11 298 subscribers

Зачем на НПЗ внедряют процессы глубокой переработки нефти: часть 2

3,3k full reads
5,8k story viewsUnique page visitors
3,3k read the story to the endThat's 57% of the total page views
3 minutes — average reading time

Ранее мы писали про комплексы глубокой переработки нефти, а теперь расскажем, что такое установка замедленного коксования (УЗК) и для чего она нужна.

Зачем на НПЗ внедряют процессы глубокой переработки нефти: часть 2

Процесс замедленного коксования — это, по сути, финальная стадия производства, в ходе которого гудрон крекируется (расщепляется) с получением более легких жидких продуктов, углеводородных газов и твердого вещества — нефтяного кокса, который активно потребляется в энергетике и цементной промышленности, а кокс высокого качества и специальные виды нефтяного кокса — в цветной и черной металлургии.

На Омском НПЗ уже есть одна установка замедленного коксования, однако для достижения зафиксированного в стратегии «Газпром нефти» показателя глубины ее недостаточно. Кроме того, один из продуктов процесса замедленного коксования — тяжелый газойль — станет компонентом сырья для нового заводского комплекса глубокой переработки нефти.

Новая УЗК будет обладать достаточно стандартной для этой технологии конверсией чуть меньше 75%. Это означает, что из 2 млн т сырья в год будет производиться лишь 566 тыс. т кокса, все остальное станет более маржинальными продуктами: легким и тяжелым газойлем, бензином коксования, различными газами. Монтаж всего оборудования установки планируется завершить к лету 2021 года. Действующую сегодня на ОНПЗ УЗК после строительства нового комплекса планируется перевести под выпуск совершенно нового для «Газпром нефти», да и в целом для России, продукта — игольчатого кокса, который используют в производстве самых дорогих и высокотехнологичных графитированных электродов для сверхмощных электродуговых сталеплавильных печей.

Мощность московской УЗК будет выше омской — 2,4 млн т в год. Вообще, целесообразность применения на столичном заводе процесса, верный спутник которого коксовая пыль, поначалу вызвала много споров. Вопрос экологичности московской УЗК был закрыт за счет применения уникальной для большинства подобных установок технологии закрытой выгрузки кокса из коксовых камер и отгрузки в железнодорожные вагоны. Специальная система улавливает и нефтепродукты, образующиеся в процессе пропарки коксовых камер. Так что замедленное коксование будет абсолютно безопасным и при этом крайне эффективным: проект обладает одним из лучших на сегодня показателей мощности на единицу площади — 2,4 млн т в год с 51 тыс. кв. м. На ОНПЗ этот показатель составляет 2 млн т с 52,5 тыс. кв. м, а, например, на белорусском НПЗ «Нафтан» — 1,6 млн т в год с более чем 80 тыс. кв. м. Бенчмаркинг показывает и лучшие удельные показатели материалоемкости московского УЗК по сравнению с российскими объектами, а по ряду показателей даже по сравнению с новой УЗК «Газпром нефти» на НПЗ Панчево (NIS, Сербия), спроектированной по европейским нормам. Ввести в технологическую цепь московского предприятия процесс замедленного коксования предполагается вместе с запуском гидрокрекинга в 2025 году. К этому же времени — концу 2024-го — в Ярославле (ЯНОС) планируется построить самую крупную установку замедленного коксования в России. Ее проектная мощность составляет 3,4 млн т в год. Как и в Москве, в Ярославле планируется применять самые эффективные природоохранные решения. Проект предполагает и организацию закрытой системы выгрузки кокса, исключающей запыление, и использование ленточного транспортера закрытого типа. Плюс к этому новая установка гидроочистки дизтоплива, включая легкий газойль УЗК, установки производства водорода и серы, система очистки отходящих газов, факелы закрытого типа. В общем, самая мощная в стране УЗК обещает стать и одной из самых экологичных.

Больше светлых

Благодаря реализации проектов второго этапа модернизации все НПЗ «Газпром нефти» по показателям эффективности станут в один ряд с лучшими НПЗ даже не Европы, а мира. Показатель глубины переработки московского и омского заводов вырастет до 99%, ЯНОСа — до 97%. Но дело, конечно, не в процентах, а в эффекте для бизнеса. Компания за счет внедрения на своих предприятиях новых процессов ежегодно будет получать дополнительно 4,6 млн т дизельного топлива, 2 млн т авиакеросина, 1,7 млн т автобензина, начнет выпускать новые виды масел, кокса. И практически полностью избавится от становящегося все более нерентабельным производства высокосернистого мазута.

Углубление переработки нефти — сегодня главный резерв эффективности российских НПЗ. По экспертным оценкам, программы модернизации должны реализовываться, и как можно скорее, вне зависимости от внешней ситуации, в том числе от мировых цен на нефть. С этим согласны и в российском правительстве. Для компаний и НПЗ, реализующих крупные проекты, на федеральном уровне уже готовятся изменения в налоговый кодекс в части увеличения обратного акциза на объемы переработки нефти за счет инвестиционного коэффициента.

Плюс к этому нефтянка, как всегда, выступает катализатором развития смежных отраслей. Ведь, несмотря на иностранные технологии, которые используются в проектах глубины, большая часть оборудования для новых комплексов производится на российских предприятиях. Например, доля отечественных производителей в поставках основного оборудования для комплекса глубокой переработки ОНПЗ превышает 40%. Примерно так же обстоят дела и в других проектах, на других предприятиях компании.

При этом в дирекции переработки нефти и газа «Газпром нефти» обращают внимание на то, что достижение практически максимальных для современных технологий показателей глубины переработки совсем не означает, что на этом развитие заводов прекратится.

Заинтересовала статья? Или вам интересны другие темы? Оставляйте свои комментарии - нам важно знать ваше мнение.

Нефтепереработка: от первых опытов до современных заводов
Может ли взорваться нефтеперерабатывающий завод?

Оригинал статьи и другие материалы читайте на сайте журнала: www.gazprom-neft.ru/press-center/sibneft-online/