Марухский перевал, Патронное озеро, Халега - тут мы ходили и видели следы тех страшных лет | Синий квадрат | Яндекс Дзен
338 subscribers

Марухский перевал, Патронное озеро, Халега - тут мы ходили и видели следы тех страшных лет

1,2k full reads
1,7k story viewUnique page visitors
1,2k read the story to the endThat's 68% of the total page views
3,5 minutes — average reading time
Фото из личного фотоальбома. Сделано в 2006г
Фото из личного фотоальбома. Сделано в 2006г
Фото из личного фотоальбома. Сделано в 2006г

Одно дело - слышать рассказы о местах ожесточенных боев, и совсем другое - увидеть собственными глазами.

Даже в летнее время передвигаться по горным тропам тяжело. А за плечами лишь рюкзак с провиантом и палаткой. Мы, в удобной обуви, комфортной одежде испытываем себя на прочность, чтобы увидеть красоту гор.

Марухский перевал, Патронное озеро, Халега - тут мы ходили. И видели следы тех страшных лет.

Многие годы после ВОВ официально считалось, что на перевалах Кавказского хребта не было боевых действий, и всяческое упоминание о них считалось нагнетанием несоответствующего действительности настроения о безысходности неподготовленных войск, брошенных в свое время в столь суровые условия, как война в горах. В течение многих лет после войны альпинисты и группы горных туристов не раз на своем пути наталкивались на линии обороны наших войск, сохранившиеся боевые ячейки, полуистлевшие документы, брошенное оружие и амуницию бойцов.

Фото взято на сайте otdihvgorah.org
Фото взято на сайте otdihvgorah.org
Фото взято на сайте otdihvgorah.org

В архивных кадрах кинохроники есть видео: на штабном банкете улыбающийся Гитлер нетерпеливо разрезает огромный торт – бисквитные «хребты Кавказа», под ними – шоколадная «бакинская нефть». Есть от чего торжествовать – захватив Кавказ, фашисты вырвались бы на Ближний и Средний Восток и рванули в сторону Африки, Афганистана и Индии.

С этой целью Гитлер отправил в горы Кавказа обученную, полностью укомплектованную, обеспеченную специальным снаряжением и оружием группу. Каждому офицеру этой элитной дивизии он обещал дачу на Черноморском побережье.

«Эдельвейс» – не только эмблема горных стрелков, это и кодовое название операции гитлеровцев, цель которой захватить Кавказ.

Основная масса немецких войск шла по Марухскому ущелью, чтобы через наиболее легкий путь здесь, Марухский перевал, перевалить на южную сторону Кавказского хребта и прорываться к Черному морю.

Из воспоминаний Дмитрия Гавриловича Лебедева, ветерана Великой Отечественной Войны

Склады, с которых роте снабжения приходилось доставлять грузы на перевал, находились далеко внизу: целые сутки нужны были для того, чтобы доставить груз к подразделениям. По горным и лесным тропам, мокрым от ливней, в замерзшей одежде, солдаты вели лошадей в поводу все выше и выше, переходя вброд шумные горные реки. Наверху сдавали продовольствие и боеприпасы встречавшим их командам, а сами сажали на лошадей раненых и пускались в обратный, не менее тяжелый путь. Шумели реки, шуршала поземка меж острых камней, при каждом толчке и неловком повороте вскрикивали или стонали раненые. А ведь много на пути было мест, где лошадям приходилось переходить расселины или бурные ручьи. Что испытывали раненые в эти минуты, трудно и предположить, но солдаты, перевозившие их, не могли остановиться даже на минутку, чтобы передохнуть. Там, наверху, снова ждали их с продуктами и патронами.

Фото из личного фотоальбома. Сделано в 2006г
Фото из личного фотоальбома. Сделано в 2006г
Фото из личного фотоальбома. Сделано в 2006г
"...Все это происходило на северных склонах перевала, - из воспоминаний ветеранов-участников этой битвы, - а вскоре мы получили приказ отойти к воротам его. Группами стали отходить через ледник. Омытый дождями, лед был настолько скользким, что удержаться на нем было почти невозможно. Бойцы скользили и проваливались в глубокие трещины. Мы останавливались, чтобы вытащить их. Упавшие отчаянно звали на помощь, а немцы расстреливали нас. В это время взвод лейтенанта-грузина, фамилию которого, к сожалению, не помним, принял этот огонь на себя, затеяв буквально смертельную дуэль с фашистами. Эти герои, подвиг которых никогда не изгладится из нашей памяти, дали нам возможность вытащить из щелей 25 бойцов, трех офицеров.

Из воспоминаний Сергея Ширшкова, ветерана Великой Отечественной Войны:

- Все же однажды немцы накрыли меня минами прямо у входа в землянку. Хорошо что я вовремя упал за камень. Отделался тогда легким ранением руки и контузией. Из левого уха пошла кровь, и я сейчас ничего им не слышу.
Особенно одолевали нас бураны и морозы. Очень много было снега. А огневые позиции приходилось менять часто, так как немцы быстро засекали наш пулемет. Обидно мне, что, выстояв все время обороны перевала, я окончательно обморозил ноги, когда немцев начали гнать. Мне тогда пришлось лежать в госпитале.

Фото из личного фотоальбома. Сделано в 2006г

Снежный покров достигал трех метров. Спрятаться от стужи было негде. Бойцы сооружали из камней укрытия, а крышей служила плащ-палатка, вместо матраца был лед. Кончилось продовольствие. Питались только крошками сухарей, которых выдавали по одной пилотке на неделю. Одежда покрылась льдом. А мороз все крепчал. Застывали пулеметы, а вместе с ними и люди.

Из воспоминаний Георгия Васильевича Василькова, ветерана Великой Отечественной Войны:

Промокшие бойцы собрались в группы, жались друг к другу, стараясь хотя бы так сохранить призрачное тепло. Сухари у них размокли, спички пришли в негодность. Даже "кресало" вышло из строя, не загорался фитиль, сколько не вышибали окоченевшие пальцы искры из рубчатого, прозрачного камня.
В одном месте худенький, болезненного вида красноармеец спросил Василькова:
- Скоро вниз пойдем, товарищ старший лейтенант? Холодно больно тут.
Васильков остановился, но ответить не успел. Второй солдат подтолкнул локтем товарища и сказал:
- Как только сшибем немца с того гребня, так и вниз покатимся. Так что не горюй, служивый, пиши письма Анютке, скоро, мол, буду, топи баньку да приготовься спину тереть.
Бойцы вокруг засмеялись, улыбнулся и болезненный солдат.
- Да зачем баня,- сказал он. - Анютка сама как печка, семь потов сгонит!
Раздался хохот, посыпались соленые солдатские шутки, и Васильков, улыбаясь, пошел дальше

Многие знают что в горах Северного Кавказа велись страшные бои в тяжелейших условиях, но не многие знают, что лишь в 1962 году первые обнаруженные останки солдат были захоронены.

Фото из личного фотоальбома автора
Фото из личного фотоальбома автора
Фото из личного фотоальбома автора

В книге "Тайна Марухского ледника" (авторство В.Гнеушев и А.Попутько) собраны воспоминания участников тех боёв и родственников солдат. Частью прочитанного я с вами поделилась в этой статье.

В этой книге описано, как обнаружили труп нашего солдата-почтальона с сумкой, полной писем. По этим письмам искали участников боев.

Перевалы Кавказа обороняли наши солдаты, курсанты и моряки, не имевшие не только альпинистского снаряжения, но и вооруженные, в основном, трехлинейками, обутые в ботинки с обмотками; а противостояли им отлично экипированные альпийские стрелки-альпинисты ("егеря" ), имевшие даже подробнейшие карты тех местностей. Этот факт объясняется в книге: перед войной немецкие туристы-альпинисты повально отправлялись на курорты Северного Кавказа, совершали восхождения - готовились, наверное, к будущей войне.

Неизмерим подвиг всех солдат в годы войны. Павшие отдали свои жизни за нас, выжившие - свои сердца, своё здоровье за наш, такой хрупкий, мир.

Спасибо вам, мы помним, мы гордимся! Пока жива память - живы люди.

Понравилась статья? Поставьте, пожалуйста, ваш лайк и подпишитесь на канал, чтобы не пропустить ничего интересного. Спасибо.