Лекарство от бессонницы

Буся. Тяжело похмелье.
Буся. Тяжело похмелье.

Кто знаком с бессонницей, тот знает, насколько это неприятная дама. Заставляет прокручивать вчерашний день, планировать тонкости нового, подумать о родных, друзьях, коллегах, кошаках. Если впереди беседа или интервью – в голове уже крутятся вопросы для собеседника. А то ещё новый, пока недописанный текст, стучится словами. В общем, ну её в качель, бессонницу эту!

И как-то, было дело, подмигнула мне в «Ашане» яркая пачка чая от бессонницы. В составе нет валерьянки, на которую кошаковские реагируют. И значит, есть шанс пошвыркать чай единолично. Да ещё и производители заботливо предупредили, что наслаждаться напитком лучше всего перед самым заходом в постель. Спецы гарантируют результат своей работы.

Дома чай был поставлен на стол с чайником. Кошаки накормлены, в шумные игры мы поиграли, через лотки животины произвели раскопки, но до алмазов и других ценных камней пока не докопались.

С чистой совестью я уселась за компьютер. Работа шла легко. Клава была доброй и сама подсказывала нужные слова. Что удивительно, стадо не мешало. Ничуть! Никто не загораживал монитор, не топтался на коленях, не размещался на клавиатуре, чтобы якобы случайно напечатать нецензурщину. А впереди ждал чаёк, после которого – успеть бы принять заключительные водные процедуры – и спать. В общем, пока невыпитый напиток для меня уже обладал эффектом плацебо и работал в направлении сна.

Я включила свет на кухне. И подкрадывающийся было сон отпрыгнул от меня бодрым мячиком. «О кухня-кухня, кто же усеял твои девять метров кошачьими телами!» Что же случилось с мохнатиками? Как они лишили себя жизни? Какую вирусяку я, невнимательная, прошляпила! Хватаюсь за сердце.

Потом за веник. Кошки были не мертвы, а мертвецки пьяны. Пакетики моего волшебного чая все оказались выпотрошены, а его остатки валялись между спящими. Первой разодрала глаза и отреагировала на мои вопли Буся. Вообще-то она дама интеллигентная, но тут не надо было переводчика с кошачьего: «Мать, ну чё ты так раззоряишьси? Не видишь, в кайфе мы? Лучше подсуетись и добавки выдай!»

Я озверела. И всю наглую компанию веником и недобрым русским словом вымела из кухни. Никогда не была ханжой и могу получить удовольствие от хорошего вина. Для этого вполне хватает бокала. Ну, двух в особых случаях. Но доходить до состояния нестояния – не понимаю, зачем.

Кухня была вымыта. Сон упорхнул. Со стадом помирились уже с утра. Оно пошатывалось, ело меньше обычного и больше пило. К вечеру все вернулось на круги своя. Но только без чая. «Глупая ты, -- выдала Буся. – Орала на нас как потерпевшая. А мы тебя спасали. Вечно норовишь всякую гадость в дом принести. Если мы так отрубились, то сколько нужно было того чаю, чтобы твоей мелкой тушке мертвецки заснуть? Как бы ты свою работу работать пошла? Кто б тебе глаза утром раздирал? А ты бы потом нас ругала, что лицо тебе расцарапали»

Я ничего не ответила Бусинде. Только плечами пожала. Но сколько бы мне этот чай в магазине не подмигивал, я его обхожу. Так. На всякий случАй. Уж лучше с бессонницей. Из чего она состоит, я знаю.

Кукла вылизывает Веню.  А почётное право отмывать заляпанный  чаем подоконник предоставляется мне
Кукла вылизывает Веню. А почётное право отмывать заляпанный чаем подоконник предоставляется мне