Когда в России появились натурщицы

"Они что, нормальной обнаженной женщины не видели?" часто спрашивают в комментариях к картинам разных художников начиная от средневековых, Кранаха, Микеланджело. Ага, не видели! Понимаете, это у нас  сегодня голые женщины также доступны, как белый хлебушек.

А в прежние времена и обнаженка, и кстати хлебушек тоже — бывали в очень большом большом дефиците. Для сравнения: как пoрнoгpафию добывали в советское время, нонешней молодежи и не представить. Да даже в девяностые и в начале нулевых: эти затертые видеокассеты, эти скаченные по диалапу 5-секундные видеоролики из интернета... Ныне же из любого утюга. Также интерполируйте про рисование женщины с натуры в позднее Средневековье, Ренессанс и далее (в зависимости от региона, эпохи и степени религиозности все конечно варьировалось, но принцип один).

Кранах. Смерть Актеона, 16 век
Кранах. Смерть Актеона, 16 век

Итак, это должна быть "доступная" женщина. То есть — либо жена художника, либо профессиональная натурщица, которая этим зарабатывает. И сразу проблемы: например, цеховые правила запрещали ученикам, подмастерьям женится. Временную любовницу или нанятую профессионалку с панели на 3 часа на подиум для рисования не поставишь — другие приоритеты отвлекают как-то... То есть, безотказная в позировании жена появляется уже только у того, кто заработал на то, чтобы содержать семью, у зрелого человека, который давно научился рисовать и ему теперь как бы переучиваться.

Далее — кто сказал, что эта жена согласится позировать обнаженной? Может ей священник на исповеди строго запретил показываться мужу в чем-то, кроме плотной сорочки до пят? Кто сказал, что у нее модельные формы после такого количества родов? И так далее...

Профессиональные натурщицы появляются в большом количестве только когда происходит уже сильное разложение деревенской общины, то есть когда города разрастаются до такой степени, что там появляется достаточное количество бездельниц. Кроме того, общественная мораль должна уже быть не супер средневековой, худо-бедно это одобрять...  Короче, гораздо проще взять своего мальчика-подмастерье,  нарисовать его голышом, а потом приделать к рисунку выдуманные буфера.

Гравюра с утраченной картины Микеланджело "Леда и лебедь"
Гравюра с утраченной картины Микеланджело "Леда и лебедь"

Да-да, очень многие из картин с нагими женщинами прошлого изображают не настоящих нагих женщин, а смутные тактильные воспоминания + воображение художника об этих женщинах, которых он просто "раздевал глазами" на улице.

Если какая-то фигура и анатомия вам кажется странной — это совершенно нормально, вы все правильно заметили.

Художники веками стремились в Италию и затем в Париж не просто так потусоваться — а потому что там кипела жизнь, и в частности, существовал доступный сырьевой рынок для написания картин — было много  "профессионалок" (и не панели, а именно натурщиц).

Это я все достаточно грубо обобщаю, для запоминающегося образа. Кроме того, точных документов о том, как это происходило в европейском искусстве дошло не очень много (хотя надо конечно еще поискать иностранных монографий). Зато имеется точная информация, как происходило обучение в российской Академии художеств в XIX веке.
А поскольку у нас в стране художественное развитие шло с сильным отставанием, и религиозность с моралью были не сильно разболтаны, можно ознакомиться с этим данными относительно рисования голых женщин, и примерно представить, что как-то так и происходило в Средневековье и позже, включая 19 век в разных окраинах, какие-то похожие кризисы и дефициты влияли.

Вот отрывок из любопытной статьи:

...Студенты Академии начинали работать с натурой только на конечном этапе своего обучения, лишь после того, как в течение нескольких лет копировали рисунки, эстампы и гипсовые слепки. Сеансы проводились каждый вечер по два часа, при этом устанавливалось искусственное освещение, позволявшее точнее выделить детали мускулатуры натурщика. (...)

А. Венецианов. Натурный класс в Академии художеств. 1824
А. Венецианов. Натурный класс в Академии художеств. 1824

Категорическое использование одних лишь натурщиков-мужчин создавало ощутимый пробел в подготовке будущих живописцев. В 1818 году программа на экзамен учеников четвертого возраста включала типичный академический сюжет «Улисс, умоляющий о помощи царевну Навсикаю»: обнаженный Улисс в героической позе, окруженный девушками в античных драпировках. Однако, осмотрев предварительные эскизы, академический совет был вынужден признать, что программа оказалась для студентов «трудною: ибо картина должна состоять по большой части из женских фигур, коих они не могут рисовать с натуры». Работать с женской натурой у студентов не было возможности. Тогда совет принял решение поменять программу на «Самсона, преданного Далилою филистимлянам»: в композиции преобладали мужские фигуры, а единственную женскую необходимо было умудриться представить так, чтобы скрыть недочеты студентов в ее изображении не с натуры.

Карл Брюллов. "Эрминия у пастухов". 1824
Карл Брюллов. "Эрминия у пастухов". 1824

В натурных классах Академии художеств женщины начали позировать лишь после реформ 1893-1894 годов, однако и до того они позировали в портретных и костюмных классах. (...) В отличие от мужчин они не входили в штат Академии, но набирались «по сеансу». Так как натурщицы не состояли на постоянной службе, они зарабатывали в 2-3 раза больше натурщиков-мужчин. (...) Высокий гонорар натурщицы был причиной того, что лишь немногие художники могли себе позволить такую роскошь. Даже достигнув натурного класса, большинство студентов продолжали работать с гипсовыми слепками, хранившимися в коллекции Академии.

В случаях когда была необходима оригинальная поза, студенты, не имеющие средств платить натурщице, писали с «казенных» моделей Академии. Профессор Московского училища живописи и ваяния Егор Васильев нашел невозможным писать с мужчины даже подготовительный этюд женской фигуры в драпировке, о чем жаловался своему бывшему ученику Василию Перову: «Нарисовал я с натурщика, Тимофея, фигуру Божией матери. Да все это не хорошо... не то-с!.. Нет, ни пропорции, ни формы! Нужно было бы прорисовать ее с хорошей женской фигуры-с!». Невозможность полноценно использовать мужскую фигуру для женской заставляла художников преодолевать огромные расстояния в поисках модели.

Григорий Угрюмов. Агарь и Измаил в пустыне. 1785
Григорий Угрюмов. Агарь и Измаил в пустыне. 1785

Некоторые русские художники имели возможность писать с женской натуры лишь тогда, когда приезжали в Рим или Париж, где профессиональных натурщиц было гораздо больше, чем в России. Молодые художники, столкнувшись впервые с женской натурой, открывали для себя целый ряд непредвиденных трудностей, о чем свидетельствует, например, письмо живописца Григория Мясоедова к другу из Рима: «В настоящее время пишу этюд с женщины вроде Магдалины. Сидит в печальной позе, волос изобилие, кругом скалы. Словом, захотелось женщину почувствовать, как говорится, ибо ни разу еще женского тела не писал, пишу в натуральную величину и нахожу, что трудней мужчин. На теле мало зацепочек, все гладко». Художники, имевшие возможность бывать за границей, пользовались преимуществом работы с женской натурой, тем самым доказывая свой международный профессиональный статус.

Карл Брюллов. Персей и Андромеда. 1820
Карл Брюллов. Персей и Андромеда. 1820

Несмотря на частые сетования художников о том, что подходящих натурщиц в России просто не найти, фактические источники показывают, что на протяжении всего XIX века женщины регулярно позировали в частных мастерских. Из воспоминаний и переписки художников, литературных произведений и, наконец, самих живописных произведений можно почерпнуть немало информации о женщинах, позировавших русским художникам. Женщины, «идущие на натуру», так же как и мужчины, происходили, как правило, из низших слоев общества. Однако вокруг женщины, обнажающей свое тело перед мужчиной-художником, сразу возникали вопросы нравственности, мужчины-натурщика не касавшиеся. Более того, в сочинениях литераторов на эту тему зачастую подчеркивалось именно двусмысленное положение натурщицы. (...)

Алексей Венецианов выведен в очерках Каменской одним из первых российских живописцев, имеющих постоянный доступ к женской натуре. В его загородном поместье проживало около семидесяти крепостных, среди них тридцать три женщины позировали для него в драпировках и без. (...) Крепостные натурщицы Венецианова были предметом зависти его петербургских коллег. (...)

А. Венецианов. "Туалет Дианы". 1847
А. Венецианов. "Туалет Дианы". 1847

В связи с преобладающими академическими представлениями об идеализированной женской форме и соответственно высокими требованиями к модели найти натурщицу со стройной фигурой было трудной задачей. В статье из «Петербургской газеты» находим: «Натурщиц для торса, с высокой грудью, без отвислых форм, а также без ожирений, но и без сухожилий и выдававшихся костей, весьма мало». Широкий спрос на женщин-моделей в Италии и Франции создавал условия конкуренции, в которых натурщицам приходилось держать себя в надлежащей форме, а художнику ничего не стоило подобрать фигуру, соответствующую его запросам. В России приходилось довольствоваться тем, что имелось. Натурщиц, обладающих нужными качествами, было крайне мало, более того, незнание творческого процесса всерьез мешало их работе: профессиональной модели следовало владеть целым репертуаром поз, которые она наделяет движением и выразительностью. Необходимые для долгосрочной работы правильное питание, сон, хороший уход за собой вряд ли себе могла позволить бедная женщина.

Проблема физических недостатков натурщицы иногда решалась «дроблением» фигуры: были «специальные» модели для торса, головы, ног или рук. Так, скульптор Иван Витали отметил, что для своей лирической «Венеры» (1851, ГРМ) ему пришлось нанимать «много различных живых моделей: ибо нет возможности в одной найти все условия изящного; и потому я, по общепринятому художниками обычаю, пользуясь различными моделями, выбирая из них формы более изящные, соединял их в своем воображении и старался выразить идею свою в общем составе, из глины» (...)

Э.Ж. Дантан. "Реставрация". 1891
Э.Ж. Дантан. "Реставрация". 1891

Появление натурщицы в литературе и живописи связано и с тем, что после отмены крепостного права в 1861 году женщины низших слоев общества все чаще обретали новые сферы деятельности.

Впервые женщины стали позировать в натурных классах Академии художеств лишь после реформ 1893-1894 годов. Рисунки и фотографии того времени свидетельствуют, что Илья Репин был одним из ранних поборников женской натуры в своей педагогической практике. (...) В натурных классах Московского училища живописи, ваяния и зодчества натурщицы впервые появились в 1897 году по инициативе Валентина Серова.

Подпишитесь на мой канал об искусстве на яндекс-дзене! Или лучше, чтобы ничего не пропускать, подписывайтесь на мой телеграм-канал, у меня всегда столь же весело и жизнерадостно. А еще у меня появился инстаграмм, и там все время красиво.