А НА ДЕСЕРТ – ЭМОЦИИ. КАК В БЕЛГОРОДЕ РАБОТАЕТ РЕСТОРАН С НЕЗРЯЧИМИ ОФИЦИАНТАМИ

А НА ДЕСЕРТ – ЭМОЦИИ. КАК В БЕЛГОРОДЕ РАБОТАЕТ РЕСТОРАН С НЕЗРЯЧИМИ ОФИЦИАНТАМИ
А НА ДЕСЕРТ – ЭМОЦИИ. КАК В БЕЛГОРОДЕ РАБОТАЕТ РЕСТОРАН С НЕЗРЯЧИМИ ОФИЦИАНТАМИ

Современный мир полон шума. Вокруг нас бесконечно мелькают звуки, картинки, новости. Мы не успеваем ни на чём сосредоточиться, мы не задерживаем взгляд, мы бежим, спешим, делаем всё на лету. А что если «выключить» один из органов чувств, например, зрение?

Дверь в другой мир

Я очень люблю новые ощущения и впечатления. Прыгнуть с парашютом, нырнуть с аквалангом – легко! Поход в ресторан эмоций я тоже восприняла как некоторый вызов самой себе, справедливо предположив, что будет не только интересно, но и непросто.

Лаундж-зона этого ресторана абсолютно обыкновенная: слегка приглушённый свет, несколько столиков, витрина с красивыми десертами, кофе-машина, стопочка меню. Меня встречает вежливый администратор:

«Вы у нас впервые? У нас есть четыре вида меню. «Красное» – это мясные блюда, «синее» – блюда из морепродуктов, «зелёное» – вегетарианское меню и «белое» – меню-сюрприз. Ещё можно выбрать напиток, но только холодный, горячие у нас, по понятным причинам, не подают».

Уверенно выбираю «белое» меню. Если уж выходить из зоны комфорта, то по полной.

Сдаю в ячейку для хранения телефон и фитнес-браслет. Нельзя проносить с собой источники света, иначе потеряется вся магия. Расставшись с телефоном, чувствую себя слегка раздетой – я по‑настоящему редко выпускаю его из рук.

Удостоверившись, что я готова, администратор произносит в гарнитуру: «Пора». Из двери неподалёку от стойки выходит симпатичная девушка в тёмных очках.

«Здравствуйте, меня зовут Ксения, я ваш гид-официант».

Ксения кладёт мою руку себе на плечо и шагает за дверь. Темнота сгущается, и привычный мир схлопывается за нашими спинами.

Знакомство с проводниками

Мы идём по достаточно узкому коридору. Протянув свободную руку, чувствую, что стены здесь мягкие, то есть, даже если я оступлюсь, падать будет не больно и безопасно.

— Всё хорошо? – спрашивает Ксения.

– Да, я только волнуюсь, что оттопчу вам ноги.

Ноги действительно двигаются где‑то отдельно от меня: вокруг настолько темно, что я перестаю понимать, где пол, где потолок.

Меня провожают к моему месту. Нахожу стул. Ощупываю стол. Он довольно просторный – рассчитан на четверых.

Столешница толстая и тёплая, кажется, она обита кожей.

«Здравствуйте, я Владислав, ваш второй официант. Справа от вас в салфетке лежит вилка. А перед вами – одноразовые салфетки. Холодная закуска будет готова через десять минут, пока можете отдыхать и привыкать к обстановке».

На какое‑то время голоса смолкают. Откуда‑то из‑за спины звучит музыка, вдалеке что‑то шумит, вероятно холодильник, по залу едва слышно раздаются шаги официантов.

Невольно жду момента, когда глаза привыкнут к темноте и я, как обычно, начну видеть очертания предметов. Должно же это произойти: там очертится стол, там занавески, там – фигуры Ксении и Владислава. Где‑то здесь должно появиться окно, а за ним – машины, фары, новогодние огни и их отсветы в декабрьских лужах. Но ничего не происходит, только мельтешат перед глазами разноцветные круги – жалкие призраки яркого мира.

Я начинаю слегка паниковать и невольно тереблю салфетки – они будто ниточки, связывающие меня с моим привычным миром, единственные знакомые мне вещи в этой комнате, всё остальное неизвестно. Какого размера этот зал? Какого цвета этот стол? Как, в конце концов, выглядит мой второй официант?

Словно почувствовав моё смятение, Ксения подходит и начинает со мной беседовать.

— Ксения, надеюсь, вас не обидит мой вопрос. Я читала, что все гиды-официанты в этом ресторане имеют ограничения по зрению. Это так?

— Да. Я, например, с рождения абсолютно ничего не вижу.

— Выходит, то, что для меня – экстремальная ситуация, для вас – обычная жизнь?

— Да, я и не представляю, что может быть по‑другому.

— А как вы стали официантом?

— Меня нашли в соцсетях, написали мне сообщение, предложили попробовать. Я, если честно, была удивлена, не знала, соглашаться ли. Вообще‑то по профессии я преподаватель по эстрадно-джазовому вокалу, недавно окончила белгородский вуз. Но я всё же решила, что работа в таком ресторане – это интересный опыт.

— Вы куда‑то ездили учиться?

— Нет, нас обучали здесь, приезжал преподаватель.

Поварские хитрости

Тем временем Владислав приносит мне холодную закуску.

Принюхиваюсь – пахнет свежими овощами и курицей. Ожидаю что‑то вроде салата «Цезарь». Найдя вилкой что‑то твёрдое и хрустящее, укрепляюсь в своих подозрениях. С вилкой, кстати, подружиться получается не с первого раза, трижды до рта я доношу её пустой, лишь слегка обмакнутой в соус, почему‑то сладкий.

Первым у меня во рту оказывается какой‑то морепродукт. Вернее, по форме это виноградина, а на вкус – точно морепродукт, хотя я и не пойму какой. Затем – кусок мяса, вроде буженины. Потом… яблоко? Чернослив? Каждый раз подношу вилку ко рту с лёгкой опаской: а что на этот раз? В голове плохо укладывается, что все эти вкусы могли оказаться в одной тарелке. Невольно всхохатываю вслух.

— Кажется, повар специально пытается меня запутать.

— Ну вот такое оно, «белое» меню.

В темноте я ем как варвар. Запихиваю в рот непомерно большие куски мяса, пачкаю нос в соусе, нагребаю еду на вилку кусочком булочки и пальцами ощупываю, не осталась ли в углу тарелки какая‑нибудь еда, которую я упустила. А что, никому же не видно?

Пока мне несут горячее, перекидываюсь парой фраз с Владиславом.

— Как вы решились прийти сюда одна? У нас такого, кажется, ещё не бывало, – говорит он.

— Да как‑то случайно вышло. Мне стало любопытно, вот и пришла.

А сама думаю: как здорово, что я здесь одна. Любой человек из мира по ту сторону двери меня бы отвлекал, не давал полностью отключиться, погрузиться в эту атмосферу, где нет ничего, знакомее бумажной салфетки.

В этот момент в ресторане из посетителей – только я. Официанты говорят, что так бывает в рабочие дни, да и заведение новое, о нём ещё мало кто знает. А вот в Москве и Питере рестораны эмоций пользуются большой популярностью (кстати, Белгород – третий город России, где появилось такое заведение).

Мясо со вкусом пломбира

На моём столе появляется второе блюдо. Среди целого букета запахов ярче всех проступает нечто, напоминающее мамины фирменные фаршированные перцы.

Но вилкой я ловлю что‑то иное, сладкое, со вкусом пломбира. Следующим мне в рот попадает кусок мяса, однозначно баранины, я узнаю её по типичному аромату. Вообще я чувствую, как обострились мои рецепторы, как я прислушиваюсь и принюхиваюсь к блюду, как языком внимательно ощупываю то, что попадает мне в рот, как долго жую, пытаясь разгадать все вкусовые нюансы. Повар сделал всё, чтобы с этой загадкой было справиться максимально сложно, и всё же я чувствую: вот рыба, скорее всего белая, это – кускус, заправленный чем‑то сладким, это похоже на полбу с какими‑то ароматными овощами…

Делюсь своими ощущениями с Ксенией.

— У вас очень хорошо развит вкус. В каждом нашем меню блюда очень необычные, и даже гурманы не всегда угадывают, что в их тарелке.

— Кстати, как вы относитесь к вегетарианству? – спрашивает Владислав.

— А почему вы спрашиваете, никто не заказывает вегетарианское меню? – пытаюсь пошутить я.

— При мне – ни разу, – серьёзно отвечает мой собеседник.

И мы долго и увлечённо говорим с моими гидами о вегетерианстве, детстве и почему‑то сортировке мусора.

Я окончательно расслабляюсь в атмосфере кромешной темноты. Я слушаю, я чувствую. Кажется, будто зрение, отключившись, отдало свой ресурс другим моим органам чувств. Во время разговора я увлечённо ощупываю стены, стол, стул, нечаянно нахожу в своём допитом коктейле трубочку, о которой не подозревала. Я трогаю собственные руки, будто до этого у меня не было этой возможности. Я стараюсь впитать атмосферу этого мира, в который меня впустили мои гиды Ксения и Владислав. Я не хочу уходить и, кажется, немного боюсь яркого света, телефона, суеты, мельтешения, шума.

Возвращение

Время прощаться. Ксения вновь кладёт мою руку себе на плечо и ведёт к выходу. В этот раз всю дорогу я трогаю стену, ощупывая изгибы, предугадывая повороты. Сейчас я не боюсь наступить ей на ногу и вообще, кажется, смогла бы сама добраться до выхода.

За дверью в обычный мир приглушённый свет лаундж-бара выжигает глаза. Я не могу собрать все мысли воедино. Я никогда не видела такой темноты. Чувствую, будто пробыла в ресторане не час, а пару недель: столько эмоций удалось получить.

Девушка-администратор протягивает мне меню. Внимательно изучаю и понимаю, в чём был подвох: на каждой тарелке было несколько разных блюд, неудивительно, что угадывать было сложно. Но не без гордости отмечаю, что большинство ингредиентов мне угадать всё‑таки удалось.

Уходя, благодарю администратора и поваров за прекрасный ужин. А Вселенную – за то, что могу видеть.