Василий Кандинский — пророк нового искусства

На жизнь Василия Васильевича Кандинского выпало немало испытаний. Он не пришелся ко двору ни в советской России, ни в нацистской Германии, ни в демократической Европе. Публика хохотала над его полотнами, а диктаторские режимы объявляли его подрывателем общественных основ, — и еще не известно, что было горше.

К живописи Василий Васильевич обратился в 1895 году, будучи уже зрелым 30-летним преподавателем юридического факультета Московского университета.

Василий Кандинский. Габриэль Мюнтер. 1905 год.
(Это для тех, кто не верит, что он умел рисовать. На среднем профессиональном уровне - умел)
Василий Кандинский. Габриэль Мюнтер. 1905 год. (Это для тех, кто не верит, что он умел рисовать. На среднем профессиональном уровне - умел)

Вначале он шел по стопам импрессионистов и Сезанна, пока долгие раздумья над судьбами искусства не обозначили контуры его собственного художественного мира.

Самобытный стиль Кандинского сформировался к 1911 году, когда появились его первые абстрактные картины, которые автор называл «впечатлениями», «импровизациями» или «композициями». Однако персональная выставка 1914 года закончилась провалом. Большинству зрителей и критиков новые работы Кандинского показались просто бессмысленной мазней. Между тем для того, чтобы написать их, художник делал десятки предварительных набросков и этюдов.

Композиция VI. 1913 год
Композиция VI. 1913 год

Свои взгляды на новое искусство Кандинский изложил в книге «Точка и линия на плоскости», вышедшей в 1926 году. Изучая геометрические фигуры, художник нашел, что с их помощью можно усиливать или ослаблять свойства цвета, а также обозначать точки напряжения на плоскости картины. Кандинский разработал почти математическую теорию изобразительного искусства, основанную на воздействии геометрических фигур на человеческую психику.

Композиция X. 1939 год
Композиция X. 1939 год
Белая линия. 1936
Белая линия. 1936

«Контакт между острым треугольником и кругом производит не меньший эффект, чем палец Бога, протянутый Адаму на фреске Микеланджело», — уверял мастер.

В конце концов творческие запросы Кандинского были невелики: «Я хочу всего лишь создавать хорошие, необходимые, живые картины, которые будут понятны хотя бы нескольким зрителям».

Тридцать. 1937
Тридцать. 1937
Небесно-голубое. 1940
Небесно-голубое. 1940
Сдержанный порыв. 1944
Сдержанный порыв. 1944

И он писал их до самой смерти, оставаясь верен художественным принципам абстракционизма, который, как считал художник, не выдумка изощренного ума, а естественный и закономерный результат эволюции искусства.

------------------------------------------------

Поддержать автора можно через посильный взнос
Сбербанк
5336 6900 4128 7345

Спасибо всем, кто уже оказал поддержку!