Я могу сказать прощай. Глава 1. Юбилей

11k full reads
14k story viewsUnique page visitors
11k read the story to the endThat's 79% of the total page views
3,5 minutes — average reading time
Pixabay.com
Pixabay.com
Pixabay.com

Сегодня у Светки Соколовой день рождения. Ей сегодня ….нет, не тридцать…и даже не сорок…, а уже полвека. Именинница подошла к зеркалу, приблизилась совсем близко и стала внимательно разглядывать лицо. Ненавистные морщинки-паутинки появились в уголках глаз. К седине Светлана привыкла давно, она проявилась после тридцати и к сорока годам окончательно покрыла волосы, пришлось маскироваться краской цвета карамель. Фигура совсем не претерпела изменений, та же узкая талия и второй размер груди. А с чего меняться, когда женщина ни разу не рожала?

- Эх, Люба, вроде только недавно отмечала сорок пять. Не успела глазом моргнуть, как уже полтинник, - жаловалась женщина подруге.

- Дурочка, чего грустишь? Ты же выглядишь максимум на сорок. Мне вон пятьдесят шесть исполнилось и ничего. Живу и радуюсь жизни, а ты вздумала в меланхолию податься, - отчитывала Любовь, надевая медицинский белый халат.

- В моём случае внешность обманчива, - ухмыльнулась женщина. – На лицо – девчонка, по паспорту – старуха.

– Отмечать когда будешь? Народ требует хлеба и зрелищ.

- Даже не знаю. Нет у меня настроения совсем.

- А ну бросай, сопли по щекам размазывать. Пошли в кафешке посидим что ли.

- Хорошо, уговорила. В воскресенье пойдём.

- Ну вот, совсем другое дело. Тебе ещё замуж можно выйти.

- Ага, или в космос отправиться, - усмехнулась Светлана. – Просто, понимаешь, время не просто идёт или бежит, оно неумолимо летит, а у меня до сих пор нет ни детей, ни мужа, - вздохнула женщина.

- А что дети? Ну, вот у меня есть сын? И что? Я его не видела уже много лет. Иногда вот сидишь и думаешь, что буду умирать, а он и на похороны не приедет.

- Вы поругались?

- Нет, но у него своя жизнь, а у меня своя. Все молодые годы на него угробила, по кружкам таскала, от армии отмазала, в институт устраивала, а теперь не нужна стала. Не звонит, не пишет. В лучшем случае, с праздниками поздравляет. А муж? Сколько нервов он мне испортил? Пил да гулял. Я только жить начала, когда Лёнька умер. А ты ноешь, что нет никого. Это же кайф! Сама себе хозяйка – захотела и приготовила, захотела - ноги на стол положила и никто тебе не указ. Свобода!

- Тебе легко говорить, плохо или хорошо, но ты свою программу выполнила, а я вечная одиночка.

- Я тебя умоляю, Светка, успеешь ещё.

- Когда? Рожать в пятьдесят уже точно не хочется.

- Ничего, будешь как звезда – через суррогатную мать.

- Люб, ну что ты городишь? Ладно, ты на смену, а я домой.

Холостяцкое жильё для всех одинаково: холодные стены, мёртвая тишина и, возможно, домашнее животное. Соколова открыла дверь и увидела на пороге терпеливо ожидающего рыжего кота Ваську.

- Встречаешь меня? Ты ж мой хороший, - Светлана Михайловна села на бежевый пуф и погладила любимца, который с поднятым хвостом и громким мурлыканьем тёрся о ноги. – Пойдём на кухню, я тебе вкусненькое принесла.

Простецкий ужин, диван, плед и пустые глаза, сверлящие телевизор. Чёрный ящик звучал сам по себе. Его не слышно, так как мысли заполнились детскими воспоминаниями.

Когда тебе десять лет, то кажется, что вся жизнь впереди. В двадцать ты видишь себе уже взрослым, в тридцать зрелым, а в сорок старым. Обычно дальше дети и не заглядывают. Маленькая Светочка сидит на полу и играет в больницу. Девочка снимает с куклы розовое вязаное платье и с силой отрывает пластмассовую руку, приговаривая писклявым голоском за игрушку:

- Здравствуйте, доктор, помогите мне, пожалуйста. Я была на войне и осталась без руки.

- Ну, что же, сейчас я вам помогу и поставлю протез, - опять говорит Света, но уже за врача.

В комнату заглядывает мама, наблюдает за игрой дочери и строгим голосом делает замечание:

- Зачем ты испортила игрушку? Эту куклу папа привёз из Германии.

- Мамочка, я же доктор. Ты не переживай, я руку поставлю на место.

- Ну, смотри, почини, иначе накажу, - грозит женщина пальцем и закрывает дверь.

Время идёт, и мечта девчушки становится реальностью – она врач. Сначала институт, потом ординатура, интернатура и непрерывное обучение в виде симпозиумов, конференций. О себе подумать некогда, не то, что о семье. Конечно, мужчины в жизни присутствовали и даже задерживались на некоторое время, но к серьёзным отношениям это не приводило, так как работа оказалась важнее и интереснее.

Женщина взглянула на телефон, который звонил, не умолкая, и просил, чтобы ответили.

- Да, Любаня, что случилось?

- И снова здравствуйте, - рассмеялась подруга. – Торт я тебе заказала, так что не покупай.

- Ну, вот, день рождения у меня, а торт заказываешь ты. Что за дела?

- Не переживай, сочтёмся. У меня соседка такую красоту печёт, что нам и не снилась.

- Давай, оплачу.

- Не вздумай, это мой подарок тебе.

В воскресенье горело 18 свечей. Ну, не выставлять же пятьдесят – всё равно не поместятся.

- Happy birthday to you, - пели сослуживцы, кто во что горазд, но Люба кричала громче всех.

- Тааак, давай, задувай, ещё вот эту…урааа, - кричали радостные гости.

- Светочка, у меня есть на примете классный мужик. Надо тебя с ним познакомить, - предложил выпивший хирург Владимир Кузьмич.

- Женат?

- Нет, вдовец.

- Сколько лет?

- Мужчина в самом соку, бывший научный работник, весельчак, - продолжал сослуживец.

- Сколько лет? – настаивала Светлана Михайловна.

- Шестьдесят пять, - ответил хирург. – А тебе что молодые нужны?

- Не знаю точно, но мне буквально вчера было сорок девять.

- Понятно. Зря ты так. Отличный мужик.

- Я не сомневаюсь, Володя. Но …нет.

- Ещё, выбирает, - фыркнул мужчина и удалился под сверкающую светомузыку.

- Светка, а ну пошли танцевать, - подбежала Любовь, схватила женщину за руку и потащила на танцпол. «И снова седая ночь и только ей доверяю я……»

Автор: Ольга Айзенберг.

Продолжение