Роман Стругацких, написанный не Стругацкими

11 July

Мир Полудня, созданный Стругацкими — как ни крути, эпопея стоящая в отечественной фантастике особняком. Продолжающая в какой-то мере (в какой именно — мы много спорили на нашем канале) идеи Ивана Ефремова, населенная вполне обаятельными персонажами, затрагивающая различные политические реалии и до сих пор актуальные научные идеи — она ощущалась какой-то незаконченной. Многим казалось, что повесть «Волны гасят ветер» не ставит такой уж однозначной точки в череде «полуденных» книг и можно немножко продлить события. Ну или хотя бы рассказать о каких-то побочных линиях. Или же вообще вывернуть «Полдень» наизнанку, как это сделал Харитонов в «Факапе». А кроме того — просто фанатское творчество. Одним словом — фанарта вокруг «Полудня» накручено в промышленных количествах. И профессионального, собранного, например, в антологию «Время учеников», и любительского.

Ну как без этой фотографии в таком тексте? Фото из открытых источников.
Ну как без этой фотографии в таком тексте? Фото из открытых источников.

Но есть в творчестве Стругацких один артефакт, который вызывает у фанатов особенный интерес. Это книга «Белый ферзь», так и не написанная. Потому, что ненаписанная, поэтому и особенно увлекающая тех, кто хочет привнести в мир Полудня что-то свое.

Об идее этой книги рассказал Борис Натанович Стругаций. Эта повесть должна была продолжать события «Жука в муравейнике» и предшествовать, как можно догадаться, повести «Волны гасят ветер». По задумке самих Стругацких в этой книге Максим Камерер должен был вернуться на Саракш и проникнуть в загадочную Островную Империю. С тем, чтобы обнаружить удивительную вещь — устроена она неоднородно, состоит из трех кругов, в первом из которых Мак Сим встречает ожидаемую жестокость и беспросветную муть, во втором круге — жизнь уже более спокойную, разумную и благоустроенную, ну а третий круг, собственно центральный, вообще невозможно отличить от Земли, мол-де обитают там люди совестливые и высокоразвитые настолько, что «вычисляют» инопланетное происхождение Камерера и ведут с ним диалоги на разные философские темы. В ходе этих бесед в ответ на рассказ Камерера о мире Земли его собеседник отвечает репликой, ради которой вся книга и задумывалась: «Мир не может быть построен так, как вы мне сейчас рассказали, — говорит абориген. — Такой мир может быть только придуман. Боюсь, друг мой, вы живете в мире, который кто-то придумал — до вас и без вас, — а вы не догадываетесь об этом...»

Легенда утверждает, что АБС написали чуть ли не половину этого текста. Есть даже люди, которые якобы держали его в руках. Борис Натанович утверждал, что в реальности существовало только несколько строчек в рабочих тетрадях, да устная проработка сюжета. И сам Борис Натанович категорически заявлял, что писать эту книгу никогда не будет – потому что «братьев Стругацких» уже нет (сказано это было после смерти Аркадия Натановича) а писатель Витицкий (творческий псевдоним Бориса Стругацкого) не интересуется судьбой Максима Камерера.

Как было фанатам не попробовать дописать за Стругацких ненаписанную, но придуманную ими книгу? Был вроде бы даже «благословлённый» БорНатаном автор, взявшийся выполнить эту работу. Назывались фамилии, ни одна из которых не была подтверждена официально. Но чем закончился этот проект и закончился ли хотя бы чем-то — мне выяснить не удалось. Если знаете что-то по данному поводу — напишите в комментариях.

Обложка сборника. Фото сайта litres.ru
Обложка сборника. Фото сайта litres.ru

Эта длинная преамбула была нужна, чтобы объяснить те противоречивые чувства, которые я испытывал, открывая сборник «Операция «Вирус»»: смесь надежды, недоверия, скепсиса и страха в очередной раз обмануться. Мне очень хотелось воскликнуть «вот, мы получили новых Стругацких, которые еще лучше прежних» и это чувство боролось с плохо затаенным желанием давнишнего фаната Полудня моментально начать выискивать в тексте нестыковки с каноническими текстами. Кстати, искать их не пришлось — они там выставлены напоказ. Но, давайте по порядку.

Под обложкой книги собраны три произведения — Сергея Лукьяненко «Ласковые мечты полуночи», собственно «Операция «Вирус»», написанная в соавторстве Ярославом Веровым и Игорем Минаковым и сольная вещица Минакова «Чёртова дюжина». Сразу скажу, что Луьяненко рассказал «как было на самом деле» в финале «Хищных вещей века», «Чёртова дюжина» это вариации на темы « подкидышей» и Большого Открвения, а «Вирус» - это как раз то, ради чего я изначально взялся за книжку — одна из версий «Белого ферзя», ненаписанная Стругацкими книга о том, что происходило с Максимом Камерером между трагической смертью Льва Абалкина и Большим Откровением.

Чувства у меня по прочтении этой повести (вряд ли это роман, скорее повесть, но да я не силен в жанровых тонкостях) такие же противоречивые, как и при самом начале знакомства с ней. «В этом вся беда с землеподобными мирами» - помните эти слова Вандерхузе? - «Все время чувствуешь себя обманутым. Обворованным чувствуешь себя.» Потому что, видя знакомые имена и топонимы, упоминание обстоятельств и названия техники, вроде бы даже на какие-то мгновения погружаешься в Полдень, забываешь про то, кто автор, а потом — бац! - Лев Абалкин не погиб! Вернее погиб, но позже и совсем не так, как мы помним. И снова — бац! - у Максима Камерера на Саракше остался ребенок от Рады Гаал. Ну и там еще другие - «бац» присутствуют.

И в связи с этим у меня возникает главный вопрос — а что, собственно, авторы писали и зачем? Потому что понятны попытки тех людей, которые пишут в рамках «канона», т. е. исходя из тех событий, что описаны Стругацкими, когда автор новой книги дополняет Полдень новыми (по возможности — непротиворечивыми) деталями, людьми с судьбами, возможными в этом мире , но придумывая свои сюжеты. Это нормальный такой фанарт, более или менее удачный. Если вспомнить о тех десятках и десятках книг, написанных по поводу «Звездных войн» и «Стар Трека», причем часто именно фанатами, то понятно, почему создатели знаменитых франшиз относятся к такому творчеству с уважением. Иногда эти фанатские произведения пополняют собой линейки официальных изданий и становятся частью «канона». Почему бы нет? Если они не противоречат основным идеям и основным событиям, то можно простить и отступления от стиля и некоторые вольности в обращении с центральными персонажами, ведь такого рода кунштюки служат экспериментальной площадкой, лабораторией новых идей, в конце-концов просто привлекают новых поклонников в фэндом.

А что мы имеем в случае «Вируса»? Авторы словно играют сами с собой в поддавки: ради того, чтобы у них запустился сюжет они перекраивают основные события уже известных книг. Пусть даже одно узловое событие они изменили, пусть даже только обстоятельства его — место и время смерти Абалкина, ради того, чтобы Камерер мог поговорить с ним еще раз. Все равно, это уже не тот «Жук в муравейнике», который мы помним, не его они продолжают. Невозможно «Вирус» поставить после «Жука» и не заметить нестыковку. И самое обидное — этого совершенно не требовалось. Я не следил за сюжетом с карандашом в руке, но у меня сложилось впечатление, что все новшества, которые авторы затащили в Полдень, пытаясь связать концы в «Операции «Вирус»» были совершенно не обязательны — можно было прекрасно обойтись и без них. Тем более, что они обесценивают попытку ответить на те вопросы, которые в книгах Стругацких остались без ответа. Кем были «подкидыши»? В чем состоит прогрессорская деятельность странников? Чем закончилась судьба Рады Гаал? Каким образом Савел Петрович Репнин попал в будущее и что такое была его «попытка к бегству»? Ну и много других узлов Полудня пытаются развязать авторы.

И у них почти получается. «Почти», потому что они позволяют себе чуть-чуть поправить Полдень таким образом, чтобы у них все сложилось. И это вызывает самое неприятное чувство. Я попытаюсь его объяснить вот так: представьте себе, что вы играете с кем-то в шахматы и ваш партнер, вроде бы неплохо игравший, в какой-то момент снимает с доски свою, стоящую под ударом, пешку, ставит на ее место вытащенного из кармана ферзя. Насколько вам захочется доигрывать эту партию?

Особенно обидно читать «Вирус» потому, что авторы-то писать умеют. У них получается. Минакова может быть даже чуть поинтереснее читать, когда он один а не в дуэте, но да это чисто мое мнение, не настаиваю на нем.

И, наконец, самое главное: стоит ли тратить время на книжку? Вопрос в том, чего вы ждете. Если вы на самом деле хотите найти какой-то оригинальный вариант разрешения парадоксов Полудня, то — нет, пустые ваши надежды и я уже объяснил почему: это не тот Полдень, что был создан Стругацкими. А что до самостоятельной ценности «Вируса», то мне кажется, что он настолько завязан на деталях знаменитой фантастической эпопеи, что будет скучен и местам даже не понятен тем, кто не знаком с текстами полуденного цикла.

Поэтому, боюсь, «Операция «Вирус»» провалилась. «Это очень похоже на Землю, но это не Земля» - как говорил Яков Вандерхузе Станиславу Попову, стоя возле глайдера на планете Ковчег.

Не забудьте подписаться на наш канал. И обязательно загляните в наше сообщество в ВК, там тоже много интересного.