Награда

(фото из открытых источников)
(фото из открытых источников)

- Царь-батюшка! - Гонец бежал по залу к трону Царя, - Не вели… это самое… А! Казнить! Не вели.

- Вели слово молвить, - подсказал Царь.

- Да! - Гонец радостно закивал головой.

- Молви, - добродушно махнул рукой Царь.

Гонец вынул из-за пазухи свёрнутый лист бумаги и развернул его.

- Вот, собственно, - он пробежал глазами по бумаге, - Царь-батюшка! Беда! На дальние земли Чудище Великое напало. Жгёт урожай, почём зря, скотину жрёт, избы крушит.

- А что народ?

- Народ ропщет! - доложил Гонец, убирая бумагу обратно.

Царь задумчиво погладил бороду, потом удовлетворённо хмыкнул.

- Значитца так, - обратился он к Гонцу, - Поди и объяви всем наш царский приказ. Надобно Чудище Великое изничтножить.

- Вы так умны, - восхитился Гонец, - А как?

Об этом Царь не подумал.

- Ну, - он посмотрел в потолок, - Призвать Богатыря какого, аль Героя, пущай подвиг совершит. А мы уж в песнях его опишем.

- Позвольте мнение высказать, Царь-батюшка, - попросил Гонец.

- Позволяем.

- Награду надобно посерьёзнее, - Гонец откашлялся, - В песнях то уже давно всех воспели. Да и Великое Чудище зело страшно, ради песен рисковать то.

- Царская похвала чем не награда? - удивлённо спросил Царь, - Неужто мало?

- Что вы, Царь-батюшка! - Гонец замотал головой, - Вот ежели б мне, так я до конца дней счастлив был бы, дети были бы счастливы, внуки и все после них. Но я ж не об этом.

- А о чём? - спросил Царь.

- Было бы неплохо, - зашептал Гонец, - Пообещать награду великую, златом аль ещё чем. Народ узнает, скажет, вот де, какой у нас Царь щедрый. Мол, заради народа всё готов отдать!

Царь мечтательно заулыбался, потом тряхнул головой.

- Народ и так Царя любит. Призвать Богатыря, из Великих. Они за царское благословение всё сделают.

- Дык нет же никого.

- Как нет? - удивился Царь.

- Ну так, - Гонец принялся перечислять, - Попович за границей, Муромец в плотники подался, Моревна замуж вышла. У остальных тоже уже семья, быт. Царевичи все женились давно, их даже Царевной не подманить. Да и форму все уже потеряли, двадцать лет уж без происшествий.

- Вон оно как, - Царь похрустел костяшками пальцев, - Тогда объяви так. Кто победит Великое Чудище, получит в награду коня!

Царь победно посмотрел на Гонца, ожидая восхищения, но тот лишь поморщился.

- Чудище то и правда Великое, Царь-батюшка, - с осуждением сказал он.

Царь вздохнул, слез с трона и подошёл к окну.

- А что, - спросил он, - Долго ли Чудищу до нас добираться?

- Недели две, примерно, - ответил Гонец.

- Так может он нажрётся и к нам вообще не придёт? Аль в другую сторону направится. И Богатырей беспокоить не нужно даже.

- А как же народ, Царь-батюшка? - удивился Гонец.

- А что народ? - Царь задрал подбородок, - Народ нас любит. Урожай новый вырастят, скотину, опять же.

- А ежели Великое Чудище и народ жрать начнёт?

- Ну, тогда Богатыри уж и без наших приказов всё сделают, - Царь радовался своей сообразительности, - Ты ступай, ступай.

Гонец ошарашенно посмотрел на Царя и направился к выходу.

- Слышь, Гонец, - окликнул его Царь.

- Да?

- Ты, наверное, про коня не объявляй. Зачем конь? Царской похвалы будет достаточно.

- Если будет кого хвалить, Царь-батюшка, - язвительно ответил Гонец.

Лукоморье