Странное поведение гусей на Вайгаче

Настало время писать продолжение повествования о нашем позапрошлогоднем походе — о том, как мы сидели на Янгояхе, скрываясь от шторма и наслаждаясь тем самым «теплом и сухостью», о которых я упоминал в прошлый раз.

Я принялся вспоминать о том, как же там все было, как мы ходили вверх по реке к Медным Балкам, но тут мне вспомнилась одна любопытная деталь, о которой мне захотелось написать отдельно. Гуси! А именно, их странное поведение.

Помню, впервые я обратил на это внимание, когда мы отправились осматривать ближайшие окрестности на правом берегу.

Высадившись из байдарки мы двинулись по разноцветному гравию тамошних сопок.

И перевалив через них, спустились в болотистую низину, испещренную множеством мелких озер.

Конечно, тут же обнаружились и гуси, которых принялись с азартом гонять наши собаки. Я, было, тоже приготовился стрелять, но разобравшись что к чему — быстро закинул ружье обратно на плечо: я, разумеется, не собирался расстреливать гусей как в тире. Собаки же, как водится, не могли причинить никакого вреда плавающим в воде птицам, они только повизгивая от возбуждения на резали круги по озеру, изматываемые до полного изнеможения маневрирующей стаей.

Что мне бросилось в глаза первым, так это то, что среди серых гусей затесалась казарка.

Но это было не самым занятным. Сперва я подумал, что эти все эти гуси до сих пор линные, и пока не могут летать. Однако, как только стая в очередной раз разделилась надвое, дурача плавающую собаку, то отделившаяся половина этой стаи вдруг как ни в чем ни бывало — взлетела в воздух почти в полном составе. Собака, конечно, выбралась на берег, и с лаем устремилась за летящими. Оставшиеся, тем временем, продолжили кружить по воде.

Вот они-то, и в самом деле, похоже, еще не могли летать, а те другие, летающие — просто поддавались стадному чувству. Они будто-бы были и в самом деле совершенно уверены в своей неспособности к полету до тех пор, пока «летуны» не оказались в большинстве «Ух ты!», - казалось воскликнули они хором, - «Да ведь у нас же есть рабочие крылья!»

В общем, такое действо в разных вариациях происходило еще несколько раз. Заканчивалось все всегда одинаково. Летавшие гуси смотрели на своих плавающих собратьев, и по своему обыкновению, не обращая внимания ни на людей, ни на собак, садились на воду. И тот же час они снова теряли способность к полету. Мы тогда еще подумали, что у людей все, по большому счету, точно так же. Точно так же в человеческом обществе отдельные люди не могут воспользоваться своими возможностями под давлением общественных установок. На том мы и вернулись обратно, а следующим днем отправились на медные балки.