О памятнике жертвам репрессий

Вчера в Москве был открыт памятник жертвам сталинских репрессий - так называемая "Стена скорби".

Как относиться к этому событию? С одной стороны - почтить память безвинно убиенных - святой долг каждого порядочного человека. С другой - памятник всегда является символом, возбуждающим в людях определенные чувства. Какие чувства призван возбуждать данный памятник?

У меня этот памятник вызывает не только чувство скорби, но чувство оскорбленного самосознаия, чувство смятения и недобрых предчувствий.

Я принимаю, что этим памятником хотят не только помянуть память безвинно репрессированных, но и подчеркнуть низость, подлость, гнусность и мерзость поступков наших предков, наших отцов и дедов, наших матерей, бабушек, наших правителей и вождей, наших идеологов и кумиров. Ведь практически в каждой семье были не только репрессированные, но и те, кто осуществлял репрессии или способствовал им вольно или невольно.

Как сказал классик : "Бойтесь равнодушных! Это с их молчаливого согласия совершается самые большое зло на земле". А ведь равнодушных было большинство. А были еще и не равнодушные. Были и пламенные борцы за дело пролетариата, искренне верившие в свою правоту, были и откровенные карьеристы, шедшие по трупам к вершинам власти и богатства, были и откровенные настоящие враги народа, враги советской власти и враги России.

Кстати, о врагах советский власти. Как к ним относиться теперь, в наше время? Возьмем один пример: маршал Тухачевский был репрессирован Сталиным как враг народа. Значит он - жертва репрессий? А то, что он расстреливал восставших крестьян в Поволжье сотнями - это как оценить? Как служение народу или как репрессия народа? Выходит, что один и тот же человек был и палачом и жертвой. И таких примеров - тысячи!

Шла борьба за власть, за место под солнцем. Кто был ничем - тот стремился стать всем! И к этой цели шли по трупам своих близких, друзей, товарищей или просто незнакомых людей. Назвать кого-то врагом народа и сдать в НКВД означало продвижение по службе. Но в то же время этот человек попадал под пристальное наблюдение того же НКВД, так как он становился потенциально опасным для все окружающих. В любой момент он мог "настучать" на соседа или на следователя, работавшего с ним. Поэтому часто "стукачи" вскоре сами становились жертвами "репрессий".

Таким образом репрессии порождались не только и не столько властью, сколько самим народом. А власть пользовалась этим народным порывом в своих целях, усиливая это движение, а не тормозя. Террор бы выгоден большинству народа. А это стало возможным благодаря крушению культурных и моральных ценностей, когда лучшие умы России, самые талантливые, образованные, великодушные в самом широком смысле этого слова - уехали, эмигрировали из страны или были физически уничтожены, сосланы в лагеря, на каторгу, упрятаны в тюрьмы. Большинство, захватившее власть стали составлять либо откровенные отбросы общества, тунеядцы и алкоголики типа Шарикова и Швондера, прекрасно выведенные в бессмертном романе Булгакова, либо малообразованные люди, которым легко было внушить ложные ценности. К последним относился и мой отец, искренне веривший в строительство коммунизма, никогда в жизни не взявший взятку, находясь на очень высокой должности и проживший всю жизнь в нищете и умерший в нищете.

И вот эта безумная и неспособная к созидательному труду доминирующая пассионарная масса бездельников и тунеядцев принялась экспроприировать всё, что можно, прикрываясь красивыми революционными лозунгами. А когда экспроприировать уже было нечего, то в 30-е годы началось поедание друг друга. Это было закономерно. Было бы странно, еслши бы разучившиеся или никогда и не умевшие работать революционеры не набросились бы с такой же остервенелостью на своих же соратников, когда кончились "царские" запасы и пришлось драться за свое будущее с такими же как они революционерами. Вот тут и начались "репрессии", а вернее самоуничтожение, драка без правил, без совести. В первую очередь погибали остатки интеллегенции, остатки умных, честных и порядочных людей. За ними шли на заклание товарищи по борьбе за всеобщее счастье, за этими пошли следующие и следующие, пока не остались самые сильные в стае, самые хитрые, самые изворотливые. Ну и конечно, подросла молодая поросль.

Но этот процесс самоуничтожения не мог быть бесконечным. Сработал инстинкт самосохранения нации, народа, государства. Репрессии были остановлены. Но они еще неоднократно возобновлялись, накатывая на многострадальную Россию волнами в 33, 37, 40-х и 50-х годах. И только в Брежневское время наступило относительное затишье, которое однако тоже не было лишено элементов красного террора (вспомним Сахарова и др.).

Вот я и спрашиваю: для какой цели был установлен памятник жертвам репрессий? Кто они - эти жертвы? Кого можно причислить к жертвам, а кого к палачам?

Не пора ли успокоиться и просто создавать новое светлое настоящее. Не будущее, а именно настоящее. Сегодня, здесь и сейчас создавать добро.

Не ворошить прошлое, не идти вперед с головой, повернутой назад, а смотреть в будущее, созидая настоящее.