дома нескучно
Как весело и с пользой пережить самоизоляцию

"Дело глухонемых" (хроники Большого террора)

26 July 2019

Первый в СССР театр глухонемых, руководимый глухонемым режиссёром Михаилом Семёновичем Тагер-Карьелли, появился в 20-е годы прошлого века. Располагался он в Доме просвещения глухонемых на месте бывшего дворца князя Михаила Александровича на Набережной Красного флота (Английской) в Ленинграде.

В августе 1937 года глухонемые артисты готовили к годовщине Октябрьской революции спектакль по мотивам пьесы Островского «Как закалялась сталь». В разгар генеральной репетиции в зал вошли посторонние люди, без объяснений задержав режиссера. Вскоре инвалидов обвинили в участии в фашистской организации. По «делу глухонемых» проходили 54 человека. Это "дело" стало одной из абсурднейших страниц «Большого террора».

Спортивная команда Театра глухонемых
Спортивная команда Театра глухонемых

Все арестованные инвалиды стали жертвами доноса руководителя отдела Всероссийского общества глухонемых Эрика Михайловича Тотьмянина.

Эрик Тотьмянин
Эрик Тотьмянин

Всех арестованных обвиняли в формировании фашистской террористической организации, напрямую связанной с городским германским консульством и готовящей теракты против партийных руководителей.

На руку следователям сыграли случайно обнаруженные в квартире одного из задержанных карточек с изображением самого Гитлера. Причем попали они к нему через немецкого политэмигранта Альберта Блюма, жившего по соседству.

Это были всего лишь стандартные вложения в упаковки германских сигарет, которые привез Блюм. Но его объявили гестаповским резидентом, а всех его знакомых – членами подпольной группировки. В их числе оказались выдающиеся деятели искусства, работники образования, передовики производств, победители всероссийских спартакиад среди глухонемых.

Глухонемые актеры.
Глухонемые актеры.

Подписывать удобные милиционерам документы несговорчивых глухонемых заставляли посредством пыток, при этом показания в протоколах были совершенно неправдоподобными. К примеру, количество найденных портретов Адольфа Гитлера в протоколах доросло до 1400 штук. А одного инвалида-фотографа по фамилии Ниссенбаум вынудили «сознаться» в подготовке убийства самого Иосифа Сталина.

Следователи спешили побыстрее закрыть дело. Сурдопереводчицы, обслуживающие допросы, по 10 часов ни на шаг не покидали кабинетов, с трудом выдерживая наблюдаемые издевательства над инвалидами. Когда они начинали плакать, их приводили в чувство подвалами Большого дома.

В результате решением особой тройки УНКВД от 10 декабря 1937 года 34 человека из числа глухонемых были приговорены к расстрелу (по иронии судьбы среди них оказался и доносчик Эрик Тотьмянин), а 19 человек отправили в лагеря. Самому младшему из расстрелянных было всего 22 года, а самому старшему – 64. Но уже в 1939 году, когда Ежова сменил Берия, тех особистов, которые сфабриковали дело глухонемых, самих арестовали. А тех из несчастных, кого не успели расстрелять, в 1940 году освободили из лагерей.

Памятник расстрелянным глухонемым.
Памятник расстрелянным глухонемым.

К слову, случись такое после подписания пакта Молотова — Риббентропа и дружбы на бумаге СССР с фашистской Германией, все, наверное, сложилось бы иначе. Арестованные, скорее всего, отделались бы минимальными сроками, или лёгким испугом.

По материалам