дома нескучно
Как весело и с пользой пережить самоизоляцию

О Сталинградской победе

2 February 2019

2 февраля 1943 года завершилась капитуляция остатков 6-й армии Паулюса; сам новоиспечённый генерал-фельдмаршал сдался ещё 31 января. (Правда, в развалинах ещё отстреливались так называемые «Ost-Hilfswilligen», «восточные добровольные помощники» – но они не в счёт). Сталинградская битва завершилась – и по этому случаю у нас сегодня День Воинской Славы.


…Капитулировали двадцать дивизий – почти сто тысяч человек, в том числе две с половиной тысячи офицеров и двадцать четыре генерала… иные источники с некоторым упрёком указывают, что из плена вернулись «не более двадцати процентов» – что тут скажешь… сдаваться надо было раньше, когда предлагали… Кстати, перед началом нашей операции «Кольцо» у Паулюса было двести тридцать тысяч солдат.

…Впоследствии Манштейн напишет: «Причину гибели 6-й армии надо, понятно, искать в том, что Гитлер – прежде всего из соображений престижа – отказался отдать приказ оставить город». Действительно, на фюрера нашло какое-то затмение – он до последнего дня требовал отстаивать «крепость Сталинград» и по радио произведёт Паулюса в фельдмаршалы, подсказывая, что «германские фельдмаршалы не сдаются» – впрочем, автор «Плана Барбаросса» благоразумно сделает это на следующий же день.

…Таким образом, 6-я армия, вместо того, чтобы прорываться, упорно защищала то, что осталось от города – и её положение закономерно ухудшалось с каждым днём. Дело было не только в боевых действиях – люфтваффе получит, было, приказ наладить снабжение осаждённого Паулюса по воздуху; но почти сразу выяснится, что это – утопия… Войскам требовалось примерно шестьсот тонн грузов в день (сорок тонн одного хлеба!) – однако, в среднем удавалось перевезти не больше ста. К тому же, эта цифра всё время сокращалась – а потери авиации росли, и всего составят полтысячи машин (которые, между прочим, снимали с других фронтов).


…В конце ноября упомянутый Манштейн отобьёт бодрую телеграмму: «Принимаю командование группой армий «Дон». Мы сделаем всё, чтобы вытащить вас». Вскоре начнётся операция «Зимняя буря» – и действительно, неожиданная атака ударной группы Гота поначалу имела успех; к 20 декабря он окажется на расстоянии сорока-пятидесяти километров от Сталинграда…

…Однако, на дворе стоял отнюдь не сорок первый!.. Даже промахнувшись поначалу с направлением главного удара, наши буквально вгрызлись в землю – Гот потеряет двести тридцать танков, более половины пехоты – и уже не сможет деблокировать 6-ю армию самостоятельно. С другой стороны, развернется наступление Красной армии в направлении Ростова – угроза «котла» нависала уже над «спасителем» Манштейном!..

…Операция по встречному прорыву получила громкое кодовое название «Удар грома» – однако, она так и не начнётся… Паулюс не решится оставить город, который фюрер приказал ему оборонять «любой ценой» – впрочем, вдобавок, у него банально не хватало ресурсов: танки имели горючего, от силы, на тридцать километров хода; солдаты (со слов Паулюса) получали по 50 граммов хлеба в день…

…Итак, две немецкие группировки за малым, но не смогут дотянуться друг для друга – Гот будет вынужден развернуть часть сил для защиты собственного фланга.

…В это время Рокоссовский предложит немцам вполне почётную капитуляцию – они откажутся, невзирая на сыпавшиеся с неба советские листовки, в которых без экивоков говорилось: «Любой, оказывающий сопротивление, будет безжалостно уничтожен».

24 января Манштейн, понимая, что пробиться к Паулюсу он не сможет, будет буквально умолять Гитлера дать разрешение на капитуляцию… но тот ответит: «О сдаче не может быть и речи. Войска должны держаться до конца». Ну, ещё примерно неделю они продержатся…

P.S. …В Сталинграде закончится немецкое продвижение на Восток – с этого дня, и до самого конца войны вермахт утратит стратегическую инициативу.

P.P.S. Стоить отметить, что фюрер мог спасти от плена хотя бы высшее командование 6-й армии – отдельные самолёты продолжали прорываться в Сталинград. Именно так был вывезен из котла Ханс Хубе – он срочно понадобится Гитлеру, чтобы командовать формируемым танковым корпусом – однако, однорукий генерал (ставший инвалидом ещё на Первой мировой) с достоинством ответит: «Я привёл своих солдат в Сталинград, и приказал им сражаться до последнего патрона. А теперь покажу, как это делается». За Хубе придётся послать не только самолёт, но и охрану – генерала вывезут насильно, а через год он, по совпадению, погибнет в авиакатастрофе… Впрочем, это – совсем другая история.