"Знахарка за семь верст"

26 September 2020

"Знахарка за семь верст"

начало тут<<<

- А куда бабушка пропала? – Юрка забыл есть как и Лука и теперь с нетерпением уставился на деда. Смотрела на него и Ольга. Только подкидыш растерянно хлопала ресницами поглядывая на новую семью.

Старик облизнул деревянную ложку и со стуком бросил ее на стол. Оглядев детские лица, он тяжко вздохнул, хлопнул себя по коленям и поднялся из-за стола.

- Ну что смотрите? - обратился он к ребятне – Брешет тот лысый, никуда не девал я жену свою. Сама она ушла... Давно дело было, на сносях она была в ту пору.

Братья переглянулись с Ольгой. Подкидыш продолжала молча улыбаться и глядеть по сторонам.

- А почему? – подал голос Лука – Обижал ее? – зная суровый нрав деда паренек не сразу решился такой вопрос задать, но и не спросить не мог. Все ведь ответа ждали, по глазам видно. Даже дурочка эта белобрысая и то вон, зыркает сидит у печки.

- Пальцем не тронул. Больше жизни ее любил. Все для нее было, души не чаял – после короткого молчания пробасил дед – Первая красавица в наших краях была.

Юрка призадумался. Вспомнилась ему дама роскошная которую он видел однажды в городе. И одета богато и лицом хороша, только если дед про такую же говорит, то брешет. Не станет роскошная барышня жить в глуши сибирской.

- А что значит «на сносях»? – полушепотом спросил Лука нависая на остывающей похлебкой.

- Ребеночка ждала – старик подошел к лежанке и взобравшись на нее с ногами устроился на подушке. Затем продолжил в полудреме – Жили в те времена мало, докторов почти не было. Вот и торопилась народить поскорее. А потом жаловаться стала, что худо ей. Живот болит.

- Это вы у барина жили? – Юрка наконец доел и отодвинул от себя миску.

- Нет – отмахнулся старик – Крепостное к тому времени отменили давно. Еще до того, как я родился. Да и какие тут барины в нашем-то краю? Был Григорий Палыч золотодобытчик. Так он сам детина здоровенная, вместе с остальными золото и мыл. К работягам хорошо относился. Как вольная пришла, никто от него не сбежал.

- А теперь он где? – спросила Ольга. Гребенку она подняла и теперь снова расчёсывала волосы девчушки.

- Ну вот Никитины-то они и есть – дед указал рукой куда-то на восток, в сторону иконостаса – Там и живут поныне.

- Ну чего ты чешешь-то ее без конца? – буркнул Юрка, пихнув Ольгу в плечо – Своих волос мало?

- Мне нравится – улыбнулась Ольга.

- Пока в городе жили, так ты тоже вон русая была, как лен – покачал головой Юра – А как сюда приехали, лазишь неизвестно где, пропадаешь. Рыжая стала как обабок из-за солнца этого. Разве так бывает? Чего ты там наелась в лесу?

- Всякое бывает… – ответила Ольга, снова проводя гребешком по золотистым локонам девчушки – Еще и не такое бывает, Юрка.

- И разговариваешь как-то странно! Поумнела что ли? – не унимался брат.

- А с бабушкой то что? – нетерпеливо вмешался Лука обращаясь к старику.

- А… Ну так я и говорю – взбодрившийся было дед Семен снова помрачнел – Худо ей было, а в одну из ночей так вовсе криком кричать стала. Еще и ночь как назло лютая была. Не та, что на Купалу, а вот перед ней в аккурат. За жену страху натерпелся, вижу больно ей, быстро повозку снарядил и к Сычихе повез бабку вашу.

- Это кто? – прошептал Юрка.

- Да, была у нас тут знахарка. Чтоб черт ее задрал… - было заметно, что вспоминать про эту Сычиху деду крайне неприятно – За семь верст привез свою Чернаву к ней. На руки поднял и к воротам поднес. Сапогом в дверь постучал, слышу… Проснулась…

***

40 лет тому назад

Ночь в июле:

Руки тряслись, силы уходили с каждой секундой. Чернава хоть и была худая, да стройная но с ребенком весила поболее. Обливаясь потом, широкоплечий и мускулистый Семен стиснул зубы и взмолился, чтобы Сычиха поторопилась открыть.

Жена за шею его не держала, оттого вдвойне тяжелее было. Она безвольно обвисла на руках, горячая вся. Иногда шептала бред посиневшими губами, иногда стонала, вздрагивала.

За забором, у крыльца дома мелькнул свет лампы. Покачивая керосинкой Сычиха запахнулась в платок и подскочила к калитке. Подсветив лица ночных гостей и рассмотрев, бледную Чернаву, знахарка быстро открыла засов и отступила назад.

"Знахарка за семь верст"

Пригибаясь и еле удерживая ослабевшее тело жены, Семен в несколько широких шагов оказался у крыльца. Сбросив с себя рубаху, постелил ее на доски и осторожно опустил Чернаву на полог.

- Сделай что-нибудь, Христом Богом молю! Чем хочешь отработаю, хоть в прислугу дармовую возьмешь – тяжело дыша, хрипло проговорил он – Худо совсем. Боюсь и дитя и ее потеряю.

Несмотря на свое прозвище, Сычиха отнюдь не была страшной старухой. Совсем наоборот. Высокая, да статная. Волосы рыжие будто огонь, и телом вышла хороша. Шагнув на ступени крыльца, она подняла лампу и повесила на гвоздь. Свет от керосинки закачался освещая двор.

Запахнувшись в шаль, знахарка склонилась к лицу Чернавы и пальцами приподняла веки девушки. Чуть поглядев, тяжело вздохнула и отстранилась назад.

- Не в добрый час это дитя сделали – покачала головой женщина – От него и беда вся. Долго она не проживет… - Сычиха подняла взгляд изумрудно-зеленых глаз и выжидающе посмотрела на Семена.

Семен закрыл глаза и склонил голову. Не об этом он мечтал с женой вечерами, не такие надежды испытывал. Да и Чернава потери ребенка не переживет, столько ждали его. Столько разговоров было. Зачахнет, иссохнет, сама руки на себя наложит.

- Ну чего смотришь?! – огрызнулся на Сычиху Семен – Говори уже как есть. Чего надобно тебе взамен?!

Знахарка вздохнула, с тоской и жалостью глядя на парня. Она вновь склонилась над Чернавой и провела руками по ее щекам.

- Ничего мне от тебя не надо, Семен – тихо ответила Сычиха поглаживая девушку по волосам – А коли спасти ее хочешь, так сам решить должен. Готов ли ты цену выплатить?

- Бери чего хочешь, сказал же! – рявкнул Семен. Парня трясло от бессилия, в глазах блестели слезы – Прямо говори, время не теряй! Ну!

- Надо будет за Красной живицей сходить. У меня таких припасов нет – покачала головой знахарка – Три дня пути будет на темный дальняк. Коли пойдешь, постараюсь жизнь в ней подержать пока – знахарка погладила Чернаву по волосам.

- Что это за трава такая? – чуть успокоился Семен и отвернулся, стараясь не глядеть на бледное лицо жены – Первый раз слышу.

- Обычный зверобой, только красный – отозвалась Сычиха – На склоне горы медной растет. Оттого и набрался цвета такого. А вместе с цветом и силу обрел другую. Доводилось мне такую веточку в руках держать, чудеса она творит. Руку о камень поранила, пока шла с этой веткой, на второй день раны как не бывало.

- О какой цене ты говорила? – нахмурился Семен.

- Завтра ночь на Купалу – прошептала знахарка – А путей обходных искать некогда – она подняла взгляд и пристально посмотрела на парня – Придется тебе напрямик через лес топать, если успеть желаешь…

Продолжение тут <<<

Прошу по возможности поделиться в соц.сетях и щелкнуть "палец вверх".
Огромное спасибо!