Самая разнузданная статуя Древней Греции

8 January 2019

Мраморный сатир, который уже много веков смущает зрителей.

Фото: (сс) Wikimedia Commons
Фото: (сс) Wikimedia Commons

Скульптура под названием «Фавн Барберини» (или «Пьяный сатир») была, видимо, создана около 200 года до н.э., в эпоху эллинизма, и в настоящее она время хранится в Мюнхенской глиптотеке. Современного зрителя она потрясает позой, в которой раскинулся изображенный полубог. Давайте поговорим об этом произведении искусства поподробней.

Самый популярный ракурс
Самый популярный ракурс

Итальянскую "фамилию" Барберини скульптура приобрела в XVII веке после РХ, когда ее выкопали из римского культурного слоя и приватизировали в личную коллекцию тогдашнего папы римского Урбана VIII Барберини. В его семье и одноименном палаццо она хранилась до XIX века, так что прозвание прилипло навечно.

Семья Барберини в искусстве толк знала. Сегодня в их палаццо разместился государственный музей (Национальная галерея старинного искусства). Правда, Фавна они успели продать в Германию уже лет двести назад.
Семья Барберини в искусстве толк знала. Сегодня в их палаццо разместился государственный музей (Национальная галерея старинного искусства). Правда, Фавна они успели продать в Германию уже лет двести назад.

Выбранная скульптором тема произведения — пьяный сатир, для той эпохи была совершенно нормальной. Античные скульпторы обожали изображать спутников бога виноделия Диониса (Вакха) — всяких вакханок, менад, фавнов, сатиров, силенов. Их гульба и распутство привлекали заказчиков и имели двойной эффект: с одной стороны — возбуждение, некое бурление в крови от ничем неприкрытых телесных красот. С другой стороны — назидание от того, что все вот так вывалено на потеху. Мол, если будешь таким же дурнем, так же напьешься — то будешь таким же смешным, позорно валяющимся. (В античной эстетике демонстрация органов была уделом низших существ; а олимпийские боги и интеллектуалы все либо прятали, либо показывали очень маленькое, сморщившееся).

О том, что в этой скульптуре прославляется отнюдь не идеальная красота, легко догадаться, вглядевшись в грубые "мужицкие" черты лица Фавна, отнюдь не напоминающие аполлоновский "греческий нос".

Возможно, раньше у Фавна были рожки, подверждающие его демоническую сущность, но сейчас они обломаны и на фоне волос не различимы.

Копыт у этого подвида фавновых, очевидно, не водилось. Остроконечных "эльфийских" ушек под волосами не видно.

Зато есть хвост!

А еще, если вглядеться, то он спит не на голой колоде (или скале), а на какой-то шкуре. Это тоже атрибут пастухов, фавнов, спутников Диониса.

Хвосты у сатиров торчали вот так, как на этой вазе. Заметьте, кое что другое тоже торчит, для того, чтобы создать комический эффект, как понимали его в античности.
Хвосты у сатиров торчали вот так, как на этой вазе. Заметьте, кое что другое тоже торчит, для того, чтобы создать комический эффект, как понимали его в античности.

Важнее всего в этом произведении поза Фавна. Она максимально расслаблена, он полностью открыт взгляду зрителя, не скрывая и не защищая ничего, даже самое ценное в организме.

Источник 3D-реконструкции: https://zbrushfun.wordpress.com/tag/barberini/
Источник 3D-реконструкции: https://zbrushfun.wordpress.com/tag/barberini/

Все это сделано очень легко, изящно, свободно. Ничуть не удивительно: скульптура, как было сказано выше, принадлежит к эпохе эллинизма, когда древние греки, чья цивилизация находилась уже на излете, вступили в свой Серебряный век, и умели декадентствовать особенно стильно. (А потребительски любоваться именно мужской красотой они умели всегда, с самого начала своего искусства).

Более того, ученые предполагают, что Фавн выполнен в той же пергамской школе скульптуры, где был изваян знаменитый "Лаокоон". Действительно, что-то общее в подходе есть, не правда ли? Но какие разные эмоции вкладывает скульптор: у одного томление и сладкая дрема, расслабленность, у другого — борьба со смертью.

Есть еще нюанс: нам никогда не узнать, как скульптура выглядела в оригинале, быть может — намного более пристойно. Дело в том, что около 200 г. до н.э. был создан оригинал. А то, что мы видим сегодня, как предполагают некоторые ученые — это не он, а копия, выполненная в римское время, во 2 веке н.э. для римского императора Адриана, который в прямом смысле придерживался идеалов античной дружбы со своим любимчиком Антиноем. И поэтому собирал скульптуры подобного настроя (сегодня жить легче, такие картинки можно просто в папку на рабочем столе сохранять; тогда же приходилось заказывать в мраморе...). Так вот, есть версия, что для подобного заинтересованного заказчика копиисты могли кое-что чутка утрировать.

Более того, когда скульптуру откопали в Риме в новое время, она была сильно покоцана: не хватало правой ноги, частей обеих рук и кое-где фрагментов головы. Восстанавливали ее, наращивая согласно своей фантазии, недостающие части, лучшие скульпторы эпохи барокко. Была даже версия, что среди них был даже великий Бернини. То есть фантазия и любовь к телесности была огого какая мощная.

Фрагмент скульптуры Бернини "Похищение Прозерпины"
Фрагмент скульптуры Бернини "Похищение Прозерпины"

Так что сегодня мы видим Фавна уже после работы реставраторов-фантазеров 17 века. И возможно, они тоже что-то слегка утрировали, чтобы привлечь публику.

Впрочем, если вы вглядитесь, то заметите, что левой руки у скульптуры сегодня все-таки нет. Потому что новейшие, современные музейщики решили, что эту добавку мастеров барокко можно все-таки ликвидировать, без потери художественной ценности.

На этом слепке, который был сделан в конце 19 века для нашего Пушкинского музея, еще присутствует та самая рука, которую потом уберут. Можно разглядеть и шкуру, которая в оригинале выглядит гораздо хуже. Очень трогательно, что делать слепок того, что у Фавна ниже пояса наш профессор Цветаев для русской публики все-таки не решился.

Впрочем, увидеть в России его в целиковом виде вполне возможно: в 18 веке, когда народ не был таким викториански чопорным, копию Фавна Барберини в полный рост заказали для украшения нашего Большого каскада в Петергофе.

Статую откопали в 17 веке, в эпоху барокко, и в этом ей очень повезло: она поразила буйных людей того времени и оказала большое влияние на произведения мастеров той эпохи. Случись это в Высокое Возрождение, когда предпочитали идеально прекрасную классику, к ней бы отнеслись намного хуже, например, сослали бы ее в какое-нибудь закрытое хранилище для произведений античного искусства на всякие скользкие темы.

 Leo Caillard. "The Barberini Faun" in Caillard's "Hipster in Stone" collection.
Leo Caillard. "The Barberini Faun" in Caillard's "Hipster in Stone" collection.

Подпишитесь на мой канал об искусстве на яндекс-дзене. Или лучше, чтобы ничего не пропускать, подписывайтесь на мой телеграм-канал, у меня всегда столь же весело и жизнерадостно.

Покупайте мою книгу «Омерзительное искусство» вообще жесть, там про каннибалов и мужеубийц в живописи. Озон