Попросил у шведов воды и чуть не получил за это деньги

07.07.2018

- Кэмпинг? – в очередной раз спросил меня статный господин лет шестидесяти пяти, сидящий за рулем, пытаясь понять, сижу я тут в палатке, или делаю что-то другое.

- Ноу! Ви мэйк анкорэдж ин э гулф он ауа бот! Вон, лодка стоит, маст, - я показал пальцем в окно автомобиля сперва на силуэт нашей яхты, покачивающейся на якоре в километре от причала, а потом этим же пальцем нарисовал в воздухе торчащую мачту.

- Ох, бот! – кивнул мне хозяин автомобиля.

- Энд хиар из май каяк, - байдарка «НЭРИС-Smart», служащая мне разъездным тузиком, как раз показалась из-за камней.

- Окэй, ю каяк.

Мы остановились. Я вылез, водитель нажал под торпедой какую-то кнопку, и лакированная крышка багажника его роскошного «Порше» медленно поползла вверх. Внутри меня ждали два оранжевых ведра с герметичными крышками из строительного магазина - в такие наливают краску, но мы за неимением канистр их используем под питьевую воду. Там же лежал рюкзак с пластиковыми бутылками. Это все была пресная вода. Добыть ее тут оказалось не так уж и просто.

- Соооу… - протянул господин, - Хэв э найс ивнинг, гудбай!

- Бай-бай, сэнкъю, сэнкъю! – мы прощались с этим господином.

Ну что же? Я был счастлив выполнению обоих сегодняшних задач. У меня, конечно, остался неприятный осадочек, но что поделать? Квестом номер один сегодня был поход в магазин. Квестом номер два – добывание воды. И вот процесс выполнения второй задачи оказался весьма занятен. Сейчас мы окончательно распрощаемся с этим замечательным господином, он сядет в свой спорткар и уедет, наконец, в гости к друзьям, как он мне сообщил. А я расскажу вам, как было дело с самого начала.

Значит, дело происходит в районе города Варберга, в Швеции. Это 60 км на юг от Гетеборга. Прошли мы немного, так как привычки к яхте, которую мы купили на днях, еще нет, убежищ на западной стороне Швеции – тоже мало. Вот и решили встать здесь. Вообще, в самом Варберге есть марина, но мы как-то не готовы отдавать полторы тыщи кровных рублей в день за то, что можем сделать бесплатно. В итоге мы встали в большой губе, где руководствуясь имеющимся у нас арктическом опытом, спрятались от моря за отмелями. Место это явно не из тех, где останавливаются яхтсмены. Полагаю даже, что по их мнению сюда просто невозможно зайти. Но этот самый полярный опыт не пропьешь, и при помощи карт и эхолота, мы достаточно спокойно заползли сюда через все здешние корги. Вот, видимо, у людей, которые дали мне воду и случился разрыв шаблона именно от того, что в этих местах просто не должно быть никаких яхт.

На берегах губы расположено несколько поселков, и в том, ближе к которому мы сейчас находимся, я рассчитывал взять пресную воду, которой нам нужно было литров сорок. Так же мне требовалось сходить в продуктовый магазин. Да вот беда! В Швеции очень туго и с магазинами, и с общественным транспортом. Поэтому мне пришлось тащиться пешком прямо в Варберг: семь километров в одну сторону, и семь – в обратную, всего четырнадцать. Не удивительно, что я очень замучился после такой прогулки, еще и с рюкзаком, набитым всякой едой, и с пакетом в руке.

Когда я шел уже через поселок, то все больше и больше думал о том, что воду добыть окажется не так-то и просто. Ни общественного колодца, ни колонки, как в любой нормальной деревне здесь я не видел. Реки и озера мне так же не встречались на пути. Сам поселок – тоже весь какой-то слишком элитный. Домики явно дачные, дорогие и со стриженными лужайками; у ворот стоят дорогие автомобили. В общем, по всему этому блеску становилось понятно, что на кривой кобыле к местным не подъедешь.

Типа этого поселка, но даже, пожалуй, покруче
Типа этого поселка, но даже, пожалуй, покруче

К своей байдарке я пришел совсем уже утомленный. Положил продукты, взял имеющиеся бутылки, и потащился обратно – ходить по улицам, крутя на пальце маленькую канистрочку. Ну чего? Ходил, ходил, так ничего и не выходил. Кто-то где-то стрижет траву во дворе, например, а я дичайше стесняюсь к нему обратиться из-за своего крайне плохого английского. Но вода-то нужна. В итоге мне попались какие-то прохожие, при встрече с которыми я набрался, таки, смелости: «Хылоу! Вэа ай кэн гет фреш вота хиа?» - и показал им пустую канистру, имея в виду то, что хочу добыть здесь немного воды. «Аск» - ответил мне один из прохожих. Спрашивай, мол, у жителей. Ну аск – так аск, подумал я и увидел на ближайшем ко мне участке немолодого мужика, достающего что-то из багажника своей машины.

Он явно все слышал, и потому при моем приближении с готовностью и приветливо сказал «хэй-хэй». Я, как мог вежливо, спросил про воду: «Кэн ай аск ю фор э литтл фрэш уота?» - Мол, а не могу ли я у вас попросить капельку пресной воды. Мужик улыбнулся, и позвал меня на участок, попутно крикнув своей жене, что вот, чувак наберет у нас воды. Появилась и жена, бодрая тетенька. Вместе они провели меня к уличному поливному крану и принялись наполнять мои бутылки и канистру. Я очень благодарил их, кланялся. Тетенька убежала куда-то в дом и вернулась оттуда с грушей – вот, де, фрют! Держи, мол. Я с удовольствием взял грушу. А мужик уже расспрашивал меня, кто я, да откуда; говорил, что мол, видал как я тут шастал с рюкзаком – «бэкпакинк?» (пеший туризм). «Ноу», - отвечал я, - «джаст ботинг. Зэа стэинг май АйЭф он анкор», - я попытался в двух словах объяснить, что я не какой-нибудь хиппи, а нормальный человек на яхте. Затем я, своим весьма скудным и ломанным английским рассказал, что мы, де, сами русские, купили лодку в Гетеборге, а таперича, значит, идем на ней обратно в Россию. А еще, мол, – можно я приду к вам чуть позже с двумя ведрами, а то этой воды недостаточно. Хозяева были не против, и я довольный унесся к байдарке.

Наша байдарка, которую мы используем в качестве тузика для яхты
Наша байдарка, которую мы используем в качестве тузика для яхты

Отвезя воду на лодку, вручив грушу Наталье, я снова вернулся на берег с теми самыми ведрами и давешними бутылками, уже опустошенными. Пришел на тот участок, и мы снова занялись наполнением тары. «Ай бринг зэ фрют ту май вайф, энд шив ос вэри-вэри глэд!» - так я пытался поблагодарить хозяйку за грушу, сказать, что я отдал ее Наталье, и та очень благодарна за подарок (это весьма дорогое удовольствие здесь), «ю сэйв ас, сэнкъю!», - мол, вы, товарищи, просто спасаете нас. Я кивал я теперь уже на воду, бурлящую в ведре. Тетенька же при этом что-то по-шведски сказала мужу, опять убежала в дом и принесла мне еще две груши и некую микроскопическую дыню размером с яблоко. Я, конечно же, взял. Ну, как бы взять подаренное лакомство явно не является каким-то западлом. Я снова принялся ее односложно благодарить и кланяться, но тут…

Тут вдруг у хозяйки в руке появилось 100 крон. Меня, честно сказать, как из душа окатило. Моей первой мыслью было: «неужели я так плохо выгляжу?», и второй – «неужели я тут что-то, сам не ведая того, сморозил, что мне несут милостыню?». «Ноу! Ноу!», - чуть не крикнул я, - «не надо, вы чо ейбогу!?» И аж отскочил от нее на шаг, как черт от ладана. Тетенька тоже явно смутилась и спрятала деньги. Я же очень огорчился тому, что, видимо, я произвожу какое-то совсем неправильное впечатление на местных. Хотя, кто его знает, может тут подобная «помощь» в порядке вещей? Вряд ли меня приняли за бомжа, явно ведь поняли, что я тут путешествую, и сами же спрашивали про «бекпакинг».

Но все емкости уже наполнились. Говорить о том, что мол, ай хэв мани, и все такое, было уже поздно. Меня пригласили опять зайти завтра, но я сразу ответил, что завтра нас уже не будет тут и мы «гоу аут». И даже если завтра мы тут останемся, то вряд ли я туда еще сунусь.

В итоге меня отвезли к причалу на том самом лакированном «порше», где я и распрощался с хозяином участка. Приплыл на яхту, и вот сижу и пишу этот текст, продолжая раздумывать о том, что, вероятно, со мной что-то не так. И ведь действительно! В Гетеборге в марине нас уже пыталась свинтить местная полиция, принявшая нас за сквоттеров, влезших в чужую лодку. Это, кстати, уже совсем другая история, которую я поведаю в следующий раз.

Подаренные груши и дынька
Подаренные груши и дынька