О цифровизации образования. Информация к размышлению

525 full reads
1,7k story viewsUnique page visitors
525 read the story to the endThat's 29% of the total page views
11,5 minutes — average reading time
ак
ак
ак

В «Диалогах об образовательной политике с Александром Адамским» — специальный представитель Владимира Путина по вопросам цифрового и технологического развития Дмитрий Песков. Вас ждёт интересный разговор о цифровых луддитах, неизбежности эпохи цифровых монополий, ФГОС 4.0, ЕГЭ и будущем российского образования.

Это была информационная заставка к беседе, которую Дм. Песков начинает фразой «Аналоговая справедливость недостижима в цифровом мире, и люди, которые призывают к возвращению в аналог, это люди, которые отрицают идею образовательного равенства и поддержки талантливых детей небогатых родителей». Я кратко комментировал эту беседу [1] и дал ссылку на неё [2]. Чуть позже Дмитрий Николаевич сам докажет, что сказанное им, мягко говоря, неправда. Ниже я приведу цитаты из эпохального документа [3] 2013 года. подтверждающие моё мнение.

Этот документ дополнялся и правился, из него уже удалили некоторые пассажи — про скорое отмирание государства и про управление обществом через транснациональные компании, об эффективности образовательных платформ (MOOC-платформ), на которых лишь 5-10 % студентов завершали начатый курс обучения (у меня эти куски сохранились в старой распечатке документа, а в документе их уже нет). А нам эти платформы навязывают аж с начальной школы, когда природой ещё не положено ребёнку иметь осознанный внутренний мотив к учению, тем более к самообучению. А откуда Дмитрий Николаевич это может знать, если он в своих выступлениях иногда говорит про десятилетнее образование в российской школе? У него, как он про себя сказал в одном выступлении, три или четыре высших образования, но он ни разу не учитель! Большинство его планов по образованию связаны с обучением студентов и взрослых, но эти планы обрушивают на головы школьников. Да что там школьников!

Вы не поверите, но к 2020 году была запланирована передача знаний и навыков ещё не родившемуся младенцу. Вот кадр из таблицы в документе, его пока не удалили, хотя там много изменений со дня публикации [3].

О цифровизации образования. Информация к размышлению

2020. Школа в утробе. Программы развивающей беременности: ребёнок получает знания и навыки в утробе. [3, c. 42]

Это всё штрихи к портрету большого профессионала или непотопляемого шарлатана — история рассудит… (а может быть, компетентные органы?) А пока вернёмся к беседе.

2:35 — Мы будем обсуждать цифру и образование… и инициативу ФГОС 4.0… Дмитрий Николаевич высказал идею «ФГОС — как экосистема». Скажу честно, до этого Вы очень пытались удержать принцип «ФГОС — платформа». Ваше выступление перевернуло наше…, моё представление, прежде всего…

Забавно слушать высокие обсуждающие стороны из рядов «реформаторов» образования России про ФГОС 4.0, который примут только через год после их беседы. И окажется, что ФГОС 4.0 и не экосистема, и не платформа, а так — пустое место, на котором потоптались (с пользой для себя) некие говоруны про образование. Короче, лопнул надутый год назад шарик про ФГОС.

Его уже приняли и будут внедрять, но это такой пустой и бездарный документ… Впрочем, вы можете почитать мой разбор этой то ли платформы, то ли экосистемы. [4] А дальше идёт интересная часть разговора.

4:34 Речь идёт о протесте против цифровизации образования, который в России идёт через «американские социальные сети, смартфоны Apple, через американскую платформу, к которой наша страна отношения не имеет и ими не управляет. Алгоритм, называемый искусственным интеллектом, принимает то или иное решение, у вас не существует процедуры обжалования… Цифровые протесты канализируют нам, как нации, цифровые механизмы. Какое-то количество жалоб собрано на американской платформе Change.org, которая живёт на гранты Государственного департамента США».

Какое справедливое возмущение отсутствием прозрачности механизмов работы алгоритма («искусственного интеллекта» — ИИ) не в наших интересах на американской платформе! Разделяю это справедливое возмущение, так как сам столкнулся со «сбрасыванием» голосов поддержки под моей петицией https://www.change.org/p/открытое-письмо-президенту-рф-в-в-путину-восстановим-суверенитет-россии-над-системой-образования

За год петиция собрала 248 голосов поддержки. Примерно в одно время с моей петицией на той же платформе была размещена петиция «Сохраним будку пса Барона!». За полторы-две недели под этой петицией были уже тысячи подписей. Чем американцам угрожала будка пса Барона? — Да ничем. А вот восстановление суверенитета России над своим образованием угрожало обнулить все усилия и затраты США на развал образования в России. Этот пример я вспомнил не от ностальгии, а как иллюстрацию к тому, что «Не важно, как голосуют. Важно, кто считает!» (Эту фразу приписывают И.В. Сталину.)

Так что же получается? Возмущаться цифровизацией и дистанционным обучением на американской платформе нельзя, а собирать личные данные учащихся и студентов на платформах, использовать совершенно непрозрачные процедуры без процедуры опротестования, а оценки сомнительных качеств вроде «вовлечённости в процесс» — не исключено, что в тех же США, а не у нас — можно?

Дм. Песков перечислил все аргументы, которые мы выдвигаем, опасаясь перевода всей информации об учебных и иных достижениях школьников в «цифру», против перевода образования в онлайн. Он назвал противников безоглядной цифровизации людьми, «которые отрицают идею образовательного равенства и поддержки талантливых детей небогатых родителей». Вот здесь он самым наглым образом… говорит неправду.

Простите, разве не он говорил о том, что обучение разделится на два типа — на электронное, оно будет дешёвым, и «лицом к лицу» — оно будет только дорожать? И этот человек теперь представляется защитником талантливых детей малообеспеченных родителей? Поборником справедливости? Если это не «переобувание в полёте», то что это? Тогда это наглая… неправда! О каком равенстве образовательных возможностей школьников печётся сей господин, если уже предуготовил — одним, детям «кого надо», нормальное обучение с учителем, а другим — обучение через компьютер, так как ИИ чуть ли не в утробе матери с помощью очень непрозрачных процедур без процедур обжалования, которыми справедливо возмущался Дмитрий Николаевич, определит личную траекторию обучения для тех, кто будет обсуживать детей «кого надо» в будущем. Вот цитата, которая встретится ниже в длинном куске документа [3]: «Обучение будущего с высокой вероятностью может стать еще более высокостратифицированным. Разделение на страты будет определяться возможностями «живого» доступа (в т.ч. стоимостью этого доступа) к уникальным носителям компетенций — «гуру» и сообществам практик». А вот чуть дальше в том же документе:

«Живое» обучение будет сравнительно более дорогим и, как следствие, будет носить «премиальный» характер».

О каком равенстве образовательных возможностей заявляет нам человек, говорящий о возможностях «живого» доступа к уникальным носителям компетенций с учётом стоимости и премиальности этого доступа?

Давайте вспомним про предмет нашего разговора — ОБРАЗОВАНИЕ, то есть обучение и воспитание, формирование личности учащегося с целью придания человеческого ОБРАЗА детям, которые без образования рискуют остаться просто детьми homo sapiens. Дмитрий Николаевич печётся о равенстве образовательных возможностей? — Отлично! А теперь прочитаем, как он понимает образование.

В документе, главными авторами которого являются Дмитрий Песков и профессор Московской школы управления Сколково Павел Лукша, к которому на 11 листах приведён список использованной литературы, не содержащий ни одного российского источника. Две-три публикации на русском языке упомянутых специалистов не являются научными публикациями, отражающими российский опыт, педагогическую науку, реалии и перспективы современной России. Итак, образование в восприятии Д. Пескова:

«Образование все больше воспринимается как нематериальный инвестиционный актив, процесс формирования, фиксации и капитализации которого нужно сделать максимально управляемым. Уже сейчас существует ряд финансовых инструментов для инвестиций в собственное и чужое образование, и ясно, что эту сферу в ближайшие годы ждет бурное развитие». [3, с. 7]

Вы понимаете, в чём главная озабоченность мыслителей: создаётся нематериальный актив, которым можно будет торговать, на котором можно будет заработать — это главное так и прёт из переводчиков «на язык родных осин» успешного зарубежного опыта зарабатывания на образовании, где оно испокон веку платная услуги, а иначе у них быть не могло. Таким образом, цифровизация образования — это и не про образование вовсе, это про бизнес на образовании, но, приличия ради и для притупления бдительности граждан, они говорят о равенстве образовательных возможностей, про заботу о талантливой молодёжи, а секрет заботы в том, что на ней хотят заработать! Не страну развивать, опираясь на таланты — это им без надобности, а банально заработать. Наберитесь терпения и хотя бы «по диагонали» просмотрите большой блок — извлечение из документа [3], в конце которого открыто говорится о бизнес-интересах проводящих нам цифровизацию образования.

«Если рынок прямых инвестиций в таланты получит развитие, мы ожидаем к началу 2020-х появление первых «людеардеров» — владельцев инвестиционных портфелей, собранных из талантов, с совокупной стоимостью (по ожидаемому доходу) более миллиарда долларов — примерно так, как в свое время состоялись первые миллиардные состояния на рынках кредитов, облигаций, деривативов и прямых венчурных инвестиций. Появление «людеардеров» окончательно легитимизирует рынок прямых инвестиций в таланты с точки зрения массовых инвесторов». [3, с. 89-90]

А теперь приведём большой блок из документа [3], в нём есть небольшие сокращения и жирным шрифтом выделены места, на которые прошу обратить внимание. Мои вставки с комментариями и возмущениями помещены в квадратные скобки.

«Можно указать на следующие основные процессы в развитии форматов обучения и воспитания:

а. Технологии удешевляют доступ к «образовательному стандарту». В этом смысле «образовательная машина», которой являлась индустриальная система образования, постепенно замещает человеческие компоненты (напр. «учителя-репродукторы», разработчики и проверяльщики стандартных тестов или тренеры со стандартной программой) на более дешевые автоматические компоненты.

б. Как следствие, процесс обучения становится все более массовым и все более тотальным — поскольку доступ к автоматическим «наставникам» во всех сферах жизни … стоит меньше, чем доступ к живым учителям и тьюторам.

[Вопрос: как электронное обучение может стать более массовым (чем обучение с учителем), если обруганное псевдо-учёными «аналоговое» (традиционное) обучение уже включило в учебный процесс всех учащихся? О каком платном доступе к живым учителям речь, если бесплатное образование у нас пока ещё гарантировано Конституцией РФ? При переводе с английского авторам документа следовало бы адаптировать текст к российским реалиям!]

в. Одним из преимуществ автоматических систем является возможность отслеживать и учитывать индивидуальные особенности и запросы учащихся. Как следствие — обучение и воспитание становится по-настоящему индивидуализированным…

г. Автоматические решения хорошо приспособлены для трансляции стандартного и оформленного опыта и знаний, однако отправной точкой их работы является оформление этого опыта. Как следствие, самым дефицитным ресурсом в образовательных системах будущего оказываются «гуру», высококачественные носители эталонного знания / опыта. За счет автоматизации, освобождающей носителей знания и опыта от рутины повторения (напр. многократного чтения стандартных лекций), у них появляется возможность сосредоточиться на главном уникальном качестве, которое состоит в (а) уникальной структуре мышления таких людей, (б) их способности оказывать «освобождающее» и «вдохновляющее» (empowering) воздействие на своих учеников, и (в) связанной с ними комплексной психофизической коммуникации между «гуру» и учениками. «Гуру» будущего, стоящие в центре процессов образовательной системы, в определенном смысле возвращаются к статусу и позиции их предшественников из традиционной системы подготовки брахманов* — учителя, наставляющие учеников в саморазвитии с учетом их особого личного пути и уникальной структуры личности каждого.

[Зачем авторы оставляют в тексте так много англицизмов, часть из которых я удалил из экономии? Неужели боятся, что мы подумаем, что читаем плод их самостоятельных, независимых от англоязычных источников, размышлений?]

д. Хотя позиция индивидуальных «гуру» выглядит привлекательной, в силу ряда причин (среди которых постоянно возрастающая сложность окружающего мира и огромное разнообразие навыков, необходимых для продуктивной и здоровой жизни в этом мире) более вероятно, что, наряду с выдающимися гуру-индивидуалами, большинство «гуру» будут являться распределенными и коллективными субъектами – то есть, обучение будет идти за счет коллективной компетенции сообществ. Скорее всего, индивидуальные гуру будут персонами-брендами для соответствующих школ или сообществ, обеспечивающих коллективное обучение. Как мы будем обсуждать в разд. Коллективные образовательные процессы, значимая часть нового образования уже происходит и будет далее происходить в сообществах практик — группах, в своей деятельности реализующих систему уникальных знаний и навыков. Более того, поскольку значительная часть учеников будут взрослыми — то они тоже смогут выступать «гуру» для других учеников, что будет способствовать росту моделей взаимообмена в сообществах. [Да здравствует непрофессионализм! Авторы текста не являются убедительными профессионалами в педагогике, мало того, они дают разрешение становиться «гуру» — то есть обучать других — любым непрофессионалам. Кстати, мы пока ещё не читали про школу, которую наши дорогие непрофессионалы обходят стороной, разрабатывая теорию цифровизации образования. А применять эту теорию они собираются именно в школе. Непрофессионалу «не жмут ботинки» профессионала — сомнение в собственной правоте, например. Непрофессионал всегда прав, а кто не согласен, тот «отрицает идею образовательного равенства и поддержки талантливых детей небогатых родителей», или что-то в том же духе.]

В связи с этим, можно указать на последствия распространения новых технологий для образовательной системы:

1. Обучение будущего с высокой вероятностью может стать еще более высокостратифицированным. Разделение на страты будет определяться возможностями «живого» доступа (в т.ч. стоимостью этого доступа) к уникальным носителям компетенций — «гуру» и сообществам практик.

2. Массовые знания и навыки будут передаваться в первую очередь за счет автоматизированных решений (на первых этапах — за счет гибридных онлайн/оффлайн форматов…, а далее — в работе с полностью автоматизированными системами-наставниками).

[Наши непрофессионалы не знают, что обучение и воспитание подрастающего поколения неразделимо связано с развитием и становлением личности ученика, которое невозможно без живого общения с учителем, без организации и непосредственного контроля учебного процесса учителем, без стимулирования учителем внимания, прилежания, исполнительности ученика. Непрофессионалы все эти функции передают ИИ? Или они ещё просто не знают об их существовании?]

3. «Живое» обучение будет сравнительно более дорогим и, как следствие, будет носить «премиальный» характер — и в большинстве случаев будет организовано не как длинное совместное обучение, а в виде коротких интенсивных сессий. Содержание этого обучения будет сосредоточено не на передаче общедоступной информации и отработке рутинных упражнений, а на выработке сложных надпредметных компетенций, связанных с творческим мышлением и поддерживающим его психофизическим «настроем». Важной частью такого живого обучения должна также быть работа с ценностями и предельными смыслами. При этом — образование для взрослых будет организовано в большей мере «горизонтально», через взаимообмен знаниями.

4. С другой стороны, технологии позволяют не только «элитизировать», но и «демократизировать» обучение — то есть, они могут выступать инструментом, обеспечивающим множеству людей равный доступ к получению знаний и навыков, в т.ч. от «гуру»-людей и сообществ. Обеспечение равного доступа вне зависимости от расы, национальности, пола, возраста, имущественного класса и др. признаков — очень важный процесс, вдохновляющий множество учителей прошлого и настоящего, и не существует особых технологических барьеров к созданию именно такой среды, в которой каждому учащемуся обеспечиваются равные права и возможности. В этом смысле, многое будет зависеть от тех ценностных установок, которые будут удерживаться при дизайне образовательных систем будущего» [3. с. 35-36]

[Простите, но «демократизировать» обучение (после того, что мы уже прочитали) — это наглая неправда! А дальше авторы переходят к описанию использования оценки в процессе обучения. Здесь их дремучести и неведению просто нет предела!]

«1. Системы оценки выходят за рамки системы образования (которая является только частным случаем такой системы). В обществе становится возможным переход к «экономике заслуг» как к универсальной системе оценки достижений каждого индивида, в которой репутация становится репутационным капиталом, позволяющим получать доступ к знанию и ресурсам… Естественным развитием систем оценки в образовании является их интеграция с подобными системами достижений.

[А вот вам и предложение о построении системы всеобщей слежки и управление обществом или отдельным индивидуумом не только на основе его успехов и наличия компетенций, но и лояльности, управляемости (в Китае такая система уже работает). Неуправляемого просто не возьмут нигде на работу, так как фирма побоится санкций цифровых фашистов, если не обратит внимание на пометку «неблагонадёжен» в цифровом портфолио. Хочешь выжить — подчиняйся! И чем это не цифровой фашизм? И где здесь и в чём равенство и свобода?]

2. Системы оценки достижений (как в образовании, так и за его пределами) могут строиться как процесс непрерывной оценки в игро-подобной динамике (примерно так, как это делается в MMORPG, где за каждое игровое действие игрок получает очки, а по совокупности — уровни и связанные с ними бонусы). Такая система, построенная в логике quests & achievements и встроенная в дополненную реальность, может сопровождать человека на протяжении полного дня — когда можно зарабатывать баллы за здоровый образ жизни, правильное социальное поведение («перевел старушку через дорогу») и пр. При совмещении с процессом обучения, образование превращается в «личный квест по прокачке персонажа», когда учащийся, выступая как игрок, развивает себя по рекомендованному сценарию.

[Вы предупреждены: на пешеходном переходе вас контролируют и ваше поведение оценивают. Интересно, будут ли камеры в вашем личном туалете?]

3. Происходит переход от иерархической системы оценки (когда учителя оценивают учеников, или начальники оценивают подчиненных) к круговой оценке (все оценивают всех). С точки зрения образовательного процесса, итоговая оценка каждого складывается из оценок всех, с кем учащийся взаимодействовал в процессе образования (напр. реализуя образовательный проект) — и это дает гораздо более полную картину и о текущих качествах учащегося, и о «зонах развития». Кроме этого, оцениваются не только учащиеся, но учителя, и содержание обучения, и образовательное пространство — и такая оценка позволяет гораздо быстрее и результативнее со-настраивать компоненты процесса образования.

[Ещё раз: да здравствует непрофессионалим! Оценка учителем правильности и полноты выполненного задания превращается в «лайк», который ставят кто угодно, сколько угодно и кому угодно, даже учителю. На таких «лайках» Даня Милохин стал «звездой» — это повлияло положительно на его уровень культуры и образования? Не думаю, так как он утверждает, что артистам вообще мозг не нужен! Я поздравляю авторов идеи расширения функций школьной оценки и доведения их идеи до абсурда!]

4. Не столь важно оценивать достижения, сколько способность достигать как таковую, т.е. оценивать компетенции — поскольку достижение это разовый результат, а компетенция показывает способность такой результат повторить. В этом смысле разовые оценки достижений могут собираться в «профиль компетенций». Такой профиль компетенций, постепенно расширяясь по мере развития человека, может сопровождать человека всю жизнь, с первых лет и до конца. Через этот профиль связываются между собой образование человека, его социальная активность (включая неформальную) и его профессиональная деятельность — поскольку все они отражаются в этом профиле. Это позволяет давать более комплексные оценки каждой личности, опираясь не только на академические успехи. Скажем, школьный хулиган-заводила в этом случае может быть не «аутсайдером» учебного процесса, а человеком с высокими коммуникативными и организаторскими компетенциями.

5. Оценка результатов является не единственным индикатором качества учащегося и учебы. Не менее важна оценка того, как идет сам процесс обучения. Со стороны ведущих учебного процесса — возможно обсуждать индивидуальный стиль обучения, вовлеченность учащегося, темп работы над заданиями и пр. Такая возможность «оценки в процессе» уже реализована в некоторых MOOC-платформах… Со стороны учащегося можно говорить о том, насколько интересным, насыщенным, понятным и развивающим является процесс обучения. Эти параметры можно оценивать, в том числе, по объективным психофизиологическим параметрам учащегося (с помощью нейроинтерфейсов и биомониторов в реальном времени). Оценка процесса позволяет управлять «потоковым состоянием» в образовании (Shernoff 2002) — достигать тонкого баланса между «слишком просто» и «слишком сложно», когда обучение происходит как бы «само собой. В результате возникает интеллектуальная и эмоциональная вовлеченность… в процесс обучения» [3, с. 38-39]

[Это вам приоткрыли планы создания из учащихся биороботов. А дальше рассказ про то, зачем и кому нужны портфолио, а то вы, по наивности, можете думать, что это забота о развитии школьников, об адекватной оценке их достижений… Да нет! Бизнес — и ничего личного! «Шерифа не волнуют проблемы индейцев.»]

«Основной интерес бизнеса как работодателя состоит в том, чтобы иметь возможность видеть реальные достижения новых талантов или существующих работников — а лучше, сразу их умения и способности. В этом смысле работодатели заинтересованы в скорейшем приходе индивидуализированного образования — и в отслеживании индивидуальных успехов. Уже сейчас на эту задачу работает ряд инструментов:

Личное портфолио работ с рекомендациями (т.е. внешними оценками) и описанием ключевых умений давно стали стандартом самопредставления в некоторых отраслях, таких как дизайн, фотография, архитектура и ИКТ. Постепенно подобный формат начинает заменять резюме в большинстве отраслей, где распространена самозанятость или проектная занятость. Профили индивидуальных компетенций по внутрикорпоративным моделям компетенций становятся стандартом управления карьерными траекториями в большинстве компаний Fortune 500. Как правило, эти модели согласованы с формами профессиональной сертификации внутри отрасли (напр. программирование или управление финансами) или типа деятельности (напр. сертификация PMI в управлении проектами) Ряд университетов / бизнес-школ дает работодателям возможность доступа к электронным дипломам, в которых зафиксированы основные достижения студента, включая цифровые копии итоговых тестов, видеозаписи экзаменов и портфолио основных творческих проектов». [3, 87-88]

«3.2.3 Объективация человеческого капитала: персонализированные инвестиции

В 2013 г. одним из наиболее интересных стартапов, привлекших внимание ведущих венчурных инвесторов США, оказался Upstart — сеть, предлагающая возможность прямых инвестиций в перспективные таланты*. Модель Upstart, представляющая собой разновидность фандрайзинговой платформы, позволяет вложить в талантливого юношу или девушку до 200 тыс. долл., который он/она может потратить на свое образование или на предпринимательский проект. В течение 5 или 10 лет юный талант обязуется ежегодно отдавать инвестору оговоренный процент своего дохода — но только с суммы, превышающей прожиточный минимум (определенный в 30 тыс. долл. годового дохода). Очевидно, что модель является взаимно выгодной — молодому таланту она предоставляет возможности, которых иначе не могло бы быть (напр. на выгодных условиях профинансировать свою учебу в топовом университете), а инвестору — практически гарантированный доход (поскольку многообещающие молодые люди реализуют свои амбиции гораздо чаще, чем многообещающие проекты — и отследить потенциал таланта зачастую проще). Вне зависимости от судьбы конкретного проекта Upstart, можно смело утверждать, что создание возможности инвестировать в таланты напрямую — это новый и чрезвычайно важный для образования тренд. До сих пор эта возможность была опосредованной — либо через проекты, предлагаемые предпринимателями, либо через инвестиции в корпорации, которые частично направляются на профессиональную подготовку сотрудников. Однако каждый человек может представить себя как собственный проект — примерно так, как это уже давно происходит на рынке профессиональных спортсменов, певцов и кинозвезд. Фактически, мы возвращаемся к схеме «узаконенного рабства» — но на взаимно выгодных и крайне рыночных условиях».

Для того, чтобы начался активный расцвет рынка прямых инвестиций в таланты, необходимо несколько условий — и нет сомнений, что эти условия в ближайшие годы будут выполнены. Первым из них является фактическое признание образования в качестве услуги, оказываемой на образовательном рынке, с закреплением ответственности провайдера за КПЭ — формально оно таковым является, но по сути к нему так не относятся. Если образование превращается в услугу, то к нему можно предъявлять критерии и стандарты качества оказания услуги, и появляется возможность предъявлять претензии за некачественно оказанные услуги. Как индикатор этого — мы ожидаем, что на юридическом рынке в течение 4-5 лет появятся «образовательные адвокаты», специализирующиеся на защите интересов студентов в процессах о некачественном оказании образовательных услуг. Поверх этого к концу 2010-х гг. свои услуги могут предложить страховые структуры — таким сервисом может стать, например, «страховка от незнания», когда оказанная образовательная услуга, не смотря на обещанный результат, не позволила человеку сформировать требуемую компетенцию, что привело к неполучению или потере работы.

[Дремучее невежество в образовании! Учащийся — это тот, кто учит себя (себя=ся, учащий ся). Если я объяснил ученику правило сложения обыкновенных дробей, потренировал его, дал домашнее задание, а он не повторил дома, не закрепил изученное, не сделал домашнее задание, то он может «завалить» ближайшую самостоятельную работу. И он через адвоката может подать в суд на плохо оказанную образовательную услугу? А это ничего, что у меня весь класс эту самостоятельную работу написал хорошо? Является ли оценка работы учителя и «оказания им образовательной услуги» таким учеником объективной? Господа образовательные «гуру» — вы говорите, да не заговаривайтесь!]

(Другим, более простым типом страховки, может стать страховка инвестиционных потерь в том случае, если талант не смог выйти на ожидаемый уровень дохода.) Во-вторых, необходимо развитие системы информационной поддержки в сфере образовательных услуг, позволяющей анализировать разнообразие образовательно-карьерных траекторий и выделять наиболее выгодные стратегии (какие образовательные решения и карьерные шаги оказали наибольшее воздействие на рост персональных доходов). Для этого необходимо наличие обширных информационных баз о подобных траекториях (в т.ч. об эволюции доходов индивида) и создание систем Big Data, способных статистически анализировать такие сведения на основе больших выборок. Обеими возможностями обладает большинство ведущих кадровых агентств, включая крупнейшие сайты по поиску работы… или сети профессионалов… — и мы ожидаем, что уже в ближайшие 3-5 лет консультирование об оптимальных образовательно-карьерных траекториях (для талантов и для инвесторов) станет частью их пакета предложений. В центре модели прямых инвестиций в образование лежит представление о «превентивном управлении результатом». По аналогии с превентивной медициной, становящейся сейчас основной зоной развития в промышленно развитых странах (основанной на идее, что проще не доводить до болезни за счет правильного образа жизни, чем бороться с патологией, доведенной до острой фазы) — «превентивное образование» создает представление о желательных и нежелательных маршрутах развития. Часть таких маршрутов уже выведена эмпирическим путем (к примеру, понятен карьерный путь успешного исследования в физике или нейрофизиологии), но большинство из них еще должны быть вычислены — и в этом смысле главный акцент big data-моделей в образовании должен быть сделан не столько на изучении возможностей онлайн-педагогики…, сколько на исследовании оптимальных «маршрутов через жизнь», в т.ч. в плане социальной и финансовой успешности. Если рынок прямых инвестиций в таланты получит развитие, мы ожидаем к началу 2020-х появление первых «людеардеров» — владельцев инвестиционных портфелей, собранных из талантов, с совокупной стоимостью (по ожидаемому доходу) более миллиарда долларов — примерно так, как в свое время состоялись первые миллиардные состояния на рынках кредитов, облигаций, деривативов и прямых венчурных инвестиций. Появление «людеардеров» окончательно легитимизирует рынок прямых инвестиций в таланты с точки зрения массовых инвесторов». [3, 89-90] [Кто слышал о появлении прогнозируемых к началу 2020 года «людеардеров», прошу сообщить, хочется проверить силу наших предсказателей.]

Ну вот с этого и надо было начинать! Просто кому-то очень кушать хочется и придумали способ, как зарабатывать на сборе, хранении и продаже информации об учебных и иных успехах школьников. Кто-то хочет спонсировать наиболее успешных из них «за долю малую» из их будущих доходов. Вы с этим согласны, это пойдёт на пользу Вашему ребёнку? Тогда вперёд — поддержите цифровое образование и создание портфолио вашего ребёнка. Это одна сторона вопроса. Образование глазами учеников и их родителей, решающих, что им надо от образования и от жизни.

Но есть и вторая сторона вопроса — государственная. Государство у нас уходит от образования и государственного регулирования в этой сфере? Государство больше не интересуется обучением кадров для проведения своей образовательной, научной, медицинской, производственной, оборонной политики?

Предложения описанные выше вытекают из работ зарубежных авторов, верящих в скорое отмирание государства и передачу всех функций управления всеми сторонами жизни в руки транснациональных корпораций. Такие заявления были в цитируемой работе, но стали неудобными после продвижения Д. Пескова по карьерной лестнице — ближе к уху Президента РФ. Теперь они удалены. Какая удобная вещь эти форсайтпроекты — меняем правила по ходу игры и ни в чём себе не отказываем — здесь читать, здесь не читать! Права учить народы многомиллионного государства правильному устройству образования у Дмитрия Пескова нет. Ну никаких оснований, кроме обучения за границей. Может у них там за границей что-то надо поправить? А то один съездил, год поучился — и уже не может быть никем, только Президентом РФ. Д. Песков год поучился в Англии — и всё: меньше, чем на пророка в сфере образования не согласен. И это при полном непонимании сути образования, российских образовательных традиций и российской же ментальности.

Именно уверенность в скором отмирании государства во влажных мечтах Дмитрия Пескова и Павла Лукши, перепёртых «на язык родных осин» из многочисленных (11 страниц!) англоязычных источников, приводит к полному исключению из их опуса интересов государства и его кадровой политики. Или они уверены, что государство должно встать в очередь за кадрами и конкурировать с «людеардерами»?

А что же государство? — Молчит государство. Министерство просвещения поддержало идею электронных портфолио — там на эту тему просто некому думать, ну нет там мыслителей! Казнокрады есть — одного заместителя министра арестовали за подвиги на прежней работе в МЧС, заместитель министра, не умеющий передать прочитанное с листа своими словами — тоже есть, а мыслителей нет, они там без надобности, там только исполнители воли тех, кто руководит дальнейшим развалом образования, написанием ФГОСов и прочих бредовых документов по образованию. Молчат компетентные органы, отвечающие за национальную безопасность. Государство не хочет защищаться?

И вы чувствуете себя в безопасности, вы уверены в будущем своих детей и внуков? Кстати, а как влияет ощущение опасности на желание молодых людей становиться родителями, обрекая свои чада на людоедское обращение цифровых фашистов? Может быть, государству надо подумать, как обезопасить будущее наших детей и внуков от произвола песковых и лукшей? И тогда, с исправлением и других перекосов, народ перестанет «упорно ползти на кладбище».

Используемые источники

1. ДМИТРИЙ ПЕСКОВ. Сопротивление технологиям невозможно
https://zen.yandex.ru/media/shevkin/dmitrii-peskov-soprotivlenie-tehnologiiam-nevozmojno-5f34fdd77533e35c4774de70
2. ДМИТРИЙ ПЕСКОВ | Сопротивление технологиям невозможно [видео беседы]
3. Будущее образования: Глобальная повестка. GEF.Agenda_ru_full.pdf (rusinfoguard.ru)
4. ФГОС 4.0. Если это не вредительство, то что такое вредительство?