Рыболовная база на семужьей реке Поной, Кольский полуостров

09.04.2018

Пройдя немного по реке, мы увидели впереди моторку, идущую нам навстречу. Видимо рыбаки. Мы, конечно, хотим разминуться с ними, поворачиваем, но моторка поворачивает тоже. Ее экипаж явно хочет подойти к нам. Мы налево – и они туда же, мы направо – они за нами. Познакомиться, что ли решили? 

Наконец, лодка сблизилась с нами. В моторке сидело трое серьезных мужчин, с очень официальным выражением лиц. Они были одеты в крутые шмотки: мембранные куртки, какие-то непромокаемые чулки с ботинками. На их куртках были нашиты шевроны с надписью «Серебро Поноя». 

- Здрасте, - поздоровались мы с ними.
- Здравствуйте. Куда путь держите?
- На море.
- До моря вам не дойти.
- Почему? – слегка напугались мы, сразу же подумав о пограничниках в устье.
- Да пороги там... Непроходимые.
- Ничего, пройдем. А Бревенный порог обнесем, наверно. Раз уж он такой страшный.
- Ладно, ребята, причаливайте, будем знакомиться.

Мы высаживаемся на берег, уже поняв, что это рыбохрана. Та самая, которой нас так много пугали. 

- Старший инспектор рыбоохраны Имярек, - представился самый молодой и строгий на вид.
- Петя, Наташа, - ответили мы и предъявили паспорта.
- Ну, для начала, покажите ваш маршрутный лист, - начал инспектор стандартную процедуру проверки.
- А мы не спортсмены, без категорий, нам маршрутный лист не дали. Мол, в МКК ответственность за нас не берут.
- Сообщаю на будущее, что разрешение на сплав по Поною, как по семужьей реке, кому бы то ни было, дает Госкомрыбохрана, находится она в Мурманске.
- Ах вот оно что! Мы то узнавали про разрешение в Мурманрыбводе, но нас там послали куда подальше, сказали, что не дают они уже разрешений, - ответил я, с умным видом упомянув этот «мудвод», что бы показать, что мы, мол, не лыком шиты. На самом деле, мы ни у кого не спрашивали никаких разрешений, но точно знали, что упомянутая инстанция таких разрешений не дает. Эту информацию для нас пробивала Ира.
- Да, теперь их дают в Госкомрыбохране. Теперь то у нас будет порядок, и этот Мурманрыбвод больше не при делах.
- Ясно.
- Рыбу ловим? – осведомился инспектор.
- Нет. У нас нету даже снастей.
- Оружие?
- Нет, только ракетница.
- Хорошо. Вдвоем идете?
- Да. У нас товарищи остались в Ивановке, из-за непогоды.
- Ну, погода вроде налаживается.
- А вы сами откуда? – спросил один из спутников рыбохранщика.

Мы, конечно же ответили, что из Питера. В разговор вступил и третий мужик, расспросил нас о том, о сем; осведомился, не заходили ли мы на «Порог». Когда мы ответили, что нет, мол, что нам там нечего делать – наш собеседник очень удивился.
- Вряд ли нас там кто-то сильно ждет. Зачем мы будем туда вторгаться? – сказал я.
- Ну как это? Чаю хотя бы попить! Заходите на «Пачу». Я начальник этой базы, она будет примерно через 12 километров. Зайдите туда в столовую, скажите, что вы от меня, вас там покормят.
- Ага. Спасибо большое! Зайдем.
- Кстати, - вспомнили тут мы – А вы ничего не знаете о Поляке? Тут перед нами шел...
- А, как же! Был у нас, сейчас он на «Американской» базе, это сразу после Каневки. Зайдите туда, может успеете, пока он не улетел.
- Ну ладно, - вмешался инспектор, - мы поехали, нам пора.
- До свидания, удачи!

Разъехались.

Уфф... Все обошлось. Несмотря на то, что рыбу мы не ловили, не охотились и беспорядки не нарушали, было страшновато. Кто знает, какие у рыбохрановцев правила и указания сверху, на счет туристов. Придрались бы еще к отсутствию разрешения на сплав, или к отсутствию регистрации плавсредства. Но туристы здесь – явление очень редкое, и к счастью все разрешилось нормально. Нас даже пригласили на одну из баз. 

Пройдя около двенадцати километров, у впадения реки Пача, мы увидели оставленные моторки. Видимо база где-то тут. По противоположному левому берегу прогуливался замученного вида мужичок, обмахивающийся березовой веточкой от полчищ кровососов. Мы решили уточнить у него, где конкретно располагается турбаза.

- Здравствуйте, - крикнули мы, приближаясь.
- Ммм – пробурчал незнакомец.
- Не подскажите, база – тут?
- Sorry, I ‘m French, - ответил он. - I don’t speak Russian.
От неожиданности мы сразу растеряли все наши, и без того скудные знания английского языка.
- Эээ... База... Бейс! Она... Хиа? – спросил я громко, как у глухого, четко выговаривая слова и выразительно кривя губы, будто француз умеет читать по губам.
- Oh, camp? Yes, it’s here!
- Петька, - сказала Наташка, - они, видать, базу кемпингом кличут.
- Оу, ес, кэмп! - прокричал я французу, на ломаном английском.
Мужчина махнул рукой в сторону противоположного берега, и мы увидели тропу.
- Спасибо, сэнк ю! – сказали мы и двинулись к берегу.

О, это был первый иностранец, встреченный нами тут. Как это дико смотрится – представитель цивилизованной Европы, чистенький, в наших северных дебрях! Отмахивается от комаров веточкой, хе-хе. Высадившись, мы прихватили на всякий случай деньги с документами, и пошли искать турбазу. 

Лагерь располагался метрах в двухстах от берега, в сосновом бору. Направившись туда по дороге, мы минули вертолетную площадку, и вскоре увидели строения турбазы. Это были добротные рубленые домики, построенные по всем современным понятиям о комфорте. В окна были вставлены вакуумные стеклопакеты, а у крылечек стояли специальные стойки для удочек.

В лагере не было ни души. Около десяти минут мы бродили по тропинкам, мимо деревянных домиков, но так никого и не встретили, будто база вымерла. В дома к иностранцам ломиться глупо. Что же делать?

Мы увидели длинное строение, которое вполне может быть столовой, помялись возле него, подождали – может, кто увидит нас и выйдет. Я выкурил сигарету (стандартная трех-пяти минутная пауза), и, не дождавшись никого, постучался. Из дома выглянула женщина. Наконец-то хоть одна живая душа!

Мы поздоровались, представились, рассказали про встречу с начальником лагеря и про его предложение заглянуть в гости. Женщина нас тут же пригласила в дом, усадила за стол и принялась хлопотать вокруг нас. Там оказалось еще двое женщин – местных поварих. Они сразу начали нас расспрашивать о том, кто мы и как здесь оказались.
- Ой, а это вы так отдыхаете? А где вы ночуете, в палатках? А плывете на чем? Ах, как интересно, какие вы молодцы, - удивлялись и восхищались они.

Это была кухня столовой. Здесь оказалось очень жарко натоплено, мы сняли с себя всю нашу теплую одежду и довольные начали пить кофе с оладьями и сгущенкой. 

Пока мы ели, гостеприимные женщины рассказывали нам про базу. Оказалось, что на Поное располагаются три базы, принадлежащие фирме «Серебро Поноя», и эта – самая комфортная из всех. Есть еще четыре «американские» базы, ниже Каневки, принадлежащие иностранному собственнику.

Иностранцы предпочитают базы попроще, чтобы быть ближе к природе, а здесь в основном отдыхают крупные русские бизнесмены и политики. Отдых на базах не рассчитан на офисный планктон или гламурных чуваков: сюда приезжают состоятельные люди, истинные фанаты рыбалки. Неделя пребывания здесь стоит от шести до восьми тысяч евро. Рыбу ловят в основном по принципу «поймал-отпустил», т.е. рыбалка здесь является не способом пропитания, а скорее дорогим хобби.

Как мы поняли, хозяева лагерей очень заботятся о состоянии поголовья лососёвых в Поное. Они тесно взаимодействуют с различными международными научными организациями, которые занимаются изучением проблем лососевых и выработкой рекомендаций по сохранению их запасов. Судя по тому, что инспектор был одет в их фирменную одежду – тутошняя рыбоохрана тоже тесно с ними связана и ими обеспечиваема. 

Природа здесь очень красивая, очень много животных, птиц. Какая-то птичка даже вывела птенцов в местном мангале. Так мангал теперь используется не по назначению, пока птенцы не оперятся и не улетят из «гнезда». Поварихи рассказали, что на левом берегу есть место, где прикармливают здешнего медведя.

Наевшись, мы начали прощаться, и поинтересовались, не знают ли девушки, есть ли в Каневке магазин, и до скольки он работает. Девушки спросили, что мы хотим купить, и к нашему удивлению и радости, дали нам в дорогу необходимые продукты, т.е . чай, растворимый кофе, конфеты, немного фруктов и прочие ништяки. 

После кофе, выпитого на турбазе, печений, оладий и общения с персоналом, жить стало веселее. Мы тепло распрощались с гостеприимными работницами базы и отправились дальше. Сегодня мы планируем остановиться немного не доходя Каневки, чтобы завтра, как можно раньше оказаться в деревне.

Наш сайт | наша группа в ВК