Как зажигают шведы в популярном курортном городке

Еще в Норчепинге нам казалось, что вот, наконец, курортные места закончились и народу вокруг стало поменьше. Начались промышленные районы, и возникло ощущение будто бы эти места становятся даже чем-то похожими на Россию. Сердце радовалось от вида дымящих заводских труб и сухогрузов, идущих по судовым ходам. Действительно, нам даже удалось постоять одну ночь среди островов, где я не видел вблизи более ни одной лодки. Утром, правда, обнаружилось, что неподалеку торчит как прыщ одинокий дом, но он оказался пустым на тот момент.

Однако, весь интим закончился тогда, когда мы покинули нашу стоянку, и попали на фарватер. Вот, ты только что стоял в кажущейся пустоте, и вдруг ты попадаешь в полосу очень оживленного движения! Яхты и катера идут одним нескончаемым потоком в обе стороны. Видя все это, я задавался вопросом, почему же все они вот так вот едут одной дорогой, хотя прекрасно знают эти места и могли бы рассредоточиться. Но речь моя не об этом. Дело было в том, что у нас закончился бензин, нам требовалось срочно заправиться, и единственным местом с заправкой поблизости являлась Труса. Что это за труса такая – мы на тот момент еще не знали.

Но чем ближе мы подходили по шхерам к этому городку и его марине, тем более я удивлялся. Дело было в субботу, и мне казалось, что в эту самую марину сейчас наперегонки спешит чуть ли не весь район. Что же, видимо, это просто очень прикольное место – сейчас узнаем.

И так мы шли еще час или два, и при этом всю дорогу, и с нами, и с другими медленными лодками, совершенно бесцеремонно расходились огромные роскошные катера на высокой скорости, болтая всех окружающих своими волнами. Вскоре мы увидели саму марину, спрятанную в небольшом заливе, и вот тогда я, наконец понял, почему быстроходные суда так целенаправленно сюда ломились на максимально возможной для этих мест скорости: марина вся сплошь была забита лодками – буквально яблоку негде упасть – катера просто торопились прийти пораньше и занять какое-то место.

Мы же, немного покрутившись под мотором, довольно быстро нашли удобное место для швартовки бортом и встали там. Я вылез на причал и отправился искать офис для оплаты. И тут мое потрясение только увеличилось. С причала я еще лучше увидел, сколько же тут народу!

Вот оно, хваленое европейское прайвеси! На деле – просто безумное скопление людей. Одни швартуются, другие – уходят. Стоит невыносимая жара, и толпы полуголого народа шатаются по газонам и жарят вот эти вот свои бесконечные барбекю

В офисе с меня взяли 200 крон. От электричества, предоставляемого за отдельную плату, я отказался. Еще 75 крон – за пользование стиральной машиной. Но пока я не оставлял надежды, что если тут столько народу, то, вероятно, и город здесь прикольный, и сервис за такие бабки будет наверняка просто обалденным. Надо бы, - думал я, - сходить в магазин и посмотреть, ради чего все сюда лезут.

Однако, когда мы через полчаса собрались и пошли искать Кооп или Ику, нас ждало разочарование. Толпы не кончались, а вот интересного мы ничего кругом не видели. Просто старый городок, состоящий наполовину из старого частного сектора, и наполовину из старых многоквартирных домов. Ну, знаете ли, этакий Сестрорецк, только без пляжей с санаториями, и чуть поменьше.

Речка тут симпатичная. но более одного раза гулять вдоль нее вряд ли было бы интересно.

В магазине мы закупились нехитрой едой и пивом, которое решили употребить недалеко от причалов, рассевшись на публичном двухместном шезлонге. Тоже ничего особенного: мимо тебя постоянно идут люди, зырят, и ты зыришь в ответ. Вот и все.

Где-то тут ресторан с кафе, но вряд ли рестораны в Швеции являются такой редкостью, чтобы ради пары таких заведений стоило толпами идти в эту самую Трусу. Надежда оставалась только на какой-нибудь сверхкомфортабельный душ, в который мы отправились вечером.

Но и тут нас ждал разрыв шаблона. Душ – это одно большое помещение с перегородками между местами для мытья, но без дверей и даже без занавесок, как в общаге или общественной бане. Странно - почему они не захотели поставить дверцы, как в других шведских маринах, где мы были раньше. Наташка хотела покрасить там волосы, но это оказалось невозможным из-за множества других теток, толпившихся в ожидании мытья. Всюду и в туалете, и в душе стоял страшный срач и вонь, лежали вокруг мусорных ведер горы использованных бумажных полотенец, все было залито водой. И опять люди, толпы людей – кому посрать, кому помыться.

Со стиральными машинами я познакомился только следующим утром. В помещении прачечной, возле пяти машин меня опять ждала группа стирающих, человека четыре. Слава богу, машины предоставлялись по записи, и я напихал в свою машинку кучу одежды, своровал без палева чей-то порошок, и ушел в лодку ждать и мучиться от жары.

В общем, вот так мы посетили курортный город Трусу, про который вообще не поняли, почему там так много людей. И когда мы его покидали, то я уже совсем другими глазами смотрел на несущиеся навстречу катера, пытающиеся обогнать друг друга в узкостях. Все они неслись занимать места. А мы с облегчением покидали этот скучный и забитый народом курорт, и я с некоторой тревогой думал о том, что же нас ждет в Стокгольме, если такое безобразие творится на подступах к нему.