Sexy Ballet
1491 subscriber

Нетрудовые доходы балерин

5,9k full reads
6,8k story viewsUnique page visitors
5,9k read the story to the endThat's 86% of the total page views
2 minutes — average reading time

Балет не всегда был серьезным и утонченным искусством, каким мы его знаем. Долгое время это было легкомысленное зрелище, особенно ценимое мужчинами за возможность поглазеть на женские ножки, а потом свести приятное знакомство с обладательницей приглянувшейся пары. Вплоть до конца XIX века общество с подозрением смотрело на любую женщину на театральных подмостках, но такое впечатление, что у танцовщиц была самая плохая репутация.

Фанни Эльслер - возлюбленная принцев и государственных деятелей. Не столь прославленным балеринам доставался и "улов" помельче.
Фанни Эльслер - возлюбленная принцев и государственных деятелей. Не столь прославленным балеринам доставался и "улов" помельче.

Тут можно вспомнить многочисленные, со знанием дела написанные пассажи из романов Бальзака, в которых богатые коммерсанты и светские франты содержали танцовщиц, оплачивали им не только красивую жизнь, но и хвалебные рецензии в газетах, добивались для них ролей, поддерживали их в закулисных интригах. Каждому хотелось, чтобы его избранница была не только красива, но и знаменита, чтобы по ней сходил с ума весь свет.

В России ситуация была в целом такой же. Благодаря мемуарной литературе мы хорошо осведомлены о похождениях балерин пушкинской эпохи. Недавние скандалы вновь привлекли внимание к бурной - и удачно монетизированной - личной жизни Матильды Кшесинской, а ведь она была не одна такая.

Интересно, кто преподнес Матильде Феликсовне эти драгоценности?
Интересно, кто преподнес Матильде Феликсовне эти драгоценности?

У нас, однако, была надежда, что в XX веке эта сомнительная традиция понемногу отмерла.

Но вот мы читаем мемуары американской балерины Марии Толчиф и дошли до места, где она описывает свою поездку во Францию в 1947 году. Война только закончилась, вся Европа лежит в руинах, кругом нищета, предметами неслыханной роскоши считаются самые обыденные вещи, вроде американских мясных консервов или носовых платков. Все это можно было достать только на черном рынке за бешеные деньги. Зная об этом, другая балерина Александра Данилова решила передать через Марию Толчиф подарки для своей подруги, французской балерины Лисетт Дарсонваль. Данилова в то время жила в США, где жизнь была значительно легче, и собрала для Лисетт посылку с тем, в чем, по ее мнению, европейская подруга нуждалась в первую очередь, - с туалетным мылом и капроновыми дамскими чулками.

Лисетт Дарсонваль
Лисетт Дарсонваль

В Париже Лисетт Дарсонваль пригласила Марию и ее мужа Джорджа Баланчина к себе на обед. " Меня удивило, что она собиралась кормить нас обедом, - пишет Мария. - Еда была дорогой, и я удивлялась, как она может позволить себе это". Баланчин и Мария приехали по адресу, который сообщила им Лисетт Дарсонваль, и обнаружили, что балерина проживает в шикарном особняке, полном прислуги. Обед был сервирован великолепный, как будто не было кругом послевоенной разрухи и еда не продавалась по карточкам.

Мария решила все-таки вручить хозяйке особняка подарок от Александры Даниловой - то ли она решила, что в любом случае не имеет права утаить посылку, то ли не знала, что в ней содержится. "Когда она [Лисетт] открыла посылку, - продолжает Мария, - и достала, посреди всей этой роскошной обстановки, жалкие кусочки мыла и две пары дешевых чулок, я покраснела от стыда. Она посмотрела на эти предметы, озадаченно наморщив лоб, но затем поблагодарила меня и попросила передать привет Шуре [Даниловой]".

Оказалось, что у Лисетт Дарсонваль есть богатый "покровитель", который и содержит ее в такой роскоши. Это была давняя традиция парижской Опера, где танцевала Дарсонваль. В Пале Гарнье имелось так называемое Фойе для держателей абонементов, где артисты разогревались перед спектаклем и во время антрактов. По традиции, туда имели доступ держатели абонементов и лож, и этим правом чаще всего пользовались состоятельные господа, ищущие приятных знакомств. Они наблюдали за разогревающимися балеринами и болтали с ними. Серж Лифарь, будучи директором балетной труппы Опера в 1930-50-е годы, пытался покончить с этим и запретить состоятельным господам доступ в закулисную часть театра. Ему хотелось, чтобы балерины пользовались заслуженным уважением как жрицы прекраснейшего из искусств.

Но традиция, как видно, оказалась сильнее.