Зимнее путешествие на автомобиле. Владивосток-Москва. День 2

Вернуться к началу

Проснулись мы рано, но долго собирались с силами, чтобы продолжать путешествие. Вчерашняя тысяча километров и двенадцать часов в пути сказывались.

Из недурного - гостиница "Барбарис", в которой мы остановились. С просторными номерами, потертым деревянным полом и идеально чистым постельным бельем. Можно было остаться на завтрак, но сразу после пробуждения есть не хотелось, и мы поехали в город.

Биробиджан, как можно догадаться, совсем небольшой, заснеженный, носящий почти несглаженные следы советского времени. На самом деле, так во всех городах Дальнего Востока, где я была. Кроме Владивостока, конечно. Но у этого города свои отношения с саммитами, форумами, туризмом и изменениями.

Улицы были залиты солнцем, меня охватило новогоднее настроение. В последнем магазине восточной сетки "Самбери" я купила мандаринов и мармелада - кислого себе и сладкого Руслану. Такое вот распределение.

Зимнее болото
Зимнее болото

На выезде из города снова был переезд, местные и запорошенное снегом болото. Мы пили кофе, купленный на единственной в городе "Роснефти" с 98 бензином. Подсказали где искать, к слову, ГИБДДшники - доброжелательно и с любопытством рассматривая GT с владивостокскими номерами.

Мы ели мармелад и болтали, когда я внезапно ощутила напряжение. Руслан поддерживал разговор и в целом вел себя как обычно, но я чувствовала его беспокойство. Немного времени спустя, на остановке, он обошел вокруг машины, присел у багажника и вернулся, нахмурившись.

Мы говорили о поломках. Выезжая зимой на трассу, нужно быть готовым и к холоду, и к опасностям. На заднем сидении, которое в GT оно может выполнять декоративную функцию или служить местом для хранения сумки (и мармелада), лежали два комплекта зимней одежды - теплые штаны, шерстяные носки, свитера, куртки и запасная обувь. Все, чтобы справиться с морозом в -40 градусов и пройти пешком три (или тридцать) километров, если что-то случится с машиной.

И вот, что-то происходило. Я стала смотреть в окно. Вопросов задавать не хотелось, но и ждать, пока Руслан расскажет сам было непросто.

- У нас редуктор течет, - сообщил, наконец, Руслан.

Что такое редуктор я не знала, звучало как нечто солидное.

Впереди показалась эстакада, мы свернули. А дальше ситуация начала задавать вопросы: машина есть, эстакада - тоже. Шипов на резине нет, потому что она всесезонная. Еще места нет - в самом прямом смысле. Низкая спортивная GT возвышалась над землей всего на 9 сантиметров. Скользя и пробуксовывая, с минимальным расстоянием до бампера, начался подъем. Ламбада задом на скользком подъеме длилась долго и, наконец, кузов немного ушел вверх. Бампер прилег в сугроб.

А с машиной была беда. Отходил, утратив прочность, сальник и из редуктора капля за каплей вытекало масло. Заменить сам редуктор в дороге было, конечно, невозможно. Новый сальник мог спасти положение и позволить совершить путешествие, а уже затем взяться за глобальный ремонт.

Сейчас главной проблемой было вытекавшее масло. Сальник поменять можно было не раньше Читы, до которой было почти две тысячи километров и, притом, по одной из самых опасных трасс России.

Разовым решением было пополнять запасы масла в ближайшие два дня и надеяться, что редуктор с неисправным сальником дотянет до первого крупного города - Читы.

Руслан приободрился, это послужило сигналом и мне. Пока он готовил машину к старту, я прогуливалась по эстакаде, щурясь по-кошачьи на солнце. Посмеивающийся Руслан поймал момент.

Был уже полдень и дальше часы полетели легко и быстро. Мы ели мандарины, отмечая их важное свойство - прохладный и кисловатый сок освежал и бодрил, немаловажный лайфхак в пути!

К вечеру, сразу после наступления темноты, мы приехали к Циолковскому. Городу в Амурской области, находящемуся у самого подножия космодрома "Восточный". Раньше это был поселок с названием "Углегорск", но угля здесь никогда не добывали. Таким образом маскировали строительство ракетных шахт. В 5 километрах здесь железнодорожная станция, в 110 - граница с Китаем, а вокруг - просто лес.

Настало время принимать решение о том, как пройти оставшиеся километры до Читы. Дороги было - 1400 километров от Циолковского, из них 1000 - от развилки на Якутск и Магадан, откуда начинаются опасные, малонаселенные места, где, говорят, все еще "хлопают" машины.

Было семь часов вечера. Продолжив путь, мы ехали бы медленно и тратили в ночное время много сил - трассы были неосвещенные и заметенные снегом. Времени на отдых осталось бы мало, а на следующий день нас ожидала опасная трасса, проблемный редуктор и невосстановленные силы.

Поэтому мы решили остаться в Циолковском, как следует выспаться и идти на следующий день 1400 километров до Читы.

И тут оказалось, что Циолковский - закрытый город. Буквально - огороженный бетонным забором.

Выглядело на самом деле любопытно: за забором виднелись здания, у нескольких шлагбаумов дежурили машины с черными номерами, возле них стояли люди в форме ФСБ. Да и вообще за забором было оживленно - работал небольшой магазинчик, вокруг него группами встречались люди, прошла пара мужичков с пивом, несколько военных в форме, остановил проезжавшую машину ДПСник. Такой вот мирный вечер у космодрома.

Почему такая активность за забором осталось неясным, но тут Руслан заметил разрыв между бетонными блоками, ведший в заснеженный двор с темно-синими елями. Во дворе было двухэтажное длинное здание - все в гербах.

Руслан пошел изучать местность. Оказалось, перед нами - гостиница, где размещаются делегации приглашенных на космодром. До недавнего времени здесь тоже был забор, но теперь у нас появился шанс переночевать.

Администратор была доброжелательной, но глядела с легким подозрением. Двое, ночью, на непригодной для зимы машине, явились в закрытый город и просят ночлега в гостинице для правительственных делегаций. А еще, наверняка, она видела, как мы дрифтили во дворе (здесь нужно смайлик поставить, который глаза закатывает).

В общем, прямо возле ресепшена была пара номеров, куда нас и поселили. Видимо, неблагонадежных побоялись пустить в недра заведения.

Впрочем, мы не жаловались. Комната напоминала общежитие с двумя кроватями, тумбочками, столиком и вешалкой. Разве что пол был с подогревом. Мы сели ужинать, я захотела посмотреть на елки, подошла к окну и выглянула.

С подоконника на меня смотрел кот.

Большой, персиковый и очень пушистый. Мы встретились взглядами, кот спрыгнул во двор. Остались только отпечатки лап. Началась суета - мы потрошили сосиску. Пришел еще один кот, молочно-белый.

Пришлось вскрыть москитную сетку, чтобы кидать сосиску на улицу. Тут во дворе показались ФСБшники и двинулись вдоль здания. Мы залегли.

Сидя под подоконником Руслан тяжело вздохнул:

- Мне тридцать лет.

- Ага, - я высунула нос в окно и снова спряталась, - А еще ты русский рэп слушаешь.

- Я слушаю только Oxxxymironа!

- Ну, да. А еще иногда падаешь до ЛСП, - фыркнула я.

- Да откуда в тебе это! - сокрушенно воскликнул Руслан.

Мы высунулись. Коты доедали сосиски.

Времени было девять вечера. Самое подходящее, чтобы посмотреть "Плохого Санту" и ложиться спать. Утренний выезд был намечен на пять часов и впереди была дорога через самые глухие места страны.

Читать День 3

Большие историй и снимков в Instagram

Перейти в блог