Как жена семью свою спасла

Парень с девушкой как поженились года два назад, так на квартире съёмной и жили-то. Им её снять удалось по деньгам удачненько так, да и вещи в хозяйстве полезные кое-какие в ней были.

И вот молодая решила уборкой заняться, ага. Да не какой-нибудь там обычной, а самой что ни на есть генеральной. И втемяшилось ей шкафы на кухне сверху вымыть. Подумала себе – надо бы убраться там, а то как въехали, и не заглядывала туда, засранка будто какая.

Ну муж, значит, её снизу страхует, а она наверх забралась с тряпкой. А там, понятное дело, пылищи полным-полно. И вдруг видит - что-то там поблёскивает слегка. В руки взяла – а то булавка. Да не из тех, что в любом магазине швейном продают, а интересная такая. Она её в руках крутит-вертит, хотела было в халатик воткнуть, да и дальше себе убираться.

Да тут её будто остановил кто. Вспомнила она, что бабушка ейная сказывала давно ещё про какие-то там подклады. Она-то сама во всякую нечисть не верила, но тут призадумалась слегка. А подробней про подклады-то узнать и бабушки никакой не надо. Сейчас ведь интернет имеется, а там информацию какую хочешь найти можно.

Пошла она за компьютер в общем, а уж минут через двадцать ей уж не до уборки было. Поняла она, что и булавка та самый что ни на есть подклад, который на людей делают случайных. И что в пыли да в уголке укромном лежала – сходится опять же.

Ну что с подкладом тем делать – рецептов, считай, больше ста есть. Как обезвредить его, в смысле. Ну она и выбрала вариант наиболее для них подходящий. Крылья мыши летучей сушёные – это ведь где найдёшь, а соль крупная имеется, искать не надо. Записала она на бумажку слова, которые говорить нужно, да мужа на кухню и зовёт. Дескать, обряд будем проводить специальный.

А тот уже знал, что ежели в голову ей втемяшилось что, так поперёк идти себе дороже выйдет. Ну в игру, как он об этом думал, и включился. А жена обстоятельно к делу подошла. Булавку на сковородку положила и соль на неё сыплет. Да не абы как, а против часовой стрелки. Сковородку с солью, написано было, встряхивать надо иногда. И слова произносить, которые записала. Ну вот муж, бумажку-то чтобы перед глазами держать, как раз и пригодился.

Дождалась она, когда соль почти коричневая станет, от простыни льяной лоскут оторвала, да сковородку ту целиком и завернула. И мужу такая заявляет – надо мол, это в землю закопать. И обязательно на перекрёстке чтоб. И не потом когда, а вот прямо вот этой ночью!

Ну парень только вздохнул, а делать-то и нечего. Теперь и сам за компьютер уселся, чтобы перекресток подходящий найти. Они-то в городе сами. Не в асфальте же среди ночи ковыряться. Да и милиция вряд ли про подклад поймёт опять же.

Скатались они в общем ночью в местность сельскую, да сковородку ту и похоронили. А муж всю дорогу смеётся – бросай, мол, бухгалтерию надомную свою, мол, вон как у тебя с делами мистическими хорошо выходит.

Дня три прошло, она уж и забыла почти, как в ночи с мужем за город каталась. И вот сидит как-то днём одна, а тут в дверь звонят. Открывает – а там женщина незнакомая стоит вида вполне приличного вроде. И говорит невнятное что-то быстро-быстро. Девица прислушалась – а там сковородка да отдай через слово повторяется. И ещё – куда, мол, дела.

Тут её холодный пот и прошиб. Вспомнила она, что читала про то, что за подкладом обязательно прийти должны. Она быстрей дверь захлопнула, да и разревелась. А потом молитву Отче наш на всякий случай прочитала.

Вот как рассудить, это уж кто как сам себе решит. Только год прошёл, и соседка интересуется у них – не приглашали ли они батюшку обряд очистительный проводить. Первые они, кто в квартире той больше двух лет живут. А до них как два года пройдёт, так какая пара ни вселится – уезжает. Да не просто так, а сперва обязательно разведутся.

А, может, вовсе-то и не в подкладе дело. Да и не подклад это никакой вовсе. Ведь они вон какие дружные были. Да ещё и муж уступчивый да веселый попался.

©Helina Bentsioni