Знаменитые картины с обнаженными мужчинами

Эволюция живописи с 15 века до наших дней: шедевры лучших мастеров и самые красивые тела.

АНТОНЕЛЛО ДА МЕССИНА, Святой Себастьян, ок. 1478

Тема "Святых Себастьянов" — одна из самых популярных, когда речь идет об изображении мужского тела. Выбираю эту картину, как достаточно раннюю. Обратите внимание: сначала нагота только в картинах на религиозные сюжеты (потому что картин на иные и не писали сначала).

БОТТИЧЕЛЛИ, Венера и Марс, ок. 1483

Конец 15-го века, ура, начали рисовать тело, с красивой мускулатурой, да вдобавок и на тему мифологии.

Смотрите, поскольку это раннее новое время, то писать так женщину еще стесняются, хотя мужчину уже можно (такая же ситуация была в Древней Греции вначале).

ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ, Витрувианский человек, ок. 1490

Художники познают мир, вычисляя идеальные пропорции.
Почему этот рисунок знаменит,
я рассказывала здесь.

ДЮРЕР, Адам и Ева, 1507

Пример того, как пытались осмыслять наготу художники Северного Возрождения, у которых с античными образцами под рукой все было намного хуже.

МИКЕЛАНДЖЕЛО, Сотворение Адама, ок. 1511

Осваивание сложных поз тоже шло постепенно. От позирования в полный рост, как на готических "иконах", приходилось долго отвыкать. Некоторые гении становились первооткрывателями вариантов позирования, которые позже станут весьма популярными.

БРОНЗИНО, Распятие Христово, ок. 1545

Нельзя сказать, что это самая популярная картина на тему Распятия, однако я ставлю ее тут, по хронологической логике развития, как образец эволюции анатомической грамотности художников в Позднее Возрождение / маньеризм.

КАРАВАДЖО, Амур-победитель, 1601-2

У Караваджо, на самом деле, какую картину ни возьми, везде сдобный симпатичный юноша обнаружится. Беру этого, поскольку он в полный рост голый, без чресл прикрытых. (Редкий случай: большинство художников все-таки предпочитают срамное место мужским фигурам какими-нибудь тряпочками занавесить, женщинам в этом смысле меньше везет).

РУБЕНС, Пьяный Геркулес, 1612-4

За что люблю 17 век, так это за то, что у них там все в порядке было с чувством юмора. Даже когда речь идет о героических темах.

РИБЕРА, Пьяный Силен, 1626

Заметно, что художники все смелеют и смелеют. Можно уже изображать не идеально красивое мужское тело, а разные его варианты, более реалистические, с разными типами мускулатуры и ожирения.
Тут вдобавок редкий случай — мужчина изображен возлежащим, в стандартной позе Венеры. Тоже для юморка это сделано.

ВЕЛАСКЕС, Марс, 1640

Еще один пример юмора: вполне себе классическая поза, герой, как античная статуя. Но усы д'Артаньяна явно намекают на что-то иное...

ДАВИД, Патрокл, 1780

Первая половина 18 века, где Версаль и Луи-Солнце, у нас как-то провисает, не носили тогда в картинах наготу особо. А вот вторая половина столетия, когда академизм сменяет барокко, любители героической наготы разворачиваются в полную силу. Тогда же появляются в огромном количестве натурные классы, где анатомию можно зарисовывать во всех подробностях, что резко способствует скачку качества.

ЭНГР, Эдип и Сфинкс,  1808

Этой наготы в 19 веке становится настолько много, из каждого утюга, что стирается всякая индивидуальность, тело кажется будто пластиковым, и возбуждения при разглядывании не вызывает. Собственно, возникает ощущение, что это-то и является задачей художников — сделать красиво, но не эротишно.

ИВАНОВ, Аполлон, Гиацинт и Кипарис, 1831

Античная мифология остается главным источником сюжетов. Исторические события, библейские темы — подгоняются под этот идеал.

ФЛАНДРИН, Молодой человек на берегу моря, 1835-6

Загадочный бессюжетный этюд почему-то стал популярен среди эстетствующих меньшинств.

БУГРО. Данте и Вергилий в аду, 1850

Ну хоть романтизм добавляет каких-то эмоций, и это немного заводит нас, зрительниц.

КАЙБОТТ, Моющийся мужчина, 1884

Ура, обрыдлый академизм закончился, художники опять могут про чувство юмора.

ПЕТРОВ-ВОДКИН, Купание красного коня, 1912

Реализм больше не интересен, поэтому появляются удивительно странные картины.

ДЕЙНЕКА, После боя, 1937-42

Уникальные политические особенности советского государства позволяют возродить в искусстве снова античную героику прекрасной мужской наготы.

ЛЮСЬЕН ФРЕЙД, Обнаженный мужчина, вид сзади, 1991-2

Сравнение этой картины с предыдущей — наглядная иллюстрация тезиса о том, что искусство является отражением психической (не)стабильности общества.

Подпишитесь на мой канал об искусстве на яндекс-дзене. Или лучше, чтобы ничего не пропускать, подписывайтесь на мой телеграм-канал, у меня всегда столь же весело и жизнерадостно.

Покупайте мою книгу «Омерзительное искусство» вообще жесть, там про каннибалов и мужеубийц в живописи. Озон