Теории возникновения философии в Древней Греции (часть 2)

19 November 2020

Размышляя о появлении философии в Древней Греции умы прошлого изобрели три ответа, поясняющих нам как и из чего она возникла. В прошлый раз мы говорили о появлении философии из мифа и о запросе на систематизацию знания в греческой цивилизации. Сегодня поговорим о теории, которая переформулировала ключевой вопрос: не как и из чего?, а кто создал философию и почему смог сделать это? Обсуждаем социогенную теория происхождения философии и делаем выводы из всех трех попыток дать ответ.

Теории возникновения философии в Древней Греции (часть 2)

Начало рассказа о теориях генезиса философии: https://zen.yandex.ru/media/shmandercheizer/teorii-vozniknoveniia-filosofii-v-drevnei-grecii-chast-1-5faf8f84f2466e181070bf11

Последняя по счету, но не значимости концепция генезиса философии – социогенная. Социогенные теории строятся на интересной переформулировке самого вопроса (намёки на это можно видеть и в гносеогенной теории): вместо вопроса «как/почему возникла философия?» здесь спрашивают «как/почему возник (социальный) тип философа?». Иными словами, ключевой момент концепции в том, что философия существует за счет тех, кто живет и действует как философ, ну или хотя бы позиционирует себя так, а это означает, что устройство общества либо благоприятствует этому, либо нет. В конечном счете есть множество культур и цивилизаций, в которых философия так и не возникла (несмотря на развитость в других сферах).

Вопрос весьма точный, потому что возникает философия в обществах традиционных и все еще близких к архаике и мифу – или говоря прямо обществах, в которых «философу» вообще-то нет места. Как и многие традиционные общества древние греки долгое время со всяким членом общины, который критикует устои, задает много вопросов или попросту смущает умы своими умностями, поступали весьма просто – изгоняли или убивали. Это прямо-таки очень плохой бэкграунд для зарождения философии. Что же произошло с древнегреческим обществом, что философа стали выносить и даже признавать (а некоторые полисы со временем так и вовсе стали гордится наличием собственного чудака-философа)?

Произошел с ними полис – город-государство, в котором с распадом семейно-родовых форм регуляции возникла опора на законы и прямую демократию. Или несколько упрощая возникла система, в которой красиво и умно звучащее слово даёт власть и преимущества. Все просто: у вас есть мнение – вы голосуете за него и имеет один голос против остальных имеющих голос, но если у вас есть мнение, подкрепленное речью, убеждающей других – то вы получаете много голосов, усиливая свой вес и социальный статус в городе. Суды, торговые сделки, ключевые решения городского схода – все это пространство утверждения своих интересов словом, а также замечательная площадка чтобы продемонстрировать себя.

Очевидно, что с появлением запроса возникнут и те, кто на него ответят – софисты, учителя мудрости. Они за хорошую плату научат риторике и эристике, а может и неконвенциональным приемам спора (софистике). Кроме того, каждый город создавал свои законы и желал, чтобы его законы были более разумны, чем у соседей. Это снова запрос: на специалиста, который знает много примером законов и умеет переводить требования людей в универсальные формулировки (причем такие чтобы блага было больше, чем вреда и неудобства от закона). Таким образом софист – специалист по человеческому сознанию, языку и логике оказался весьма востребован. По легендам софисты совсем не бедствовали. Но вместе с этим прагматическим элементом в культуру пришла и теория: ведь рассуждения должны на чем-то строиться, а потому философия постепенно развивалась (хотя и интерес вызывала уже у меньшего количества людей).

Спорный момент теории вот в чем: если вслед за Сократом драматизировать различие софистики и философии (вплоть до их противоположности), то теория оказывается неполной и не объясняет всего. Да и само существование запроса на философов так и не объясняет откуда они возникли? Даже очень сильные хотелки не способны напрямую материализовать желаемое. Но можно ли сказать, что философия возникла из экспертов по публичным спорам? Вероятно, можно, но детали бы не помешали (например, могла ли здесь оказать влияние какая-то иная социальная практика - актерская, жреческая, военная, торговая или дипломатическая?).

Обычно ранние общества приписывают все ценное дару богов, но может человек сам однажды учится задавать вопросы и искать ответы?
Обычно ранние общества приписывают все ценное дару богов, но может человек сам однажды учится задавать вопросы и искать ответы?

Какой вывод можно сделать из всех этих споров о происхождении философии и философа как социального типа?

Вероятно, что каждая из концепций генезиса философии ухватывает что-то от условий зарождения нового типа мироотношения, в котором вместе с попыткой прорваться к основаниям бытия и мысли формируется традиция логики, аргументации и конструктивной дискуссии. При этом каждое из объяснений кажется недостаточным, поэтому философия могла возникнуть и как некоторое культурное новшество, как прыжок от преемственности к новому качеству.

Более того, во все эпохи в философах часто угадываются еще несколько черт, которых нет в перечисленных источниках (миф, знание, умение говорить).

Во-первых, как это ни странно у философов очень много общего с военными. В разные эпохи философы отличались воинственным поведением, и часто легко совмещали мышление с ратным делом. Ранние греческие философы очень многие идеи и понятия взяли из области военной метафорики: начиная с того, что «космос» изначально это «военное построение» (ввел термин в употребление Пифагор) и заканчивая идеей войны/вражды как главной мировой силы (у Гераклита и Эмпедокла). Вообще тяга к порядку отличала многих мыслителей, ценивших рациональность и логику, у остальных же эта черта часто заменяется на воинственную дерзость (как у многих философов, интересовавшихся жизнью, волей, интуицией и другими вещами, выходящими за рамки разума). Там же, где возникали философские традиции и школы, то всегда была тенденция к организации по типу «армии» («мы – они»), а не «церкви» или «клуба по интересам».

Во-вторых, многие философы древности были еще и врачами. И тяга к врачеванию в прямом или переносном смысле также довольно часто встречается в образе мысли философов разных эпох. Даже в ХХ веке метафора философа как того, кто изучает и лечит «болезни» языка, была весьма актуальна. Причем, параллели хорошо заметны и в несколько мрачноватом, трезвом взгляде на мир (впрочем, не лишенном иронии и юмора), который часто встречается и у врачей, и у философов.

В-третьих, в силу проблематичности философа в общественном целом (он всегда мешает, не вписывается в него, да еще и критикует его культуру и нравы) у многих философов в этосе есть и еще одна черта – черта актерства. С появлением академической философии (в XIX-XX веках) об этом как-то забыли и стали представлять философа как среднего буржуазного профессора ну или как минимум бедноватого, но строгого преподавателя-идеалиста. Однако почти все крупные фигуры в философии до этого (а многие и после) были большими мастерами социального перевоплощения. И более того, театр и его знания о человеке оказали огромное влияние на раннегреческую философию.