Зимнее путешествие на автомобиле. Владивосток-Москва. День 5

Вернуться к началу / Читать День 4

В паре сотен километров от Улан-Удэ, сидя в маленьком спортивном купе на всесезонной резине, мы оказались зажаты между буксующих, проскальзывающих фур.

Снег залеплял лобовое GT, мешая высматривать бреши во встречных и попутных заторах. Руслан называл фуры "пирожочками" и лавировал между ними.

Я вытащила с заднего сидения толстовку и собрала в хвост волосы. Почему-то мысль, что на улице минус восемнадцать и порывистый ветер со снегом, была очень спокойной: я просто думала, что получится еще на себя надеть и как далеко придется шагать, если что-то случится. Сети не было.

Но на последней сотне километров перед Улан-Удэ все отступило. Мы обошли фуры и в то же время кончился снег. Дорога была извилистой, но становилась равниннее. Нас обступил лес и завибрировали мобильники - подцепился 3G.

- Маша, что по навигатору?

Мы были совсем близко к городу. Маршрут на Иркутск уводил по самому его краю дальше. Но нам на сегодня было достаточно.

- Улан-Удэ мы проезжаем, до Иркутска 450 километров.

На выезде голосовала женщина с чемоданом - выглядела сюрреалистично и сосредоточенно. Руслан проводил ее взглядом в зеркале:

- Сегодня дальше не поедем точно - перед Байкалом начинаются горы, а сто километров от Байкала до Иркутска - вообще сплошной серпантин (так и было, Култукский тракт - впечатляюще красиво и так же опасно). Надо ночевать, завтра ехать до Иркутска и там решать, что дальше.

- Это гостиница? - слева от нас был двухэтажный домик с воротами.

Постояльцев в мотеле не было, замков тоже, а чтобы лечь спать я захватила из машины подушки и пледы (настолько невдохновляюще выглядела кровать).

Но разницы никакой, конечно, не было.

Наутро мы выезжали с рассветом. Солнце было тусклым и зимним, дорога казалась очень четко очерченной. Стало резко теплее и сквозь снег проступил асфальт и грунт.

Вдалеке виднелись заснеженные вершины. Земляная дорога эпизодически наполнялась техникой, расчищавшей снег.

Справа начался Байкал. В редкие просветы между деревьев блистала незамерзшая черная толща воды, находящаяся удивительно близко. По самому краю озера тянулась Кругобайкальская железная дорога. С 1956 года - это тупиковый участок Байкал-Слюдянка. Дорога лежит на труднодоступной стороне озера и остается важной частью коммуникаций. За 89 километров и 4 часа 40 минут она проходит через 15 каменных галерей, 3 железобетонных галереи с отверстиями, 248 мостов и виадуков, 268 подпорных стенок. По количеству инженерных сооружений - это первое место в России, и одно из первых - в мире. Кроме того, все они строились по нетиповым проектам и сейчас представляют историческую ценность.

Недолго шел снег, запорошивший ели и путь - пушисто и сказочно.

Огибая озеро с самой его узкой стороны, мы провели больше двух часов.

У самой воды расположился поселок Листвянка. Цветные, аккуратные, выглядящие добротно домики.

Байкал промерзает долго. К концу декабря тонкая корочка льда едва охватывает берег. К слову, корочку я решила испытать на прочность и повторять экспериментов не рекомендую.

Озеро остывает вплоть до января, покрываясь льдом в феврале. В марте здесь время катаний на льду. Тепло приходит так же долго - озеро оттаивает во второй половине весны, прогревается летом и купальный сезон становится приятным в районе августа.

Было тихо, ощущения сибирской зимы не было - в Листвянке мало снега, извилистая дорога проходит по серым, неплотно покрытым лесом гористым склонам, спускаясь к поселку. По утреннему времени людей на улицах было немного. Кто-то колол дрова во двориках, стряхивал с калиток снег.

Место для жизни тихое и почти сюрреалистичное. И эта холодная вода, и аккуратные домики, и укатанные земляные дороги, спускающиеся к уходящему в горизонт озеру. С верхних точек поселок выглядел небольшим и будто разлинованным. Замершим.

Пасмурная, но очень ясная погода, ледяной ветер от воды и округлые, шлифованные камни. Несмотря на холод, уходить не хотелось. Все серое, холодное и величественное, и пахнет широтой.

Руслан собирался поспать немного прямо в машине перед серпантинами, но раздумал. Ветер с Байкала бодрит, будьте уверены.

Мы купили омуля - то еще действо. Сразу за Листвянкой начинается подъем на Култук, открывая видовые площадки на Байкал. На одной из площадок полукругом - деревянные прилавки, огороженные сбитыми из досок стенками. За ними, завернутые в шали и платки, стоят местные жительницы. Торгуют омулями и сувенирами.

Отправившийся за покупками Руслан вернулся с ворчанием. Во-первых, омуля пришлось приладить в багажник, и он опасался ароматов. А во-вторых, стоило ему выйти из машины, как все торговцы хором начали кричать про своего омуля.

- Куплю-то я все равно только одного!

Победив обстоятельства, мы выехали на тракт. Зимняя дорога через горы и лес, оживленная достаточно, чтобы опасаться фур на крутых поворотах и захватывающая настолько, чтобы включить Holy Mountains - System Of A Down.

А дальше были серпантины.

Вплоть до самого Иркутска они непредсказуемо и витиевато бежали и вдруг резко распрямились в длинную линию.

Дорогу залило солнцем. Пассажиры соседних машин смотрели на GT с дальневосточными номерами во все глаза.

На самом въезде в город любопытное зрелище - Ангара, широкая и с заметным течением, как и Байкал, еще не замерзшая. По ее берегам морозно белые, все в толстом слое инея - деревья. Влажный ветер с реки закрыл их панцирем, светящемся на солнце.

Въезд в Иркутск
Въезд в Иркутск

Об Ангаре есть любопытная притча. Широкая и быстрая река не замерзает так долго, питаясь водой Байкала. Будто дерзкая дочь сбежала от отца-Байкала к Енисею.

Времени было - два часа, по ощущениям - утро. Мы скоро были в центре, рядом со 130 кварталом. У местного символа - Бабра (мифический зверь, на старорусском так называли пантер и ягуаров, но больше всего он похож на соболя; иронично, потому что именно соболя иркутский бабр победно держит в зубах).

Поели поз, они же бурятские буузы. Это что-то наподобие тюркских мант или кавказских хинкали - мясо с бульоном в мешочке из теста. На самом деле подобная идея посетила и китайцев, назвавших эти мешочки с мясом - момо, цзяоцзы и баоцзы, и монголов - мантуун бууз, и славян - вареники и пельмени, и итальянцев - равиоли.

В Бурятии насчет поз - много заметного. Много хипстерски и модно выглядящих заведений. Еще больше - традиционных бурятских, с липкими клеенками и смачными запахами, где подают "правильные" буузы.

Бурятские буузы
Бурятские буузы
Торжественный зверь на заднем фоне - тот самый Бабр с соболем в зубах
Торжественный зверь на заднем фоне - тот самый Бабр с соболем в зубах

А сразу за бабром начинается прогулочный квартал - как с открытки. Десять лет назад из находящихся в центре ветхих деревянных домиков восемнадцатого века расселили жителей, отреставрировали постройки, а часть - построили заново или перенесли из других районов города.

В нарядно-ярмарочных домиках из темных бревен находятся рестораны, сувенирные и ремесленные лавки и даже мини-отель. Квартал идет верхней и нижней улицами, упирается в большую площадь, с которой можно попасть в большой торговый центр, находящийся частично под кварталом.

Первый, кто попался на глаза при входе в квартал, был Дед Мороз.

В красной шубе, с ватной, немного блестящей бородой и посохом, он направлялся к центру квартала мимо вывесок про крафтовое пиво, грифельных досок с объявлениями, новогодней елки и множества гуляющих в последнее воскресенье 2017 года.

На входе в квартал стояла наряженная к праздникам ель
На входе в квартал стояла наряженная к праздникам ель

GT осталась неподалеку от входа в квартал. Парковочное место на улице в центре нашлось без труда, а вот на подземную парковку протянулась длинная очередь. И если движение на улицах Иркутска агрессивное и диковатое, то здесь, в пешеходное зоне, была полная идиллия.

Вид на 130 квартал сбоку
Вид на 130 квартал сбоку

Атмосфера царила рождественская и праздная. Давешний Дед Мороз фотографировался со всеми желающими, люди покупали глинтвейн в картонных стаканчиках и несли крафтовые пакеты с сувенирами.

После опасностей вчерашней ночной дороги под Улан-Удэ это было как оказаться в другом мире или в сказке. Так все уютно и легко.

Я вспомнила одну сувенирную лавку, найденную года полтора назад - я тогда впервые была в Иркутске. Снимала корпоративный фильм, пробовала кедровый грильяж и интересовалась местными мастерами.

Лавка расположилась в самом конце квартала и я даже вспомнила название - "Искусства & ремесла". Хозяйка собрала отличную коллекцию - сундуки, игрушки, картины, поделки из дерева и камней, елочные украшения. Все ручной работы местных мастеров. Я повела туда Руслана, покупать новогодние подарки для новосибирцев.

Хозяйку лавки я узнала сразу, и, самое любопытное, меня она узнала тоже, несмотря на мимолетность разговора много месяцев назад.

В тот раз в ходу снова был booking, предложивший по акции дня уютный мини-отель "Таормина", переоборудованный из одного крыла новостройки типа "гостинки" - с общей кухней и крошечными номерами.

Решено было в этот день отдохнуть и продолжить путь назавтра - до Красноярска. А этот вечер провести с иркутским коллегой - Славой. Года полтора назад мы все еще работали в Новосибирске. А потом Слава уехал в Иркутск - развивать бизнес компании на Байкале.

Возвращаясь от Славы в отель, встретили еще одного старого знакомого. За рулем такси оказался другой новосибирский коллега по той же компании, вернувшийся несколько лет назад в Иркутск.

Той ночью циклон, накрывший нас под Улан-Удэ, разыгрался с новой силой. Находящийся в двух днях пути Новосибирск накрыло плюсовой температурой, волна тепла потянулась дальше - через Красноярск к Иркутску. Дороги замело небывалым количеством осадков и схватило тонкой и прочной коркой льда.

Читать День 6

Большие историй и снимков в Instagram

Перейти в блог