Почему НЛП это фикция

8 December 2019

Белорусский «Институт Современного НЛП» даёт такое определение феномена «Нейролингвистического программирования»:

«НЛП – искусство и наука о совершенстве, результат исследования того, как выдающиеся люди в различных областях своей деятельности достигают наивысших результатов. НЛП – способ эффективно мыслить и действовать в этом мире. Тренинги НЛП позволяют исследовать то, КАК люди думают и о тех изменениях, которые оказываются возможными». Источник

Глава тренингового центра «Азбука НЛП» Михаил Дернаковский предлагает следующее определение:

«НЛП – направление практической психологии, изучающее структуру субъективного опыта человека, разрабатывающее технологии моделирования людей, успешных в какой-либо области и использующее эти модели».

В тренинговой группе «Дао НЛП» мне пояснили следующее:

«НЛП – это моделирование. Моделирование навыков <…> НЛП – это просто бренд, название, которое у всех на устах и в книжках. НЛП не научно. Все делается в рамках поведенческого моделирования, не залазя в глубокие дебри науки. Например, мы взяли людей КВН-щиков и расспрашивали, как они придумывают шутки, потом сами стали сочинять шутки. Потом стали обучать на курсе “Юморология”. Вот это и есть суть НЛП».

Итак, три белорусских НЛП-центра высказывают три разных мнения: это сфера науки («направление практической психологии»), это вне научная сфера (обывательская попытка найти в поведении мастеров модели для подражания), это одновременно и научный и вне научный феномен («искусство и наука о совершенстве»).

Куда более однозначна английская Википедия /1/:

«В начале 1980-х годов НЛП рекламировалось как важный прогресс в психотерапии и консультировании, и привлекло некоторый интерес к консультационным исследованиям и клинической психологии. Однако, поскольку контролируемые испытания не показали никакой пользы от НЛП, и его сторонники заявляли все более сомнительные претензии, научный интерес к НЛП исчез /2/. Многочисленные обзоры литературы и метаанализы не выявили доказательств верности утверждений НЛП или эффективности его в качестве терапевтического метода.

Хотя некоторые НЛП-практики утверждали, что отсутствие эмпирической поддержки связано с недостаточным исследовательским тестированием НЛП, консенсусное научное мнение заключается в том, что НЛП является лженаукой и что попытки отклонить результаты исследований на основе этих аргументов «[Являются] признанием того, что НЛП не располагает доказательной базой и что практикующие НЛП ищут постсоветский авторитет» /3/. Исследования в академическом сообществе показали, что НЛП широко дискредитировано среди ученых /4/. Среди причин для рассмотрения НЛП как псевдонауки тот факт, что доказательства в его пользу ограничены анекдотами (неподтверждёнными историями) и личными свидетельствами /5/, что оно не снабжено научным пониманием нейронауки и лингвистики /6/ и что название “Нейролингвистическое программирование» использует слова научного арго, чтобы произвести впечатление на читателей и запутать идеи, тогда как НЛП само по себе не связывает никаких явлений с нервными структурами и не имеет ничего общего с лингвистикой или программированием /7/. Фактически, в образовании НЛП используется в качестве ключевого примера лженауки /8/».

Итак, в мире науки после многочисленных академических исследований споров о статусе НЛП нет: это классическая лженаука, эффективность собственных методов которой не превышает эффективность «плацебо» или самовнушения. Не удивительно, что контрольные органы Великобритании запретили в рекламе представлять НЛП как науку.

С другой стороны, НЛП использует ряд методик, взятых из действительно научных направлений, только под другими именами. Например, создание условных рефлексов или обусловливание (привет академику Павлову и американскому бихевиоризму) продаётся в НЛП под именем техники «якорения». Однако вследствие искажённого понимания научных предпосылок и встраивания в контекст собственной оторванной от реальности мифологии эффективность «анкерования» ниже, чем обусловливания в когнитивно-поведенческой терапии.

Не выдерживает критики и апелляция НЛП-практиков к лингвистике и психолингвистике. Заслуженный профессор психолингвистики (Университет Неймегена имени святого Радбода Утрехтского) и бывший директор Института по психолингвистике Макса Планка (Нидерланды) Вилем Левельт считает, что НЛП не информировано о лингвистической литературе, оно основано на размытых представлениях, которые давно устарели, концепции лингвистики им не были правильно истолкованы или являются просто измышлениями, а выводы основаны на неправильных предпосылках. Теория и практика НЛП не имеют ничего общего ни с нейрофизиологическими знаниями или лингвистикой, ни с информатикой, ни с теорией программирования /9/.

Не подтверждаются исследованиями и ключевые практические предпосылки НЛП относительно предпочитаемой репрезентативной системы и сигналов глазного доступа /10/.

Даже та упрощённая модель билатеральной структуры психики, которая используется в методиках НЛП-культа, не соответствует современным экспериментальным данным /11/. Например, выяснилось, что функциональная асимметрия работы головного мозга носит не глобальный, а парциальный характер. Выделяют моторные асимметрии (мануальную, ножную, оральную, глазодвигательную и т. д.), сенсорные (зрительную, слуховую, тактильную) и психические (асимметрия организации речи и других психических функций). В разных системах характер функциональной асимметрии может быть неодинаков. Каждая конкретная форма функциональной асимметрии отличается своей степенью, мерой выраженности. Можно говорить о сильной или слабой асимметрии. Функциональная асимметрия больших полушарий у взрослого человека это продукт действия биосоциальных структур. Как показали исследования, проведенные на детях, основы функциональной специализации являются врожденными, но по мере развития ребенка происходит усовершенствование и усложнение механизмов межполушарной асимметрии и межполушарного взаимодействия /12/.

Многие, впрочем, готовы мириться с не научностью НЛП ради тех якобы выдающихся результатов, которые оно даёт на практике. Но и практическая эффективность НЛП опровергнута исследованиями. Так, в докладе 1998 года Национальный Комитет по науке США (The National Science Foundation; NSF) обобщил данные научных исследований:

«Ни индивидуально, ни в группах эти исследования не смогли обеспечить эмпирически обоснованные доводы в поддержку выдвигаемых НЛП предположений… и эффективности НЛП. Комитет не может рекомендовать практическое применение такой техники, состоятельность которой не подтверждается на практике».

А Национальный Совет по Борьбе с Мошенничеством в Сфере Здравоохранения (The National Council Against Health Fraud) называет НЛП “сомнительной терапией” (“dubious therapy”). По-солдатски прямо высказался технический директор Армейского Исследовательского Института (Army Research Institute) Эдгар Джонсон (Edgar Johnson), возглавлявший Проект Jedi по проблемам НЛП: «Многие данные свидетельствуют: НЛП не работает».

В одном исследовании было показано, что техники НЛП снижают тревогу не более эффективно, чем простое ожидание в течение часа /13/.

Другой исследователь пишет:

«Это исследование сравнило методы НЛП типа ведения, метафоры и фонематических схем с двумя намного более простыми не-НЛП контролируемыми условиями: директивно-информирующее условие и только информирующее плацебо-условие. Никакие различия в аттитюдах не были найдены среди условий, но не-НЛП директивно-информирующее контролируемое условие продемонстрировало значительно большую убедительность в поведенческой системе измерения, показав результат, противоположный предсказанному практикующими НЛП» /14/.

Плачевно для НЛП закончилось и исследование Фромма и Дэниеля:

«Выявились значительные взаимные корреляции (колеблющиеся около r =0,7) между поведением субъекта в различных сенсорных модальностях, что является единственно возможным результатом, который не был предсказан НЛП» /15/.

Таким образом, НЛП не представляет ни научной, ни практической ценности.

Отчасти из-за юридических споров вокруг бренда «НЛП», отчасти из-за попытки дистанцироваться от дискредитирующих исследований на рынке НЛП-практик появились новые марки, такие как «Новый код НЛП», ЕСВ (Единая Структура Воздействия), «НЛП-3», NHR /16/, DHE /17/. В действительности это те же паранаучные идеи и технологии сомнительной эффективности, только в новой упаковке.

Тем не менее НЛП существует как успешный коммерческий продукт со всеми чертами псевдопсихологического, псевдонаучного клиентурного культа, хорошо продаваемый за счёт того, что сулит невероятный успех почти во всех сферах человеческой жизни: в бизнесе, человеческих отношениях, в психотерапии… в соблазнении и интимной жизни. И всё это в наукоподобной упаковке, украшенной субъективными положительными свидетельствами вымышленных и реальных НЛП-культистов.

Представления о невероятной эффективности НЛП-технологий живут в сознании обывателей за счёт широкой пропаганды в масс-медиа соответствующих культовых мифов. Ситуация схожа с убеждённостью большинства в высокой эффективности сектантских вербовщиков, владеющих, якобы, почти неодолимыми технологиями порабощения сознания. В действительности же статистические данные говорят о малой эффективности вербовочных мероприятий даже в самых нашумевших культах и сектах и о достаточно серьёзной «текучке» среди членов /18/. НЛП-продавцы иногда паразитируют на предубеждениях обывателей и не отказывают себе в удовольствии заявить, что в сектах и культах используются НЛП-технологии.

Помимо прочего, многие антропологи и социологи классифицируют НЛП как квазирелигию в рамках движения «Новый век» (New Age) или «Движения человеческого потенциала» /19/.

Медицинский антрополог Жан М. Лэнгфорд классифицирует НЛП как форму народной магии, т.е. практики с символической эффективностью (против физической эффективности), приводящей к изменениям через неспецифические эффекты (например, плацебо).

Для него это подобие синкретической народной религии, «которая пытается вывести магию народной практики в науку о профессиональной медицине» /20/.

Известно, что основатели НЛП Бендлер и Гриндер находились под влиянием шаманизма, описанного в книгах Карлоса Кастанеды /21/. Поэтому некоторые идеи, включённые в НЛП, заимствованы у него. Это касается, например, «двойной индукции» /22/ и «остановки мира» /23/.

Некоторые авторы классифицируют НЛП как разновидность психорелигиозного культа, в котором происходит подмена монотеистического Бога бессознательным. Если в монотеистических практиках положительная трансформация личности возможна только с опорой на поддержку трансцендентного Бога, то в НЛП и подобных практиках фокус сосредоточен на собственном бессознательном, которое в культовом мифе преподносится как источник невероятного потенциала для самотрансформации и саморазвития /24/.

Православные авторы чаще всего критикуют НЛП за утилитарный взгляд на ближнего. Модель мышления, формируемая НЛП-курсами, приучает видеть в других людях не цели, а средства для достижения личных целей и пытаться манипулировать ими. Между тем, инструментально-манипулятивное отношение к личности неприемлемо с позиции христианской нравственности.

Второй несовместимой с православием пресуппозицией НЛП является отрицание истинных и ложных картин мира. Догмат НЛП-культа: «Карта – не территория», извращает мысль Альфреда Коржибского и перетолковывает в том смысле, что любая внутренняя картина мира субъективна, не отражает реальности, да и не должна. Создавать свою картину мира имеет смысл не по критериям соотнесения с реальностью, не по оценке истинности и ложности, но только по критериям утилитарной пользы и эффективности. При создании «Нового кода НЛП» Джон Гриндер и Кармен Бостик зашли ещё дальше – до абсолютного солипсизма: «Мы полагаем, что Коржибский был излишне консервативен, когда сказал, что карта – это не территория. На самом деле мы предполагаем, что и территория – это тоже не территория» /25/.

Для Альфреда Коржибского «карта – не территория» означает, что описание реальности не есть сама реальность. Но в то же время он настаивает, что карта может обладать структурой, схожей или несхожей со структурой территории /26/. Но в догматике НЛП-культа соответствие карты реальности вообще перестаёт играть какую-либо роль. Парадоксальным образом догмат: «Карта – не территория» превращается в солипсическую тюрьму личности, для которой реальны и значимы лишь собственные «карты». С одной стороны, личность получает свободу на своё усмотрение перерисовывать такое оторванное от объективной реальности полотно мира. А с другой эти воображаемые карты и превращаются в единственную территорию бытия. Таким образом, в НЛП де-факто карта тождественна территории.

Ещё одно непримиримое противоречие с православной традицией — требование безраздельного доверия бессознательному. Согласно доктрине НЛП-культа, бессознательное лучше сознательного «я» знает, что нужно и полезно человеку. Однако по данным православной аскетики именно в сфере бессознательного укоренены страсти. И техники трезвения и «мысленной брани» как раз направлены на рефлексию и нравственный «просев» того, что всплывает из глубин бессознательного /27/.

Примечания

/1/ Перевод с английского Олега Нагорного.

/2/ 1. Devilly, Grant J. (1 June 2005). “Power Therapies and possible threats to the science of psychology and psychiatry”. Australian and New Zealand Journal of Psychiatry. 39 (6): 437–445. 2. Gelso, C J; Fassinger, R E (1 January 1990). “Counseling Psychology: Theory and Research on Interventions”. Annual Review of Psychology. 41 (1): 355–386.

/3/ Roderique-Davies, G. (2009). “Neuro-linguistic programming: Cargo cult psychology?”. Journal of Applied Research in Higher Education. 1 (2): 58–63.

/4/ 1. Norcross, John C.; Koocher, Gerald P.; Garofalo, Ariele (1 January 2006). “Discredited psychological treatments and tests: A Delphi poll.”. Professional Psychology: Research and Practice. 37 (5): 515–522. 2. Norcross, John C.; Koocher, Gerald P.; Fala, Natalie C.; Wexler, Harry K. (1 September 2010). “What Does Not Work? Expert Consensus on Discredited Treatments in the Addictions”. Journal of Addiction Medicine. 4 (3): 174–180. 3. Glasner-Edwards, Suzette; Rawson, Richard (1 October 2010). “Evidence-based practices in addiction treatment: Review and recommendations for public policy“. Health Policy. 97 (2–3): 93–104.

/5/ 1. Biedermann, Heinz-Joachim; Bradley, E. Jane (1 January 1985). “Bandler and Grinder’s neurolinguistic programming: Its historical context and contribution.”. Psychotherapy: Theory, Research, Practice, Training. APA. 22 (1): 59–62. 2. Tye, Marcus J.C. (1994). “Neurolinguistic programming: Magic or myth?”. Journal of Accelerative Learning & Teaching. 19 (3–4): 309–342.

/6/ 1. Biedermann, Heinz-Joachim; Bradley, E. Jane (1 January 1985). “Bandler and Grinder’s neurolinguistic programming: Its historical context and contribution.”. Psychotherapy: Theory, Research, Practice, Training. APA. 22 (1): 59–62. 2. Levelt, Willem J.M (1996). “Hoedt u voor neuro-linguistische programmering”. Skepter (in Dutch). Skepsis. 9 (3).

/7/ 1.Witkowski, Tomasz (1 January 2010). “Thirty-Five Years of Research on Neuro-Linguistic Programming. NLP Research Data Base. State of the Art or Pseudoscientific Decoration?”. Polish Psychological Bulletin. 41 (2). 2. Corballis, M.C. (1999). “Are we in our right minds?”. In S.D. Sala. Mind Myths: Exploring Popular Assumptions About the Mind and Brain (Repr. ed.). Chichester, UK: John Wiley & Sons. p. 41. 3. Drenth, Pieter J.D (2003). “Growing anti-intellectualism in Europe; a menace to science”. Studia Psychologica. 45: 5–13. 4. Beyerstein, B.L (1990). “Brainscams: Neuromythologies of the New Age”. International Journal of Mental Health. 19 (3): 27–36 (27). 5. Weisberg, D. S.; Keil, F. C.; Goodstein, J.; Rawson, E.; Gray, J. R. (2008). “The Seductive Allure of Neuroscience Explanations”. Journal of Cognitive Neuroscience. 20 (3): 470–7.

/8/ 1. Lum.C (2001). Scientific Thinking in Speech and Language Therapy. Psychology Press. p. 16. 2. Lilienfeld, Scott O.; Lohr, Jeffrey M.; Morier, Dean (1 July 2001). “The Teaching of Courses in the Science and Pseudoscience of Psychology: Useful Resources”. Teaching of Psychology. 28 (3): 182–191. 3. Dunn D, Halonen J, Smith R (2008). Teaching Critical Thinking in Psychology. Wiley-Blackwell. p. 12.

/9/ 1. Levelt, Willem J.M (1996). “Hoedt u voor neuro-linguistische programmering”. Skepter (in Dutch). Skepsis. 9 (3). 2. Winkin Y 1990 Eléments pour un procès de la P.N.L., MédiAnalyses, no. 7, septembre, 1990, pp. 43-50.

/10/ «По мере того, как НЛП становилась все более популярной, были проведены некоторые исследования, и обзоры таких исследований пришли к выводу, что нет научной основы для её теорий о репрезентативных системах и движениях глаз». Thyer, Bruce A.; Pignotti, Monica G. (2015-05-15). Science and Pseudoscience in Social Work Practice. Springer Publishing Company. pp. 56–57, 165–167. (Перевод с англ. Олега Нагорного)

/11/ 1. Еремеева В. Д. Типы латеральности у детей и нейрофизиологические основы индивидуальной обучаемости // Вопр. психол,- 1989.-№6.-С. 128-135. 2. Деглин В.Л., Черниговская Т.В. Решение силлогизмов в условиях преходящего угнетения правого или левого полушарий мозга // Физиол. человека.- 1990.- Т. 16, №5.- С.21-28. 3. Зальцман А.Г. Особенности переработки зрительной информации в правом и левом полушариях головного мозга человека // Физиология человека,- 1990.- Т. 16, №2,- С. 135-148. 4. Богданов Н.Н. Дерматоглифика пишущих левой // Вопр. психол.-1997.-№2.-С. 76-87. 5. Вассерман Л.И., Дорофеева С.А., Меерсон Я. А. Методы нейропсихологической диагностики.- СПб., 1997.- 304 с.6. Gardner H. What we know (and don’t know) about the two halves of the brain // Harvard Magazine.- 1978.- N. 80.- P. 24-27. 7. Prince G. Putting the other half of the brain to work // Magazine of human Resources Development.- 1978,- Vol. 15.- P. 57-61 8. Grabowska A., Herman A., Nowicka A., Szatkowska I., Szelag E. Individual differences in the functional asymmetry of the human brain // Acta Neurobiol. Exp. Warsz.- 1994,- Vol. 54, N. 2.- P. 155-162.

/12/ Проблема межполушарной асимметрии мозга и межполушарного взаимодействия // Студопедия.

/13/ Krugman, Martin. Neuro-linguistic programming treatment for anxiety: Magic or myth? // Journal of Consulting and Clinical Psychology. 53(4), Aug 1985, 526—530.

/14/ Dixon, PN; Parr GD; Yarbrough D; and Rathael M. (1986). Neurolinguistic Programming as a Persuasive Communication Technique. The Journal of Social Psychology, 126(4), 545—550.

/15/ Fromme DK & Daniel J (1984). Neurolinguistic Programming Examined. Journal of Counseling Psychology 31 (3) 387—390.

/16/ Neuro Hypnotic Repatterning; англ.: копирование нейрогипнотических паттернов.

/17/ Design Human Engineering; англ.: дизайн человеческих ресурсов.

/18/ См. подробнее: Существует ли в сектах «промывание мозгов»?

/19/ (Human Potential Movements). Hunt, Stephen J. (2003). Alternative Religions: A Sociological Introduction . Hampshire: Ashgate Publishing Ltd; Barrett, David V. (1998). Sects, Cults and Alternative Religions: A World Survey and Sourcebook . Singapore: Blandford Press; Whiworth, Belinda (2003). New Age Encyclopedia: A Mind, Body, Spirit Reference Guide (1st ed.). New Jersey: New Page Books; Kemp, Daren; Lewis, James R., eds. (2007). Handbook of New Age (1st ed.). Leiden: Brill; Aupers, Stef; Houtman, Dick, eds. (2010). Religions of Modernity: Relocating the Sacred to the Self and the Digital (1st ed.). Leiden: Brill. pp. 115–132; Hammer, Olav; Rothstein, Mikael, eds. (2012). The Cambridge Companion to New Religious Movements (1st ed.). Cambridge: Cambridge University Press. p. 247; Cresswell, Jamie; Wilson, Bryan, eds. (1999). New Religious Movements: Challenge and Response (1st ed.). London: Routledge. p. 64; Edwards, Linda (2001). A Brief Guide to Beliefs: Ideas, Theologies, Mysteries, and Movements (1st ed.). Kentucky: Westminster John Knox Press. p. 573; Walker, James K. (2007). The Concise Guide to Today’s Religions and Spirituality (1st ed.). Oregon: Harvest House Pubslishers. p. 235; Clarke, Peter B., ed. (2006). Encyclopedia of New Religious Movements (1st ed.). London: Routledge. pp. 440–1.

/20/ Langford, Jean M. (February 1999). “Medical Mimesis: Healing Signs of a Cosmopolitan “Quack””. American Ethnologist. Wiley. 26 (1): 24–46.

/21/ 1. Grinder, John; DeLozier, Judith (1987). Turtles All The Way Down: Prerequisites To Personal Genius (1st ed.). California: Grinder & Associates. 2. Grinder, John; Bostic St. Clair (2001). “Chapter 3: The New Code”. Whispering In The Wind. J & C Enterprises. p. 174.

/22/ McClendon, Terrence L. (1989). The Wild Days. NLP 1972–1981 (1st ed.). p. 41.

/23/ Grimley, Bruce (2013). Theory and Practice of NLP Coaching: A Psychological Approach (1st ed.). London: Sage Publications Ltd. p.31.

/24/ Jeremiah, David (1995). “Chapter 9 Corporate Takeovers”. Invasion of Other Gods: The Seduction of New Age Spirituality (1st ed.). W Publishing Group.

/25/ Джон Гриндер и Кармен Бостик, «Шепот на ветру», 2001.

/26/ Korzybski A. A Non-Aristotelian System and its Necessity for Rigour in Mathematics and Physics. Доклад в Американском математическом обществе (Новый Орлеан, штат Луизиана, США). Встреча American Association for the Advancement of Science. 28 декабря, 1931 года. Перепечатано в «Science and Sanity», 1933, стр. 747—761. (англ.)

/27/ Лепехин Н.Н., Взгляд православного психолога на НЛП