Про самого честного директора совхоза

В начале нулевых нашему совхозу пришел окончательный конец. Заниматься сельским хозяйством без поддержки стало убыточным делом. Все, что было построено и куплено еще при СССР, пришло в негодность. В этих условиях директором совхоза был поставлен обычный шофер Геннадий. Да и он не хотел идти, единственно, у него появился шанс возвратить себе аннулированную зарплату за конец 90-х.

Руководить Геннадий не умел, поэтому совершенно неудивительно, что через год совхоз очутился в еще большей яме. В основном это было связано с массовым увольнением рабочих по причине невыплаты заработной платы, так как все деньги уходили на погашение кредитов, взятых предыдущими директорами совхоза.

Конечно, объяснить это рабочим Геннадий не мог, так как прекрасно понимал, что человеку на это плевать, ибо хочется получать свою заработную плату без выслушивания причин, почему ее нет.

Как и следовало ожидать, совхоз был объявлен банкротом. Имущество совхоза подлежало распродаже, при этом была возможность у каждого, кто имел долги по зарплате, взять себе определенный кусок имущества.

Самым логичным было взять трактор или комбайн. Техника хоть и была старая, но в умелых руках ею еще можно было долгое время пользоваться.

Основная трудность заключалась в том, чтобы решить - кому чего можно было взять. Тракторов, естественно, на всех бы не хватило. Делили по принципу блата - кто ближе к начальству, тому и право выбора.

Геннадий понимал, что поступает не совсем честно, но другого выхода не было. Да и поставлен он был в не очень удачную ситуацию - все считали, что делит именно он.

Как бы то ни было, три десятки единиц техники были выданы в счет накопившейся за годы бесплатной работы бывшим бригадирам, начальникам и нескольким трактористам, имеющих знакомства и родственные связи с начальством.

Геннадий также решил взять себе частичку совхоза, а именно трактор Т-25. Взял и взял. Причем трактор этот был далеко не лучший, и агрегатов с ним никаких не полагалось. Главный инженер, к примеру, взял Т-40 с двумя телегами, а бухгалтерша вообще взяла почти новый Уазик.

Только вот начала мучить Геннадия совесть. Уж очень сильно казалось ему, что народ его оговаривает, мол, воспользовался служебным положением и взял себе трактор.

Едет он по деревне на тракторе, и кажется ему, что любой встречный в душе его проклинает, типа, себе забрал, а людям ничего не дал. Проездил он стесняясь около года.

А потом вообще чего-то себе вообразил и поставил трактор на навес, чтобы вообще его людям не показывать, может забудут про него.

В принципе, народ уже и забыл. Да и на совхозных землях уже ушлые коммерсанты из Москвы отмывали выданные им на восстановление сельского хозяйства деньги (про это будет отдельная история, из которой вы поймете, почему нашему сельскому хозяйству пришел конец).

Решил Геннадий этот трактор незаметно продать. Съездил в соседние районы и разместил в местных газетах объявления о продаже.

Первый же звонок был такого содержания:

- Здравствуйте. А это вы трактор Т-25 продаете.

- Да я.

- А вы случайно не оттуда то будете?

- Да, именно оттуда, а как вы догадались.

- Да я помню тот трактор, вы же его потом из совхоза забрали себе?

Геннадий расстроился. Вроде бы ведь он его не присвоил, сам зарплату не получал, но у народа выходило как-то по-своему.

В итоге, в областной газете нашел он объявление по покупке тракторов, позвонил, договорился, пригнал и отдал за бесценок.

Ну хоть избавился, пусть даже за небольшие деньги.

А спустя некоторое время его позвали на работу во вновь созданное хозяйственное объединение (типа, товарищество). Устроился он бригадиром. В первый же рабочий день, когда он приехал на бригаду, его встретили словами:

- Здорово, Геннадий. Чего, за новым трактором пришел?