История ювелирного искусства

Книга Талмуд тщательно описывает великолепный интерьер Иерусалимского Храма и царского дворца. Эти описания столь подробны, что, руководствуясь ими, ювелиры наших времен восстанавливают произведения древнего искусства, которые десятки веков назад исчезли с лица земли. Археологи же помогают ювелирам по мере сил, извлекая из земли чудом уцелевшие предметы.
Знаете ли вы, что сегодня можно увидеть легендарный трон царя Шломо (Соломона), сделанного из слоновой кости и золота с ножками в виде львиных лап?! Правда, этот трон стоит не на своей исторической родине, а в Нью-Йорке, на манхеттенской Пятой Авеню. Там увидите и царскую мантию, и одежду священников-коэнов, реконструированных по лоскуткам ткани, чудом сохранившимся. Все это бережно и максимально точно восстановлено специалистами знаменитого Метрополитен-Музея.

Храмовая утварь, посуда и украшения, предметы быта для богатых домов, одежда — все это создало громкую славу еврейским «златокузнецам» еще в древности. Например, уни­кальная медная монета I века н.э.: на аверсе её изображена сцена разрушения Второго Храма, на реверсе — император Веспасиан, убивающий юношу-еврея. Судя по пластике и экспрессии рисунка, мастер сам мог быть свидетелем тех трагических событий.
По всему Востоку еврейские ювелиры и оружейники считались непревзойденными по виртуозности, вкусу и фантазии. Именно их головы и руки вкупе с телами как самую богатую добычу везли в свои столицы все завоеватели Страны Израиля, начиная с Навуходоносора и заканчивая императором Константином. Значительная часть знаменитых христианских византийских сокровищ сделана ювелирами-рабами, ювелирами-изгнанниками: украшенные самоцветами диадемы и нагрудные знаки власти императоров, рукояти, ножны мечей и драгоценности их жен.

Нерастворимая индивидуальность
Жившие в изгнании евреи-ювелиры испытывали огромное влияние окружающих культур, но каждое заимствование творчески трансформировалось и преобразовывалось. Вот яр­кий пример: на различных еврейских традиционных предметах можно увидеть двуглавого орла. Но он к гербу России и царского дома Романовых никакого отношения не имеет, смысл его намного более глубок: это символическое представление Всевышнего.
Любовь и склонность евреев к созданию ювелирных шедевров именно из серебра также можно объяснить религиозной традицией. Иудейский календарь основан на фазах луны («новомесячье»), и серебристый цвет нашего небесного спутника является базовым для культовых и обыденных предметов. А вот к золоту отношение двоякое. С одной стороны, это символ «золотого тельца», которого евреи выплавили в ожидании Моисея на горе Синай и стали этому «кумиру» поклоняться. С другой, более меркантильной, — «аурум» есть символ вечного и непреходящего богатства еврейской нации (вспомните Шейлока у Шекспира. А потом и всех остальных миллионеров-иудеев!)
И все же произведения еврейского ювелирного и прикладного искусства, особенно восточно-европейского происхождения, всегда можно распознать по художественным особенностям.
В основе христианства предполагается определенный набор мотивов и изображений, воплощенных строгим каноническим образом. В еврейском же культовом и прикладном искусстве этих канонов не было. Поэтому в работах еврейских мастеров было то сокровенное, что ценят в искусстве знатоки: индивидуальность художника, его способность к уникальному самовыражению.
Все, что можно было почерпнуть из европейской геральдики, из стилистики оформления европейской печатной книги и славянского орнамента, заимствовалось и переосмысливалось. В результате рождались изделия необычайной выразительности и пластики, возникало огромное количество вариаций стиля и манер исполнения.

ПРОДОЛЖЕНИЕ >> Особые предметы