ЧЕМ ЗАМЕНИТЬ ЕГЭ?

11 June
252 full reads
506 story viewsUnique page visitors
252 read the story to the endThat's 50% of the total page views
5,5 minutes — average reading time
Из цитируемого источника. Группа "За возрождение образования" VK
Из цитируемого источника. Группа "За возрождение образования" VK
Из цитируемого источника. Группа "За возрождение образования" VK

К выборам (как обычно) активизировались разговоры об отмене единых экзаменов, поскольку очевидно, что на этом поле можно набрать политические очки. Парламентская оппозиция в полном составе записала соответствующий пункт в свои программы, и даже функционеры «Единой России» (партии, которая законодательно утвердила ЕГЭ и много лет поддерживает его незыблемость) дерзают заявлять о необходимости отмены этих экзаменов. Сдвинулись с упёртой позиции и Кравцов с Музаевым. Они тоже готовы пообсуждать эту тему.

В такой ситуации неизбежно встаёт вопрос, вынесенный в заголовок. На него есть ответ, который поддерживает большинство населения: надо восстановить советскую систему выпускных и вступительных экзаменов. Но сделать это одним махом заведомо не получится, поскольку прежняя система экзаменов возможна при наличии советской системы образования, которую в значительной мере уже подменила машина натаскивания на ЕГЭ.

Бытует мнение, что у ЕГЭ есть важное достоинство — «объективность и независимость». Рособрнадзор прилагает огромные усилия для поддержания такого имиджа единых экзаменов. «Кухню» системы ЕГЭ оберегают от любых посторонних взглядов, ибо стоит туда заглянуть, и миф пошатнётся. Задания экзаменов остаются «секретными» даже после их проведения, потому никакие претензии к их содержанию невозможны. В 2018 году имел место документально подтверждённый слив КИМов ЕГЭ в сеть. Надзиратели этот очевидный факт опровергали в суде (и добились нужного решения, поскольку судьи готовы выполнить любой заказ власти — см.
https://vk.com/wall-62604527_20651 ), чтобы по-прежнему твердить о «честности ЕГЭ».

Словом, «объективность и независимость» — это тот камень, на котором ещё как-то балансирует система единых экзаменов. Кравцов многократно повторял, что если и заменять ЕГЭ на что-то, то непременно с сохранением этих «важнейших качеств». И даже «представители общественности», рассуждающие об альтернативе ЕГЭ, крепко зациклены на «объективности, независимости и стандартизации требований» выпускных и вступительных экзаменов.

Кому-то покажется странным, но эти самые «объективность и независимость» совсем не плюс, а один из фундаментальных минусов ЕГЭ.

Разумеется, этот парадоксальный на первый взгляд тезис нуждается в разъяснении.

Если коротко, то сведение к минимуму «человеческого фактора» в ЕГЭ (а также в ОГЭ и ВПР) стало началом системного расчеловечивания образования. Сегодня (после дистанта) многие на собственном опыте осознали, что представляет из себя школа без учителя.
Экзамены без учителя — ровно такой же нонсенс.

Дело в том, что основная функция экзамена — отнюдь не контроль и оценка знаний, а систематизация пройденного материала. Поэтому экзамены — неотъемлемая часть учебного процесса. Их главное назначение — сформировать у учащихся целостное представление о предмете. Поэтому всегда и везде (вплоть до последних безумных «реформ») экзамены принимали те, кто учит (на выпуске — в составе государственной экзаменационной комиссии) или будет учить (если экзамены вступительные).

И здесь надо сразу отметить, что ЕГЭ по своему содержанию к систематизации знаний имеет далёкое отношение (это в полной мере относится также к ОГЭ и ВПР). Для успеха на этом «экзамене» требуется натасканность на выполнение очень конкретных заданий. При этом результаты ЕГЭ пригодны для поступления в вуз в течение четырёх лет. За такое время обретённые знания могут быть напрочь забыты, но университеты обязаны таких абитуриентов принимать и учить (а как учить и чему, если вместо необходимой базы — чистый лист?). Из этого факта однозначно следует, что при введении ЕГЭ — «выпускных и вступительных экзаменов одновременно» — о систематизации пройденного материала и речи не было. Так что в классическом понимании это и не экзамен вовсе.

Повторим ещё раз, что экзамены (любые: переводные, выпускные, вступительные, сессионные) в первую очередь нужны для приведения знаний в систему, а ЕГЭ, ОГЭ и ВПР с их демоверсиями и шаблонами заданий эту функцию выполнять не могут.

В то же время ясно, что подготовка к любым экзаменам мотивируется желанием получить высокую оценку. И оценка эта должна быть справедливой. Отсюда и начинается разговор о «человеческом факторе» и возможном предвзятом отношении.
Надо заметить, что все человеческие отношения связаны «с человеческим фактором». По-другому не бывает, как и не бывает жизни человека без таких отношений. Образование в принципе нельзя вынести за их рамки. (Кому это не нравится — милости просим в цифровую школу, но это не к нам.)

Однако профессиональный кодекс настоящего педагога исключает предвзятое отношение к ученикам. «Учитель любит всех» — такова аксиома профессии. Разумеется, в семье не без урода и всегда встречались учителя, которые мелочно сводили счёты с учениками. Но, принимая управленческие решения в образовании, нельзя ориентироваться на уродов, ибо в этом случае там скоро только такие и останутся (соответствующий тренд уже явно просматривается).

Так кто же ставит более справедливую оценку:
учитель, знающий своих учеников, на классическом устном экзамене, проходящем в режиме диалога,
или чёрный ящик ЕГЭ?

В ЕГЭ есть апелляция, но добиться правды там очень трудно. Многие убедились в этом на практике. «Эксперты» всеми силами стараются сохранить лицо, крайне неохотно исправляя даже очевидные ошибки проверки (см., например,
https://vk.com/wall-62604527_27189 ). А неравнозначность заданий этого «справедливого экзамена» (временами вопиющая — см. https://vk.com/wall-62604527_12686 ) вообще вне поля обсуждения ввиду их «секретности». К тому же в ЕГЭ содержатся вопросы, которых основная масса учеников в школе даже не касалась.

На классических выпускных экзаменах ничего подобного не было и быть не могло. На устном экзамене, который «глаза в глаза», можно исправлять допущенные ошибки (без ущерба для оценки), а уж отстаивать свою правоту — без вопросов. Такое только приветствовалось. Сама атмосфера прежнего выпускного экзамена — цветы, приподнятое настроение — прямой антипод нервозному ЕГЭ с его мрачными атрибутами антитеррора.

И если мы доверяем школьным учителям своих детей на протяжении 11 лет (пусть иногда по неизбежной необходимости), то абсолютно нелепо отказывать школе в праве принимать выпускные экзамены и передавать их в виде нелепого эрзаца бездушной «цифровизированной» системе.

То же касается и вступительных экзаменов. Если абитуриент мечтает попасть в вуз, но поступать туда хочет исключительно по ЕГЭ (а не по обычным вступительным экзаменам), потому что университетский профессор — непременно коррупционер и жулик, то встаёт вопрос: чего ради он в такой гадюшник стремится?


А если мы доверяем вузу, то почему из этого доверия надо исключать его приёмную комиссию и ратовать за мифическую «объективность», которая убила главную функцию вступительного экзамена — подготовку будущего студента к обучению? (подробно см.
https://vk.com/wall-62604527_4900 )

Таким образом, прежние экзамены несопоставимо справедливее и объективнее ЕГЭ, и возврат к ним решит проблему справедливости автоматически.

Остаётся вопрос: как в нынешних условиях вернуть утраченную систему?
Первые шаги прописаны в нашем законопроекте, который недавно был повторно отклонён в Думе партией власти (см.
https://vk.com/wall-62604527_45484 ). Это:

1) Немедленно упразднить аттестацию по ЕГЭ и поэтапно восстановить прежние обязательные выпускные экзамены. В перспективе — по всем основным дисциплинам и преимущественно в устной форме.
(При этом программу экзаменов — кодификатор базовых требований — определяет Минпрос (куда школы вправе добавлять свои разделы), а критерии оценивания в каждой школе будут свои: как учили, так и спрашивать. По-другому в нынешней ситуации не получится. Любое «единство требований» — это неизбежный возврат к примитивному выпускному ЕГЭ типа базовой математики.)

2) ЕГЭ вынести за рамки школы. Это вступительные экзамены в вуз, которые сдают после получения аттестата.

3) Всем вузам предоставить право проводить собственные вступительные испытания в любой форме в дополнение к ЕГЭ или вместо ЕГЭ.

Сами по себе эти пункты принципиально ничего не изменят. Школьники будут продолжать готовиться к избранным ЕГЭ, по возможности игнорируя всё прочее, а подавляющее большинство вузов не станет проводить никаких дополнительных испытаний, чтобы не отпугивать абитуриентов. Но это необходимая законодательная база для дальнейших шагов.

ЕГЭ сегодня — самый эффективный инструмент воздействия на школьное образование, и в этом качестве его можно использовать во благо. Из ЕГЭ надо исключить весь примитив, который вставлен туда для втирания очков, и все сверхсложные задания, что выходят за рамки возможностей массовой школы. Количество заданий следует резко уменьшить, а их уровень должен соответствовать возможностям ученика обычной школы. Так, чтобы её отличник имел все шансы написать этот ЕГЭ на 100 баллов. При этом не должно быть никаких демоверсий и шаблонов заданий (типа: задача 13 (в профильной математике) — это простейшее тригонометрическое уравнение, номер 17 — «экономическая задача» имени Кузьминова и Набиуллиной и т. д.). Выпускники должны знать, что в КИМах ЕГЭ могут быть задания из любого раздела программы. И потому для успеха надо иметь целостное представление о предмете.

Репетиторы от такого взвоют, но быстро перестроятся. Уровень сложности обновлённых ЕГЭ можно определить с помощью вузов «средней руки» (топовые ни в коем случае не беспокоить), которые по своим студентам хорошо знают возможности современной массовой школы. От них надо попросить список заданий, которые (по их мнению) должны уметь выполнять их абитуриенты. После систематизации и исключения возможных выбросов получится некий открытый банк, на который школьники смогут ориентироваться при подготовке. (Речь здесь только об уровне сложности, а не о содержании предстоящих экзаменов.)

Суть предлагаемых изменений проста: надо связать обучение в школе с подготовкой к вступительным ЕГЭ (сегодня в массой школе этой связи фактически нет). Так, чтобы изучение программы на уроках было тождественно подготовке к единым экзаменам, чтобы учитель не пропускал разделы программы, потому что они «не нужны для ЕГЭ».

Упрощение заданий приведёт к резкому увеличению числа стобалльников, что и требуется. Проводить набор на топовые специальности только по ЕГЭ при этом уже не получится. Ведущие вузы будут вынуждены вводить собственные дополнительные испытания (ДВИ). Очень скоро наличие ДВИ станет признаком престижа специальности, и за лидерами потянутся остальные. ЕГЭ постепенно утратит свою ведущую роль.


Так будет запущен механизм восстановления прежних вступительных экзаменов. Этот процесс может быть завершён одновременно с возрождением классической выпускной аттестации.

Данный текст ни к коей мере не адресован существующей власти. В сфере образования её цели противоположны нашим, и все подобные рекомендации она воспринимает с точностью до наоборот.
Приведённые тезисы могла бы использовать власть, озабоченная судьбой страны, осознавшая, что в образовании идут процессы, несущие летальную угрозу. Но такой власти у нас нет.

В преддверии выборов мы считаем необходимым ещё раз разъяснить суть вопроса, смысл политической игры вокруг ЕГЭ. Система единых экзаменов дискредитирует себя всё больше и больше (к слову, веру в «справедливость ЕГЭ» сильно подорвали новые правила приёма (см.
https://vk.com/wall-62604527_45895 ), и в этом году они ещё добавят). В такой ситуации власть склонна поменять ЕГЭ на что-нибудь другое, но такое же «объективное и независимое».

И среди «оппозиционеров», призывающих к отмене ЕГЭ, явно просматриваются «эксперты», работающие в том же направлении.

https://m.vk.com/id5941786

Комментарий. Сегодня только ленивый во власти не пиарится на идее замены ЕГЭ чем-то более подходящим и для школы, и для вузов, и для развития детей, и для развития страны. А толковых предложений мало. В данном тексте прописан план постепенного отхода от гибельной заморозки системы образования при помощи ЕГЭ. Намечен план постепенного возрождения образования. Чрезвычайно точно отмечено увлечение образованием без "человеческого фактора", то есть без учителя. Без доверия к тому, кто учит в школе или будет учить в вузе. "Расчеловечивание" образования уже принесло свои горькие плоды, но власть в образовании пока принадлежит тем, кто проводит антироссийскую, навязанную извне политику. Хватит ли ума представителям "партии и государства" не ограничиваться предвыборными задачами и сбором "лайков" избирателей, а напрячь волю и осмыслить задачи сохранения страны, роли системы образования в этом и наметить план выхода из кризиса образования, в который нас опустили специалисты, ориентированные на подражание Западу и выполнение их пожеланий?