Мама плохому не научит? Ну-ну ...

06.04.2018

Жил себе парень один. Ну как парень, вполне себе мужчина, хотя и молодой, значит. Он как институт-то закончил да на работу устроился, родители его быстренько на квартиру другую отселили. Потому что взгляды прогрессивные на жизнь имели. А ещё им внуков хотелось очень. А парень борщ мамин любил и котлеты тоже.

Ну они как рассудили – что, мол, пока он на маминых борщиках-котлетках пасётся, то и пальцем о палец не ударит, чтобы жениться, значит. На всём готовеньком ведь живёт, так чего, мол, и суетиться.

А вот как на корме подножном окажется, на дошираке каком, например, да как за рубашку неглаженную его на работе пристыдят разок-другой, так мозг на поиски девицы хозяйственной, стало быть, и включит.

Но что-то они просчитались. Парень-то утюг действительно осваивать не стал. Он двадцать четыре рубашки купил просто. И в химчистку относить стал. Да и с борщами-котлетами выкрутился. Месяц-то всего дошираками и питался. А потом в интернете как борщ варить и котлеты делать узнал, так и питаться стал нормально.

Но видать шибко мать молилась, чтобы женился сыночек-то. Желание её исполнилось неожиданно и, можно сказать, внезапно.

Он раньше с работы как придёт, так на кухне себе и кашеварит. А в промежутках время коротал на одном очень популярном сайте. Там ему про игру в танки и рассказали. А он взял да и зарегистрировался в игре той. И пошло. У него через месяц аж ангар целый из танков образовался. И не до борщей ему стало всяких. Времени не было потому что.

И вот перешёл он опять на доширак с пельменями, значит. А тут ему желудок слово своё веское сказал. Парень загрустил было, а потом шуры-муры с девицей одной закрутил. Ну она у него и поселилась.

А его в интернетах предупреждали какие женщины привередливые до порядку-то. Ну он к ней с позиции этой приглядываться и начал.

Носки, специально разбросает, например. И ждёт, когда та ругаться станет. А она нет. Она молча их соберёт, да в корзину бельевую и сложит. Борщ чуть не каждый день просить начал. Он-то его сколько хочешь есть мог. А та и ничего, варит.

Танки свои он не бросил, конечно. Но время на игры сократил. Он ведь не зверь какой, коли девушку завёл, то заниматься ей надо, понимал прекрасно.

С родителями его милая такая вся из себя была. Они на свадьбе-то и настояли. Ну и поженились они, ага. И месяца не прошло, как её будто бы подменили.

Борщ, а вот фиг тебе, а не борщ. Я пельмени, мол сварила. Телефон его сроду в руки не брала, а тут он заметил, что все эсэмэски его проверяет. Носок по привычке забыл под диваном как-то, так она скандалище целый закатила.

И на работе от неё спасу нет. Что ни час – то звонит, где он и что интересуется. И делает что. И домой придёт когда. Коллеги уж над ним подсмеиваться стали.

А как-то раз захотел он такой в танки свои поиграть. А ангара-то у него и нет. Как так-то? А она ехидненько и заявляет ему, что продала я их, мол. Потому нечего бюджет семейный на ерунду переводить, значит.

Ну вот это вот последней каплей-то и было. Купил он пять чемоданов, в них аккурат все шмотки ейные поместились. И совместно с ними к мамаше, то есть тёще своей, и отвёз-то.

А напоследок и спросил, коли персик на самом деле хотела, то зачем же огурец-то, мол, покупала.

Девица дура конечно. Потому что своей головой надо жить, а не то делать чему мать учит. А та ей твердила, что потерпи до свадьбы-то мол. А после переделаешь его. И самой невдомёк дуре старой, что мужчину переделать и нельзя вовсе. Вот с дочкиным отцом у самой ведь не получилось. Оттого и мужа теперь нет. И у дочки при подходе таком тоже долго ещё не будет.

© Helina Bentsioni

Без ваших лайков грустно. Поставьте, пожалуйста!