Пограничный день

10 January
A full set of statistics will be available when the publication has over 100 views.

Мой мальчик-сюрприз, приемный сын Богдан, каждый день отчибучивает. Дает понять, что жизнь не мьот. Отращивает на папиной душе кожу бегемота. Учит быстро отделять зерна от плевел. Расставлять приоритеты. Ежедневно практиковаться в поисках своей эссенции. Остро переживать экзистенцию. То бишь существование. И понимать/искать его цель. Охренеть я умный. Да не в том, что нужно.

У некоторых каждый день – День Сурка, а у меня каждый день – день пограничника. Нет, я не служил. И с ФСБ связан только тем, что она (или оно?) меня слушает.

Имею в виду пограничное состояние. Как термин философии и психиатрии.

-Ваш сын материться!

-А что он говорит?

-Это совершенно невозможно произнести!

Гармония в семье. Папа не умеет материться, а сын вот владеет похабным словом.

-Сын, говорят, ты матерился?

-Это не я! Я просто рядом стоял.

-Что хоть говорили-то? Какие слова?

-Ну, папа! (Произноситься с растягиванием, мольбой, интонацией типа: хватить уже издеваться)

-Весь урок математики катал мячики из бумаги.

Показать ему как в напёрстки играют, что ли? Всё польза. В колонии пригодиться.

-Вот тебе сына пачка белой бумаги, ну-ка, накатай-ка мне пятьсот снежных шариков, будем дом к новому году украшать…

-Ну, папа!

-Весь урок слушал наушники, на замечания не реагировал.

Зря, наверное, отправили его на кружок пения.

-Сегодня, сына, ты весь вечер у нас слушаешь Рахманинова… в наушниках.

-Ну, папа!

-Что? А? Я не слышу тебя!

-Хватит, папа!

-У-е, ты не слышишь меня, я не слышу тебя.

Между нами беда как холода, зимние холода…

А вчера не пришел из школы. Вовремя не появился. Без десяти час закончились уроки. В два нет. В три нет. В четыре тренировка по легкой атлетике. Может, думаю, сразу туда пошел.

Да, телефона у сына тоже нет, потому как потерял полтора месяца назад, ну, и какой ему телефон до нового года, при таком отношении?

Но, вообще, договор у нас, если что-то случилось, или задержался, не стесняясь, просим у друзей, учителей позвонить. Так было пару раз. Звонок за мой счёт. И всё нормально.

Последний раз мы так искали Богдана весной. И тогда у него был телефон, но это не помогло. Он его просто отключил.

Пять часов, уже темнеет. Спрашиваю в группе в вацапе, не видел ли кто, не слышал ли, не знает ли. Был, пишут, у Никиты – одноклассника после школы в гостях. Ушел. Ну, думаю, точно, заигрался, забыл предупредить, потом стыдно и страшно, решил сразу поехать на тренировку.

Звоню тренеру – не отвечает. Еле-еле дождался машины, жена приехала. Мчусь в спортзал. А там соревнования какие-то взрослых дяденек, сына нет. Поколесил по улицам нашего микрорайона, возле школы, возле места, где его последний раз видели. Темнеет, мороз поджимает. Богдан, конечно, не дурак, на холоде не будет торчать. Но в каком он торговом центре? Дочка уже после второй смены пришла домой. Черт с ним, еду в полицию.

Ох, как же я не люблю обращаться к этим господам. Как будто руку опускаешь в банку с пауками. Што делать, што делать, негативные ассоциации, со времен «Незнайки на Луне», и опытъ, сын ошибок трудных, дежурный, парадоксов друг.

Разговор через стекло.

-Сын, говорю, потерялся.

-А может, найдётся.

-Может, - соглашаюсь, - а может, и нет.

-Так, а вы-то чего хотите?

Что б у вас тут стекло треснула и рожица упитанная.

-Ладно, ждите.

Спускается некто, тот, кто должен заняться моей проблемой. Не представляется, записывает на листочек мои данные и Богдана (Вот зачем им мой день рождения? Всегда для меня загадка, хоть бы поздравляли что ли?) Отправляю фото на телефон сына этого человека. С неохотой он представляется Алексеем, потому как надо же мне его номер под каким-то именем записать.

Вокруг шум, постоянно скрипит дверь с решеткой. Алексей всё время переспрашивает имя, фамилию, номер телефона… Я стараюсь говорить громко и внятно.

-Что вы кричите?

-Так если вы не слышите.

-Я прекрасно слышу.

-Зачем тогда переспрашиваете?

Зря это я, зря… не в первый раз, пора бы уже научиться держать себя в руках. Все человеки, все братья…

Садимся в полицейскую газель. Водитель Паша и Алексей (человек-который-помогает-искать-моего-сына) курят в два окна спереди. Меня тошнит от дыма, Антуана тошнит от того, что вещи имеют своё предназначение, а он нет. Я болтаюсь по салону авто, герой Сартра по серому городу и жизни.

Родители пишут в вацапе кто-что из детей им сказал. Одновременно, пятница же ж, пишут друзья в группе, что сильно отвлекает. Жду ценных сообщенийВыхожу, нафиг, из группы друзей. И тут сыплются сообщения: «Ты почему из группы вышел?» Всё-таки иногда жаль, что я не умею ругаться матом.

Решаем пройтись по торговым центрам.

-Не видели такого мальчика в синей куртке, синих сапогах, черной шапке с рюкзаком?

-Нет, не видели.

Странно, в обычной ситуации заговорить с незнакомым человеком для меня целая проблема и большой ритуал. А тут - я гений коммуникабельности.

На выходе, прямо между стеклянными дверями, сердце делает какой-то странный скачок, весь мир резко смещается в сторону, я сам едва не падаю в другую. Землетрясение что ли? Каким-то усилием воли заставляю себя не погрузиться в беспамятство. Обморок это вид бегства от действительности. Хренушки.

-Чё встал, не загораживай проход!

Меня почти выталкивают на морозный воздух. Ух! И сердце, зараза такая, бьётся, как ни в чём не бывало, будто и не было этого мучительного прыжка через ментальный сугроб бытия.

Тут кто-то из родителей пишет, что их сын видел последний раз Богдана в школе. Я не обращаю внимания на время, в которое его видели (сразу после уроков), думаю, что его заметили в школе прямо сейчас. Говорю об этом Алексею. Приезжаем в школу. Охранник говорит, что Богдана не было. Да, он сына моего хорошо знает, не первый раз с ним общаемся. Смотрим видео с камеры наблюдения в холле школы. В кино сыщики всегда быстро находят нужного человека. А мы никак не можем поймать тот момент, когда Богдан выходил из школы. Даже подозрение закрадывается, что он вообще школу не покидал.

И тут приходит сообщение от родительницы (из группы в вацапе), что Богдан с ней в одном автобусе. Родители в группе облегченно вздыхают «Слава богу, нашелся!». А я не успеваю отправить сообщение, чтобы Богдана взяли под руку и дождались нашего приезда, приходит новый месседж: «Богдан вышел на Ткацкой и сказал, что пойдет домой».

Етит-мадрид. Сказать он может всё, что угодно. Проезжаем вдоль улицы Фрунзе, это дорога домой. Нет Богдана нигде. Звоню жене – не пришел. Дошли до дома с Алексеем – нет Богдана. Поехали искать дальше. Возле магазина видим двух мальчишек, один в похожей синей куртке. Но это не Богдан. Алексей проводит с пацанами воспитательную беседу о том, что надо в такой мороз дома сидеть.

Едем в следующий торговый центр. Меня посадили на переднее сиденье, в середину. Может, они думают, что я сбегу?

По радио идет странная передача. Мужской уверенный голос вещает удушающую мозг идею: «Посмотрите, кто правит миром. Кто такие Мэй, Меркель и Макрон? У них нет детей. А если у человека нет детей, то он не озабочен будущим, у него нет личной заинтересованности в успешном развитии и процветании мира… Это ужасающий факт. Миром управляют люди у которых нет детей. Безответственные люди. Люди, без будущего…» Вот бы я кому дал в морду. Этому вещателю. Вот сволочь, думаю. Значит, мне плевать на будущее? И зачем тогда я ищу Богдана? Зачем сгораю от него от стыда перед учителями? Сволочи, какие же отдельные сволочи живут на свете. Эх, я бы побежал куда-нибудь, что-нибудь написал по этому поводу, но я зажат между Пашей и Лёшей. Которые опять курят в мороз за окнами.

Звонит жена, Богдан пришел домой. Ах, это не всё, надо объяснительную писать, протокол заполнять. Забираем Богдана и в полицию. Вообще странно, что это вот так утроено всё, что такая долгая процедура. Ребенку бы поесть да отдохнуть. Но положено - в отдел. Вызывают инспектора по делам несовершеннолетних. Ждём полчаса. Время к восьми. Богдан молчит. Насупился. Будто это не я его искал, а он меня.

Наконец приходит инспектор. Знакомый. Ну как, знает Богдана по кражам велосипедов. Задает вопрос. Сын отвечает тихо. Инспектор не слышит, переспрашивает. Я перевожу слова Богдана на нормальный язык. Инспектор говорит, чтобы я помолчал и не давил на сына(???) А!!! Пожалуйста. Я тоже умолкаю. Мы с Богданом оба молчим. Инспектор устает задавать вопросы в никуда. Наконец, он сдается и задает вопросы Богдану через меня.

Картинка проясняется. Я оказался прав. После школы Богдан пошел к однокласснику. Там задержался. Не уследил за временем. Забыл предупредить меня и решил сразу идти на тренировку. Но тренировки полноценной не было, в зале, где у них проходят занятия были соревнования, тогда они с приятелем Сашей решили пойти на детскую площадку за две остановки от спортзала. Там они и проводили весело время до шести вечера. А потом Богдан поехал кататься на автобусах. Ну, а дальше и так известно.

Берут объяснительную с меня. С сына. И еще протокол передачи сына мне заполняют. Ну, типа доблестная полиция не дома Богдана нашла, а сама его в полицию доставила и мне, вот, торжественно, в целости и сохранности, передает.

Пока вся эта бюрократия от руки заполняется (на родительском собрании сказали: со следующего учебного года не будет бумажных классных журналов, а скоро и дневников, только в электронном виде, а тут контора пишет всё от руки, молодцы, поддерживают искусство чистописания), Алексей смотрит видео по телефону.

И что вы думаете это за видео? Ну, вот какое видео может смотреть полицейский на дежурстве? Угадали! Об экзопланетах, открытых телескопом «Кеплер». Я думал он случайно это видео открыл. Нет, смотрит с интересом видно со знанием дела. Речь шла о планете Kepler-62. Прости, Алексей, не разглядел я тебя по началу.

«Если смотреть эффективную земную орбиту звезды Kepler-62, то эта планета всего на 7% ближе к своей звезде, чем Земля…»

У меня прямо рот от удивления открылся. Вот так полицейский, вот так Алексей, гроза преступного миру, уловитель сбежавших мальчиков.

«Однако, если учесть коэффициент температуры звезды (которая на 9% ниже температуры на Солнце) и 7-ми процентную разность расстояний с эффективной земной орбитой, то получается, что при атмосферном давлении 100 кПа её средняя температура будет составлять примерно 17 градусов по Цельсию, то есть она будет являться "курортом с вечной весной".»

Неужели родственная душа, любитель дальнего космоса и мечтатель? А ведь он даже не подозревает, что мне всё это так же интересно, что я знаю эту экзопланету практически в лицо.

«И при этом вероятность зарождения на этой планете хотя бы одноклеточных организмов равна примерно 70-80%, так как для этого существуют все необходимые условия».

-Поставьте подпись вот здесь, здесь, здесь и здесь, - говорит инспектор мне, и, как бы в скользь, спрашивает сына, - как дома-то дела, не обижают тебя?

-Нет, - бормочет Богдан.

-Ну, теперь пойдёмте, сделаем фото.

Спускаемся на первый этаж, там возле камер с бомжами специально обученный человек фотографирует задержанных. Как он выносит вечную вонь?

Оказалось, наш снимок и отпечатке уже есть в картотеке. Фотают почему-то подошву обуви. И тут у Богдана из носа идет кровь. Предусмотрительный папа извлекает из рюкзака салфетки. Спрашиваю у полицейских, есть ли аптечка, перекись. Увы, у них в аптечке только бинты и жгут.

-Переволновался? –спрашиваю сына, он кивает, утыкается в меня неловко боком, стараясь не замарать кровью, - ладно, - говорю, - не дрейфь, прорвёмся.

Наконец, нас милостиво отпускают, приезжаем домой. Останавливаем кровь и этот пограничный день.

© Сергей Решетнев, фото © chuddo