Секретные протоколы — они всё-таки были

102 full reads
134 story viewsUnique page visitors
102 read the story to the endThat's 76% of the total page views
1,5 minute — average reading time

Ещё два года назад, к 80-летию событий весны и лета 1939 года, Институт внешнеполитических исследований и инициатив подготовил новое издание «Антигитлеровская коалиция 1939 — формула провала».

Секретные протоколы — они всё-таки были

В сборнике впервые опубликованы фотографии советского оригинала Договора о ненападении и секретного дополнительного протокола к нему. Для историков это настоящее событие, поскольку до сих пор были доступны только их немецкие варианты.

Секретные протоколы — они всё-таки были
Секретные протоколы — они всё-таки были
Секретные протоколы — они всё-таки были

Из воспоминаний Александра Бовина. События происходят в 1971 или немного раньше:

"Поясню по поводу протокола. Речь шла о секретном протоколе, который прилагался к советско-германскому договору от 23 августа 1939 года и который делил Польшу между Сталиным и Гитлером. Официально мы отрицали наличие такого протокола. Хотя на Западе он был опубликован еще в 1964 году (в седьмом томе 13-томной «Серии Д», составляющей часть «Документов германской внешней политики 1918–1945»). Находясь в Бонне, я попросил сделать мне фотокопии. Кстати, я был уверен, что все члены и кандидаты знают этот документ. Но по разным причинам не разрешают его публиковать.

Как-то в Завидове за обедом, не помню уж в связи с чем, я упомянул о четвертом разделе Польши. Сидевшие за столом члены политбюро дружно загалдели и заявили, что негоже повторять зады буржуазной пропаганды. После обеда позвонил в Москву своему заместителю Коле Шишлину, попросил открыть мой сейф, достать папку «Германия» и срочно с фельдом прислать в Завидово. Что и было сделано. За ужином я передал протокол с картой (на карте — роспись Сталина!) Брежневу. Он молча прочитал (по-моему, он сам видел эти бумаги первый раз) и передал членам. Они что-то загудели. «Давайте спокойно поужинаем», — сказал Брежнев. Цуканов мне рассказывал, что после ужина начальство о чем-то долго толковало. Утром Брежнев молча вернул мне бумаги".

Секретные протоколы — они всё-таки были