизмещение – 800 тонн.

Шхуну приводили в движение паровая машина мощностью 220 лошадиных сил и паруса общей площадью 600 квадратных метров.

«Фрам» стал первым судном, спроектированным и построенным специально для экспедиций в высоких широтах (не считая, конечно, упомянутых выше поморских кочей и лодей).

Жилые помещения на корабле предназначались для проживания экипажа из дюжины человек в течении пяти лет. На борту располагались отдельные каюты для лабораторий и хранения собранных в экспедициях образцов. Нансен уделял огромное внимание тому, что сегодня называется «психологическим комфортом экипажа».

Он понимал, как сложно будет выдержать несколько лет жизни в тесных помещениях в полной изоляции от остального человечества. Чтобы не допустить нервных срывов среди команды, Нансен постарался воссоздать на «Фраме» уютную домашнюю атмосферу.

Каюты были окрашены в норвежские национальные цвета — белый, красный и синий, на стенах висели картины известных художников.

Система отопления позволяла даже в разгар арктической зимы поддерживать в помещениях комфортную температуру +22 градуса по Цельсию.

Каюты освещались электрическими лампочками, питавшимися от динамо-машины, которая в свою очередь работала от парового двигателя или ветряного генератора. В конце XIX века очень немногие дома могли похвастаться таким уровнем комфорта!

На шхуне была большая библиотека. Нансен, несмотря на дефицит пространства, поставил в кают-компании механический орган.

Помимо традиционных для дальних путешествий консервов, на борту имелись большие запасы варенья и сушенных фруктов. Благодаря им в экспедиции не было ни одного случая заболевания цингой.

«Фрам» вышел в море 24 июня 1893 года с пятилетним запасом провианта и топлива.

Капитаном назначили Отто Свердрупа (Otto Sverdrup), руководил экспедицией сам Нансен. Всего на борту было 12 человек.

Нансен рассчитывал до начала арктической зимы обогнуть самую северную точку материковой Евразии – мыс Челюскина и выйти в море Лаптевых. Там шхуну должен был подхватить ледовый поток и понести её к Северному полюсу.

Очень скоро выяснилось, что «Фрам» плохо подходит для плавания по свободному ото льда морю. Из-за малой осадки и округлых бортов судно так сильно раскачивалось, что даже опытные моряки страдали от морской болезни.

Надо сказать, что суда поморов чувствовали себя в открытом море гораздо увереннее. В качку они вели себя, как кукла-«неваляшка». Как бы сильно не заваливала волна лодью на бок, она всё равно возвращалось в вертикальное положение.

ЧИТАТЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ

Есть, что рассказать о Скандинавии? Вступай в группу "ScandiNews" !

Страница в Facebook

Сайт ScandiNews