Shmandercheizer
6001 subscriber

О фильме "Дюна" Вильнева (2021)

661 full read
929 story viewsUnique page visitors
661 read the story to the endThat's 71% of the total page views
1,5 minute — average reading time

Любая экранизация - это прежде всего чье-то личное прочтение. Режиссер так или иначе рассказывает ту же самую историю по-своему, с какими-то неочевидными акцентами, выборами по кадру, сцене и актерам. О чем же "Дюна" Вильнева в отличие от "Дюны" Герберта?

О фильме "Дюна" Вильнева (2021)

Я не буду делать здесь подробный анализ-интерпретацию фильма, тем более что «Дюну» Вильнева сложно рассматривать как отдельное произведение. Не только потому что история заканчивается на самом интересном месте (такое ощущение что режиссер планирует не еще один фильм, а десяток), но и потому что сам мир дан лишь фрагментами, которые ничего не скажут тем, кто не читал романы Герберта или хотя бы пересказы.

Хотя сам мир книги довольно интересен (и содержит потенциал на десятки спин-оффов): анти-киберпанк, будущее, в котором люди были вынуждены отказаться от развития компьютеров (из-за великой войны с разумными машинами в прошлом). В этом мире господствует специфическая кастовость: многочисленные гильдии берут на себя важные для общества задачи, превращая самих людей в инструменты. Например, место вычислительных машин и программ заняли ментаты - люди, специально разившие свой мозг для подобных задач. Ну а межзвездные перелеты в руках навигаторов - существ, которые ради максимального задействования мозга, стали мутантами от постоянного употребления спайса.

И все же каждый режиссер рассказывает свою историю: даже если он близок к тексту, структура у него собственная. В «Дюне» Вильнева мы видим три линии: большая политика, семья и спайс.

Спайс или пряность, поскольку это наркотическая субстанция (он продлевает жизнь, но убивает, если прекратить употреблять) и важнейший ресурс Империи, явно ассоциируется с отношениями субъекта к объекту и наслаждению. Красной нитью через весь цикл проходит фраза «кто контролирует спайс, тот контролирует Вселенную», что созвучно дискурсу капитализма, который предпочитает управлять наслаждением, а не идеями или вкусами.

При этом есть ощущение, что Вильнева гораздо больше интересует тема семьи. Которая, впрочем, становится заложником большой политики. Возможно поэтому режиссер обратился к «Дюне» именно сейчас. Дом Атрейдесов (то есть Атридов - явная отсылка к античным мифам об Агамемноне, Менелае и Эгисфе) не может отказаться от приказа Падишаха-Императора, хотя очевидно, что авторитет Лето Артрейдеса в Лансраадом слишком велик, чтобы считать цели правителя благими. В итоге Лето становится заложником долга, а его сын Пол - заложником Судьбы.

В каком-то смысле и сам фильм стал заложником большой политики, если вспомнить бесконечные пересуды о феминизме/маскулинизме, исламофобии, количестве не-белых актеров и актрис и т.п. Понятно, что Полу суждено будущее Избранного, но в этом фильме мы скорее видим как формируется его личность под воздействием семейных смыслов, генетики и его личных выборов (в т.ч. на основе видений будущего). И это заставляет задаться вопросом: Что сегодня семья дает индивиду, особенно в ситуации давления и со стороны изменчивой идеологии, и со стороны обещаний наслаждения от распыленного Другого капитала?