Пошли на «Подвиг»? - ("Седьмой подвиг Геракла" - Театр Мастерская Фоменко)

7 February 2020
611 full reads
1,5 min.
938 story viewsUnique page visitors
611 read the story to the endThat's 65% of the total page views
1,5 minute — average reading time

«Мастерская Петра Фоменко» представила спектакль «Седьмой подвиг Геракла». Это не первое обращение художественного руководителя театра Евгения Каменьковича к драматургии Михаила Рощина. Сначала он поставил «Роковую ошибку», затем «Перламутровую Зинаиду», которая шла в ГИТИСе под названием «Все время на морозе». И вот, наконец, Евгений Борисович решился на «Подвиг». Это, конечно, не авгиевы конюшни чистить, но что-то героическое в этом есть. Итог — «старомодная комедия» в двух актах, как именуют ее в театре, продолжительностью два часа пятьдесят минут. К пьесе Рощина были специально дописаны пролог и эпилог, напоминающие зонги времен ранней Таганки.

— У меня к Рощину особая любовь. Я был лично с ним знаком. Это был удивительный человек. В моих воспоминаниях он остался очень благородным и внешне, и внутренне. Он один из немногих драматургов, кто не трясся над своим текстом. Ему было интересно, какой из этого театр получится. К «Подвигу Геракла» не раз мысленно возвращался. Эту пьесу мне хотелось ставить всю свою сознательную творческую жизнь. Неожиданно я прочитал в одной из газет, что человек предложил национальную идею. А давайте уберемся в своем доме. Она, конечно, очень примитивная и простая, но мне это жутко понравилось, — говорил Евгений Борисович незадолго до премьеры.

Прогнило что-то в Авгиевом королевстве. Все поклоняются богине лжи и обмана Ате (Мария Большова) и не замечают, что царство все сильнее утопает в навозе, а воздух буквально отравлен нечистотами. Кто-то, действительно, принюхался и не чувствует вони, кто-то пользуется ситуацией, чтобы обделывать свои делишки, а кто-то растит бычков — гордость Элиды — и не задает лишних вопросов. Местная оппозиция — Нестор (Петр Алексеенко) и его ученик Филипп (Рифат Аляутдинов) — аморфна и нерешительна. А что герои? — спросите вы. Геракл (Никита Тюнин) забылся сладким сном, да так крепко уснул, что ему уже и памятник успели установить. Тезей (Амбарцум Кабанян) слишком занят разборками с красавицей-женой Антиопой (Екатерина Смирнова), чтобы обращать внимание на всякое дерьмо. Но однажды Геракл, подобно вулкану, проснулся и решил навести порядок, хотя даже сам не уверен, что кому-то это нужно. В итоге перед тем, как совершить тот самый подвиг, Гераклу придется совершить массу подподвигов или просто поступков, первый из которых — перестать быть памятником самому себе и понять, что герой — это не тот кто пришел весь в белом и учит серых людишек жить. (Тут необходимо оговориться, все персонажи спектакля строго делятся по цвету одежд: герои непременно в белом, Авгий (Алексей Колубков) и его приспешники в сером, более того, каждому присвоен порядковый номер, а богиня лжи – в черном, мол страшнее Аты зверя нет). Так вот, герой — это тот, кто готов засучить белоснежные рукава и разгрести все то дерьмо, которое накопилось. Метафора сильная и красивая. Но повисает вопрос: возможно ли, взяться за столь грязное дело и не замарать себя как чисто физически, так и морально? Как вместе с навозом не смыть плодородную почву, превратив землю в пустыню. Да и, как в пылу борьбы за свободу, равенство, братство, не превратить уборку в кровавые чистки рядов. Сценическая правда уверяет, что такое возможно. Историческая, к несчастью, вносит жесткие коррективы в идеалистские конструкции. Собственно, и в спектакле нет ни слова о том, в результате каких действий пришел к власти Авгий. Кстати, на сей счет есть определенные соображения. Здесь стоит вспомнить «Короля Лира», поставленного Евгением Каменьковичем чуть менее года назад. Если посмотреть оба спектакля, то нынешний «Подвиг» выглядит логичным продолжением размышлений о силе власти, метаморфозах, которые происходят с человеком, подошедшим к ней слишком близко, о том, каким должен быть идеальный правитель, что ему прилично, а что нет. Даже цветовая гамма, в которой выдержаны обе постановки, схожи. В финале «Лира» раздираемое королевство достается герцогу Олбани. И пусть лично он никого и не убивал, его дорога к власти буквально уложена трупами. Однако в исполнении Алексея Колубкова он являл собой образ мудрого государя, способного собрать королевство воедино и примирить враждующие кланы. Не кажется ли вам, что с той же легкостью, с какой Колубков способен перевоплотиться из Олбани в Авгия, справедливый правитель может стать беспощадным тираном. Кстати, актер в обеих ролях на редкость убедителен и органичен. Если взять за аксиому замечания Каменьковича, что любая власть уродует человека до неузнаваемости, то такое предположение более чем уместно. А следовательно, было бы очень интересно увидеть третий спектакль Каменьковича о свойствах власти (о беззаконьях, о грехах, бегах, погонях), где трансформации был бы подвергнут философ Нестор, получивший власть из рук Геракла. Кто мог бы стать новым персонажем Петра Алексеенко и в кого превратится скромный интеллигент в очках, даже подумать страшно.

Пока же Нестор устраивает грандиозный спортивный праздник — Олимпийские игры. Кстати, интересный парадокс: спектакль по пьесе, запрещенной в СССР, заканчивается парадом героев в белых одеждах в лучших традициях фильма Александрова «Цирк». Но любой праздник подходит к концу, и людям придется начать жить обычной рутинной жизнью. Не превратить ее в очередные авгиевы конюшни — задача архисложная. В спектакле говорится, что справиться с этим можно только одним способом — не врать. Если никто не будет врать, тогда, конечно. Но богиня лжи Ата, побежденная, но не сдавшаяся, голосом потрясающей Марии Большовой очень четко интонирует, делая упор на слове «если». И становится очевидно, что с этой бестией мы еще встретимся, не раз она будет смущать умы царей и героев, которым, как мы знаем, возвышающий обман дороже тьмы низких истин. Так что – ждем продолжения.

Ксения Позднякова

#театроscope