"Приятной" прослушки гражаданин бухгалтер

20 November 2020

Всем, наверное, интересно, какими законными методами проведения оперативно-разыскных мероприятий (далее по тексту ОРМ) располагают отечественные силовые структуры. В их число входят, например, прослушивание средств связи, а также отслеживание локации и изучение активности субъекта в интернете.

"Приятной" прослушки гражаданин бухгалтер

История прослушки в нашей стране насчитывает уже многие десятилетия. Еще в советские времена в целях глобальной разведки, а также для борьбы с инакомыслящими применялась Система объединенного учета данных о противнике (СОУД). А в 90-е годы в этих целях начали использовать устройства автоматического определения номера вызывающего абонента (АОН).

В начале нынешнего века правоохранители стали применять комплекс технических средств и мер в сетях телефонной, подвижной и беспроводной, а также радиосвязи (СОРМ). В законодательство об оперативно-разыскной деятельности (ОРД) и о связи были внесены необходимые изменения, а приказом Минсвязи № 130 от 25.07.2000 была введена ответственность для операторов связи (аннулирование лицензии) за отказ от внедрения СОРМ.

Архаичность закона

Действующий сегодня закон об ОРД принят уже более четверти века назад. В него, конечно, вносились поправки, но этот нормативный правовой акт все-таки нельзя признать полностью соответствующим сложившимся ныне техническим и социальным реалиям. Так, из закона невозможно четко понять, какие же методы сбора данных о гражданах могут собирать правоохранители, каков порядок передачи таких сведений в суд с приданием им статуса надлежащих доказательств. Не понятно даже, в отношении кого допускается проведение ОРМ.

При этом чисто теоретически гражданин может обжаловать незаконные действия правоохранителей, однако на практике это весьма проблематично ввиду расплывчатости легальных определений и формулировок (например, негласный съем информации, передаваемой по сетям электрической связи). Кроме того, наши суды склонны в девяти случаях из десяти удовлетворять требования оперативных и следственных органов о прослушке.

Об архаике закона об ОРД наглядно говорит только один факт: осмотр почтовых отправлений возможен лишь по решению суда, в то время как для просмотра содержания электронной почты такого разрешения не требуется.

Да, правоохранитель сегодня должен иметь доступ к содержимому любого гаджета, любой социальной сети подозрительного пользователя из соображений общественной безопасности. Но процедуры такого доступа должны быть четко прописаны в законе. Кроме того, необходимо законодательно описать процедуры извещения граждан о применении в их отношении современных средств доступа к личной информации в рамках ОРМ.

Как это делается сегодня

После того, как начинается проведение ОРМ, необходимо завести Дело оперативного учета. Этот документ в дальнейшем может быть истребован судом. Впоследствии ОРМ могут быть переданы оперативными службами дознавателю, следователю либо в суд. Такие процедуры, с одной стороны, закреплены в тексте законов, а, с другой стороны, определяются отдельной Инструкцией, которая утверждена приказами нескольких силовых ведомств. Что характерно: некоторые положения данной Инструкции (а это, как вы понимаете, акт подзаконного уровня) противоречат закону, но на практике правоохранители все-таки предпочитают пользоваться именно ими, а не указаниями закона (волокиты меньше, а полномочий больше).

Такова специфика нашей правоприменительной системы, но этим нужно уметь пользоваться. Так, умелый адвокат может подать ходатайство о признании недопустимыми доказательств, которые получены на основании ОРМ в таких ситуациях. Например, когда возникают сомнения по поводу того, является ли запись точной копией оригинала; неясно, с какого источника она была скопирована.

На интересные размышления наводят материалы современной судебной практики, такие, например, как: определение Конституционного Суда РФ от 6 июля 2000 г. № 128-О «По жалобе гражданина Паршуткина Виктора Васильевича на нарушение его конституционных прав и свобод пунктом 1 части второй статьи 72 УПК РСФСР и статьями 15 и 16 Положения об адвокатуре РСФСР»; постановление Европейского Суда по правам человека от 7 ноября 2017 г. по делу «Дудченко против России» (жалоба № 37717/05).

Евгений Сивков, подпишитесь на мой телеграм канал (Налоговая балалайка): https://t.me/taxsivkov)