дома нескучно
Как весело и с пользой пережить самоизоляцию

Нонна Гришаева, интервью на сцене «Звездного вечера» (текст+видео)

3 April 2018

Благотворительный «Звездный вечер» в киноклубе «Эльдар».

На сцене — Валентина Пиманова и Валерий Яков.

В конце текста — ссылка на видео из зала.

Поехали.

— Здравствуйте, добрый вечер.

— Я думаю, ты не будешь возражать, если я скажу, что мы очень давно знакомы, практически дружим семьями, поэтому на «ты». Поделись рецептом своего невероятного заряда энергии и эмоций, ты успеваешь делать все: руководишь потрясающим театром, участвуешь в телевизионных проектах, снимаешься в кино, строишь дома, занимаешься своими детьми... Скажи, оправдана ли такая жизнь? Чем ты расплачиваешься за такой ритм и за такую трату энергии? Не жалеешь ли ты об этом?

— Я сама пыталась ответить на этот вопрос. Думаю, все дело в том, что я перфекционист по жизни. Я просто не умею по другому, я не умею плохо. Я если что-то делаю, то это должно быть либо очень хорошо, либо никак. Именно поэтому, когда мне предложили эту должность, я взяла паузу. Мне нужно было подумать, от чего мне придется отказаться, чтобы возглавить театр. Я понимала, какая это ответственность.

— И от чего же?

— В основном от телевидения.

— Как получилось так, что как только вы стали руководить театром, вас стали активно номинировать на премию? При том, что у вас были миллионы поклонников после фильмов.

— Все очень просто. В театре Вахтангова я работала 12 лет и практически не играла большие роли, за которые можно было бы на что-то номинироаться. Я все ждала. Потом восемь лет я не работала в государственном театре, только в театре «Квартет И» и в антрепризах, которые, как вы знаете, никто никуда не номинирует. Поэтому как только появилась возможность делать то, что ты хочешь, о чем ты много лет мечтал, в государственном театре, зрители стали голосовать, за что им огромное спасибо.

— Придя на пост руководителя такого специфичного театра, театра для подрастающего поколения, которое сейчас постигает жизнь через интернет, ты понимала, что тебе предстоит не только развлекать, но и воспитывать? И существовали ли программы, которые тебе в этом помогли? Или все делалось по наитию?

— Я по гороскопу рак и очень доверяю своей интуиции. Я как-то почувствовала, что надо идти в этом направлении. Поскольку наши дети сейчас заражены страшной болезнью, которую я называю «гаджетомания», мы ведем вечный бой за их внимание. А как добиться, чтобы ребенок был там, на сцене, чтобы его внимание было приковано к действию, а не в телефоне? Ведь это видно всегда, экраны светятся. Этого можно достичь только тем, что делать постановки яркими, красочными, интересными, в основном музыкальными. Поэтому у нас в театре именно это направление я развиваю, потому что детям гораздо проще и интереснее воспринимать именно музыкальный спектакль. Не могу не похвастаться: у нас недавно вышел спектакль «Ревизор», который поставил замечательный режиссер Александр Нестеров, мой супруг, по совместительству. Я бесконечно горжусь этой постановкой, потому что в ней нет звезд, там не играю я, но на данный момент это самый кассовый спектакль нашего театра. Именно потому, что Саше удалось его сделать музыкальным и невероятно интересным.

— Тем, кто занимается театром известно, что для детских театров существует кризис драматургов. Очень сложно найти материал. С «Ревизором» все понятно, но где вы ищите другой материал?

— Вы знаете, у меня уже зрение село за последний год, потому что мне приходится кипы читать самой. Мне все время что-то присылают, предлагают и на почту и просто в театр приходят. Даже если я еду куда-то на отдых, я беру с собой пачку и на отдыхе читаю.

— Я не могу не спросить о семье. Я знаю, что ты уникальная мама и при всей занятости ты не оставляешь детей ни на минуту, даже при наличии таких помощников, как свекровь и мама. Тем не менее, что для тебя сегодня воспитание 12-летнего сына и 16-летней дочери? Мы говорили о том, что ты написала книгу «Советы дочкам» [об этом говорили в подводке к выходу Гришаевой] и она разошлась мгновенно. Во-первых, почему ты это сделала? Это что-то наболевшее? Были какие-то проблемы или ты рассказала о своем, сокровенном? И что для тебя сейчас воспитание собственных детей?

— Во-первых, Валечка, дочке 21.

— Боже мой. Прости.

— Сыну пока только 11, но через полгода будет 12. Я просто наступила на грабли с дочкой, на которые с сыном решительно не хотела наступать. Я очень много упустила с дочкой, потому что занималась профессией, а с рождением Ильи я поняла, что не хочу пропустить ни первое слово, ни первый шаг. Я махнула на карьеру рукой и именно в этот момент на меня свалилось три мощнейших проекта: «Папины дочки», «Большая разница» и «Две звезды». Все произошло, как только я махнула рукой. Удивительно. А книжку я писала как раз в тот период, когда дочь была в том самом непростом возрасте, подростковом... Мне кажется, ей помогла моя книга. И не только ей. Был один эпизод, не могу его сейчас не вспомнить. Мы с Александром Олешко много лет играли совместный творческий вечер по всей стране и миру. После концерта у нас всегда была автограф-сессия и в каком-то городе подходит ко мне девочка с книжкой в обнимку и говорит «Подпишите мне пожалуйста, я хочу вам сказать большое спасибо, вы мне очень помогли этой книгой. У меня мамы нет». Я расплакалась, написала ей все, обняла и поняла, что наверное не зря писала.

— У вас в театре играют дети и приходится устраивать кастинги. Довольно ответственная миссия: не проглядеть талант, но и не обидеть ребенка. Наверняка каждый, кто приходит к вам, считает себя талантливым, а вы наверняка вспоминаете, как сами проходили все это не раз. В зале много родителей, скажите, как не проглядеть талант и как не обидеть ребенка, если он пытается прорваться?

— Для меня это один из самых сложнейших моментов, именно потому, что я с детства на сцене и именно потому, что я помню, как меня выбрали из четырехсот детей на главную роль, когда мне было 10 лет. Талантливого ребенка видно сразу. Поверьте. Сразу. Не очень талантливого.... Это самый сложный момент, действительно, по-доброму объяснить «солнышко, спасибо, но...». Пытаюсь найти слова, чтобы не обидеть ребенка. Даже глядя на все эти шоу, на Первом канале, видя эти детские слезы сердце разрывается. Поэтому очень не хочется доставлять детям отрицательные эмоции. Всегда стараешься оставить надежду. Сказать «у тебя хороший голос, тебе надо заниматься», «тебе, дружок, надо к логопеду сходить».

У меня мечта, чтобы при нашем театре открылась детская театральная студия. У нас есть спектакли, где нам очень нужны дети-артисты. Они растут так быстро! Бывает приходишь после лета, а твоя девочка тебя уже перегнала как Мэри Поппинс. Это происходит в невероятном темпе. Конечно, если бы у нас была студия, мы бы растили себе подрастающую смену.

— В чем проблема? Я читала на сайте отзывы родителей, все в бешеном восторге от того, что ты делаешь для детей. Сам бог велел.

— Проблема в помещении. Просто у нас очень маленький театр, всего два репетиционных помещения, просто негде заниматься с детьми. Совсем.

— Играть с детьми сложнее, чем со взрослыми?

— С детьми сложнее, конечно. Все-таки они еще не профессионалы, поэтому с ними сложнее.

— Ты выпускница вахтанговской школы. Это всегда звучит очень гордо и значимо. Можно ли говорить о том, что ты продолжаешь эти традиции? Насколько ты верна этой школе и можно ли говорить о том, что зарождается школы Нонны Гришаевой?

— В театр Вахтангова не просто так брали именно выпускников Щукинского училища. Мы очень плотно связаны. Щукинская школа — она особенная, отличается от других школ. Для меня это всегда наше знамя, которое я стараюсь нести высоко.

— Ты сама упомянула своего мужа, великолепного режиссера. Играть в спектаклях мужа — это счастье или испытание?

— И то и другое. Не буду кривить душой. Но все-таки больше счастье, потому что взаимопонимание и сотворчество — это приоритет. Мы можем ругаться и спорить, но все равно у нас совместное творчество и мы прислушиваемся друг к другу и мы слышим друг друга. Это всегда имеет хороший результат.

— Дома говорите только о театре?

— Нет, не только, но очень много о театре.

— Вопрос не о театре. Вы из Одессы. Вы любите бывать в своем родном городе. Вами всегда там гордились и всегда тепло там встречали. Сейчас у нас непростые отношения между странами, что изменилось теперь, когда вы приезжаете в свой город?

— Я не приезжаю. Меня уже не пускают. Именно потому, что изменились отношения между странами. Два года назад я была у детей в Крыму, в «Артеке» и для них это теперь причина меня не пускать.

— Что нам, журналистам, зрителям, деятелям культуры сделать, чтобы это черная полоса в наших отношениях закончилась?

— Спасибо за этот вопрос. Я убеждена в том, что даже если с той стороны идет негатив, на него нельзя отвечать негативом. Даже если тебе там говорят такие-рассякие, в ответ должна идти только любовь. «А мы вас любим, а мы без вас скучаем, а нам без вас плохо». Если любовью отвечать, то не будет негатива. И все равно все будет хорошо, я в этом абсолютно уверена.

Понравилась запись? Поделитесь ей в социальных сетях. Мне будет приятно, а другим полезно.

Хотите мне что-то сказать? Напишите вот сюда: https://www.facebook.com/nina.benua

Читать и комментировать Post Benua в Facebook: https://www.facebook.com/postbenua/

Предыдущие посты:

Что нужно знать о Сергее Женоваче
5 современных пьес, на которые можно пойти в театр первый раз
12 пунктов биографии Аллы Сигаловой (которые вы должны знать)
6 неожиданных родственных связей известных актеров