Что сделать красивого из рогов, камушков, ракушек, цветочков...

Вообще, оленьих черепов на севере валяется столько, что ты по ним буквально ходишь — они реально всюду. Оно и не удивительно, так как самих оленей там просто видимо-невидимо. Однако, хорошо сохранившийся череп какой-то оленихи нам попался только один раз, на Новой Земле. Это было большой удачей, так как все встречаемые там груды костей, лежащие на суше, как правило очень сильно повреждены песцами.

Этот же череп лежал на гальке возле самой воды. Видимо, мертвая олениха в сборе упала в море, там какой-то время болталась, утопла, разложилась где-то у берега, и ее череп потом лежал в воде до тех пор, пока его не выкинуло на пляж в аккурат к нашему приходу.

В общем, не хватало там только нижней челюсти, да один рог был поломан, хотя обломок и присутствовал. Даже все зубы оказались на месте. Череп, видимо, оказался довольно старым, потому что при отличном внешнем виде все его кости были тонкими как бумага. Короче говоря, мы его, конечно забрали с собой. Кроме того, Наталья постоянно всюду собирает какие-то ракушки и камешки, вечно складывая их кучами в лодке. Эти камни в итоге доезжают до дома и потом так же лежат без дела по каким-нибудь банкам. А в тот раз, когда мы нашли этот самый череп, ей взбрело в голову поднять еще и какой-то обрезок старой доски — кусок плавника, тоже очень старый, весь серый, с зализанными углами.

Все эти предметы проделали очень долгий путь до нашего дома. Тогда мы вернулись с Новой Земли в Нарьян-Мар, но так как летели мы на самолете, а череп казался очень хрупким — мы его оставили на лодке. С ним остались и камни, и деревяшка. На следующий год мы снова отправились в поход, а череп был положен в картонную коробку и дожидался нас до осени уже в машине. И вот, наконец, мы вернулись, собрались, двинулись домой. Теперь череп оказался положенным на какую-то пыльную полку. Прошел еще год…

Череп снова попался нам на глаза, а с ним и эта вот никому не нужная дощечка. Наташка попробовала совместить эти предметы — и оказалось, что они неожиданно идеально подходят друг к другу, будто так сразу и было задумано! При помощи дрели и пластикового хомута мы их соединили, и получилась совершенно крутейшая вещь для нашего интерьера. Теперь вся композиция заняла свое место среди фотографий арктических ландшафтов на стене. Смотрится он реально отпадно.

Впрочем, черепом все не ограничивается. Как-то раз Наталья где-то насмотрелась картинок гербариев, и захотела сделать такой же, собрав растения в ходе путешествия. Я ей соорудил из двух фанерок и четырех болтов специальный «пресс», в котором нужно хранить свежесобранные растения. Часть из них у нас, конечно же заплесневела; часть оказалась в принципе негодной для гербария и усохла в какие-то невразумительные скукоженные сопли. Но несколько растений все-таки удалось высушить правильно, после чего, так же дома, Наталья вставила их в рамочку, прижав к подложке стеклом. Получилось тоже довольно неплохо.

Череп, на заднем плане гербарий с северными цветами
Череп, на заднем плане гербарий с северными цветами

Гербарная доска, в которой в походе сушатся цветы, кстати, штука очень простая. Это, как я говорил — две фанерки размером с лист А4 с отверстиями по углам. В отверстия вставляются болты с гайками-барашками. Значит, берем любое понравившееся растение, срываем его, открываем нашу доску, кладем туда лист бумаги, сверху цветочек, накрываем еще одним листом, потом фанеркой — и затягиваем весь пакет барашками. Следующие растения кладутся новым слоем, и так можно делать довольно много раз, главное — не забывать растения иногда просушивать.

Вот такие вот у нас поделки. Осталось придумать, куда можно употребить камни и ракушки, которых у нас просто завались и непонятно, что с ними делать.