Редкие цветные фотографии Отечественной войны

32k full reads
34k story viewsUnique page visitors
32k read the story to the endThat's 95% of the total page views
1,5 minute — average reading time

Вера Дмитриевна Булушова родилась в 1921 году в подмосковном городе Пушкино. Она была старшей из пяти братьев и сестер. В 1941 году она вызвалась служить в Красной Армии. Брат и сестра последовали ее примеру и все трое пережили войну.

Работала машинисткой в военной прокуратуре. Стрелковый корпус, к которому она принадлежала принимал участие в обороне Сталинграда и впоследствии был передан 8- й Гвардейской Армии (переименованная из 62- ой армии). Закончила войну Вера Дмитриевна в звании капитана.

Вера Дмитриевна Булушова ветеран ВОВ

из открытых источников
из открытых источников
из открытых источников

В 1946 году, работая в оккупированной Германии, Булушова вышла замуж за офицера-разведчика из своего бывшего отряда - вместе у них было двое детей. После возвращения супругов в Москву с первым ребенком в 1947 году они жили в квартире ее матери. Муж Булушовой умер в 1970 году. И только в 1974 году Советское государство выделило ей собственную квартиру.

«Я просто вызвалась исполнить свой долг, - вспоминала Вера Дмитриевна - я вышла замуж только после Берлина».

из открытых источников
из открытых источников
из открытых источников

Выраженное в ее кратких словах понимание, широко разделяемое российскими ветеранами войны, о том, что государственные интересы, безусловно, имеют приоритет над личными желаниями.

«Трое из нас пошли на фронт. Я был первой кто записался в добровольцы.

Мы жили в большой и очень бедной семье. Мать воспитывала нас в одиночестве - после смерти отца в 1932 году в возрасте 36 лет она стала вдовой. Мне тогда было одиннадцать лет, и я была самой старшей из детей. Самому младшему было три.

Вскоре после начала войны началась эвакуация из Москвы. Мать сказала: "если мы умрем, давайте умрем все вместе, я не хочу никаких эвакуаций." Поэтому мы и остались.

из открытых источников
из открытых источников
из открытых источников

На фронт меня сразу не брали – для этого находилась куча отговорок. К примеру, у меня не было военной подготовки. Тогда я закончила медицинские курсы - но в военкомате мне снова сказали, что у них достаточно медицинского персонала.

Но я была настойчивой. Уже в третий раз я отправилась записываться в добровольцы - это был сентябрь 1941 года, когда немцы приближались к Москве. Я снова хотела записаться на военную службу и там мне сказали: “Мы несем огромные потери, бывают запросы на секретарей-машинисток для работы в штабе».

Мне повезло - я была грамотной (10 лет начальной школы, плюс один год университета) ... так меня отправили на курсы машинисток. После трех или четырех месяцев они пригласили меня чтобы проверить мой прогресс. Скорость набора текста была слишком низкой и мне дали задание поработать над собой.

из открытых источников
из открытых источников
из открытых источников

И, наконец, уже в марте-апреле 1942 года в военкомате мне сообщили: меня заберут, как только придет попутный транспорт. Мать и понятия не имела, что я собираюсь на фронт.

Когда в 5 утра прибыли Виллисы из 5- й танковой армии я стала собираться. Мама была в растерянности и понятия не имела, что мне дать с собой в дорогу. Мы поехали в штаб-квартиру в Сухиничах, где меня приняли как машинистку-добровольца.

Через время 5- й танковая армия была уничтожена. Ее командующий генерал-майор Лизюков погиб. То, что осталось от нас, было собрано и переформировано в новые подразделения. Я была назначена в пехоту. Некоторое время работала в военном трибунале секретарем-машинистом. Тоже недолго. Шли тяжелые бои, потери и опять переформировка. И опять бои - Брянский фронт, потом Воронежский и дальше на юг. Наконец, я оказалась в 15- ом стрелковом корпусе в военной прокуратуре.

из открытых источников
из открытых источников
из открытых источников

Что такое война для меня?.. Я чувствовала ответственность. Я не знала, какой именно будет война, но я знала, что весь народ как один поднимется. Окопы, тяготы ... их было много! Конечно, это было не так страшно, как оказаться лицом к лицу с врагом – но для этого у меня был свой собственный Парабеллум в деревянной кобуре.

из открытых источников
из открытых источников
из открытых источников

Тогда военная служба воспринималась как долг, конечно это было частью некоего патриотизма. Я была ранена осколком снаряда-слегка, но на лице все же остались следы».

Друзья, не скупитесь на лайк ! Поддержите проект !