О первом русском автомобиле

16 июля 1896 года на знаменитой Нижегородской ярмарке был представлен первый русский автомобиль.

…Разумеется, нам очень хотелось бы заявить о каком-нибудь отечественном приоритете, но не получится – Карл Бенц запатентовал свой двигатель  десятилетием раньше. Более того: известно, что до этого наши первопроходцы успели побывать на Всемирной выставке в Чикаго – и вряд ли могли пройти мимо выставленного там авто «Бенц-Виктория»… Впрочем – по порядку.

…Отставной лейтенант военного флота Евгений Яковлев владел предприятием под говорящим названием «Первый русский завод керосиновых и газовых двигателей Е. А. Яковлева»; горный инженер Пётр Фрезе – «Акционерным обществом постройки экипажей «Фрезе и К°». Естественно, взявшись создавать отечественный автомобиль, первый взялся за двигатель и трансмиссию; второй – за кузов.

(Тут надо отметить, что разделение труда для начала автомобильной эры было типичным: одни предприятия делали шасси; другие, в соответствии с индивидуальными пожеланиями заказчика – кузова. Российские экипажные мастерские добились такого совершенства, что в начале века «Мерседесы» комплектовались именно отечественными кузовами (которые красиво назывались «кароссери»). Новаторским было, как раз, желание партнёров объединить усилия для производства готового авто).

…Итак, похожий на конную пролётку автомобиль Фрезе-Яковлева мог развивать скорость в 20 вёрст, весил 300 кг – и стоил полторы тысячи рублей. Существуют разные мнения относительно авторства двигателя: некоторые считают, что Яковлев заимствовал идеи Бенца. Другие указывают, что к тому времени отставной моряк не только занимался этим более десяти лет, но и получил несколько патентов – причём, успешно экспортировал свои двигатели в Европу – а один из его образцов красовался в лаборатории самого Менделеева. Наконец, есть мнение, что, в любом случае, Яковлев  существенно улучшил двигатель Бенца, уменьшив его вес – а за счёт этого Фрезе смог поставить автомобиль на деревянные колёса и расширить колею. (Немцы использовали велосипедные колёса). При этом вес более основательного русского авто остался примерно тем же.

Планы у компаньонов были серьёзные – эксперты считают, что «Фрезе-Яковлев» задумывался как серийный коммерческий автомобиль, однако… новинка не вызовет никакого ажиотажа!.. Спокойно отреагировала императорская семья – Николай распробует «самоходные повозки» только через десятилетие, причём предпочтение отдаст французским «Delaunnay-Belleville»…

…Увы, у наших пионеров этих десяти лет в запасе не окажется – уже через два года Яковлев неожиданно умрёт (ему был всего-то сорок один). Фрезе продолжит в одиночку (одним из его компаньонов станет памятный нам ритейлер Елисеев) – на этом предприятии появится сначала первый российский электромобиль, потом – первый грузовик, и, наконец – даже первые карета скорой помощи и автопоезд!.. Однако, в начале века российские власти зачем-то введут льготные пошлины на готовые импортные авто… менее чем через два года Фрезе будет вынужден продать свой бизнес Руссо-Балту – и отойдёт от дел…

P.S. …Рассказывают, что патриотизм Яковлева доходил до того, что в своей фирме он не допускал иностранцев к руководящим должностям – и очень сокрушался, когда приходилось закупать английский кокс (речь об угле – у нас такого не делали). Зато с удовольствием продавал свои двигатели за границу – не ради выгоды или личной славы, а для престижа Отечества!.. Вот такие люди стояли у истоков нашего автопрома… но – не преуспели... Впрочем, это – совсем другая история.