О рекрутерах – а также Фаддее Беллинсгаузене и открытии Антарктиды

20 сентября в России отмечается День рекрутера. (Утверждается, что в этот день 1991-го случилось первое упоминание этого термина – в отечественной прессе, но в связи с американскими реалиями. Нам-то понятней привычное «кадровик»… или уже нет?..)

…Идём дальше. 20 (по нов. ст.) сентября 1778 года родился Фаддей Беллинсгаузен… вообще-то, звался он поначалу Фабиан Готтлиб Таддеус фон Беллинсгаузен –  и произошло это на балтийском острове Эзель (ныне – эстонский Сааремаа). Невзирая на столь звучное имя, мальчуган с десяти лет тянул лямку в Морском кадетском корпусе (тот пока ещё располагался в Кронштадте). Первое офицерское звание он получит в девятнадцать – и начнёт ходить мичманом на судах Ревельской флотилии. (Забегая вперёд, сообщим – в шестьдесят пять Беллинсгаузен станет адмиралом).

…Его послужной список (в котором имеются такие значительный эпизоды, как командование Гвардейским экипажем, отрядом в Средиземном море, Кронштадтским портом, Балтийским флотом; участие  в очередной русско-турецкой войне – и многое другое)… так вот – эта история весьма интересна сама по себе, но для нас её важнейший отрезок – Первая антарктическая экспедиция 1819–1821 гг. (Заметим: в 1803–1806 гг. Беллинсгаузен сходит под командованием Крузенштерна (к слову, тоже – остзейского немца) в первую Российскую кругосветку – и по итогам получит капитан-лейтенанта, звание предшествующее капитану III ранга)…

…А вот в Антарктику он мог и не попасть! Впрочем – по порядку…

…Первым в этих водах ещё в 1770-х годах побывает пока не съеденный Кук – и безапелляционно заявит: «Я обошёл океан южного полушария в высоких широтах и отверг возможность существования материка, который если и может быть обнаружен, то лишь близ полюса в местах, недоступных для плавания». (Одним словом, британец испугается льдов – и на сорок лет угробит  своим авторитетом всякие попытки соваться в Южное море…)

…Но русских (даже если они – остзейские немцы) льдом не запугать! …И всё тот же Крузенштерн начинает хлопотать насчёт похода: «Сия экспедиция, кроме главной её цели – изведать страны Южного полюса, должна особенно иметь в предмете поверить всё неверное в южной половине Великого океана и пополнить все находящиеся в оной недостатки, дабы она могла признана быть, так сказать, заключительным путешествием в сем море». (Как видим – всё довольно обтекаемо, и о поисках «Terra Australis» речь впрямую не идёт – тем не менее, подготовка началась…)

…В то время на Олонецкой верфи строился ледоход «Ладога» – для скорости его передают военному флоту. (Переименовав, при этом, в «Мирный»). Корабль примет лейтенант Михаил Лазарев – и займётся переоборудованием. (В частности, борта нарастят, а подводную часть покроют медью). Почти одновременно со стапеля Охтенской судоверфи сходит «Восток» – этот шлюп был несколько больше своего будущего товарища по плаванию.

(Некоторые источники утверждают, что к «Востоку» имели какое-то отношение британские инженеры – и потому он существенно уступал отечественному кораблю по прочности… Документального подтверждения «английскому следу» найти не удалось – но «Восток» действительно оказался, что называется, послабее – из-за этого экспедицию даже придётся  свернуть досрочно… так или иначе – построены оба были по соседству, под Питером…) К слову, это были военные шлюпы; на «Востоке» – двадцать восемь пушек и сто семнадцать человек команды; на «Мирном», соответственно, – двадцать и семьдесят два.

…Оставался вопрос о командире экспедиции – и поначалу Крузенштерн предложит капитана II ранга Головина – но тот окажется в плавании. Следующей кандидатурой Крузенштерна и станет Беллинсгаузен (который в тот момент находился на Чёрном море). Однако, министерство успеет  утвердить капитана-командора Ратманова!.. И всё же судьба берегла Антарктиду для Беллинсгаузена… Ратманов попадает в кораблекрушение, а впоследствии – на больничную койку…

P.S. …В июне «Восток» и «Мирный» выйдут из Кронштадта – в январе следующего года откроют Антарктиду – а в июле 1821-го их снова будут встречать в Кронштадте, причём – в присутствии самого императора Александра I. Перипетии этой миссии чрезвычайно интересны – но, за недостатком места, ограничимся статистикой: экспедиция длилась 751 сутки; моряки пройдут почти пятьдесят тысяч миль (то есть – больше девяноста двух тысяч километров) – причём, по пути откроют ещё и двадцать девять островов.

P.P.S. Беллинсгаузен и Лазарев докажут существование шестого материка – но не высадятся на него… что и совершат уже менее чем через год американцы… Впрочем, это – совсем другая история.