Разбойник

18.09.2017

- Имя?

- Соловей.

- Фамилия?

- Бесфамильные мы.

- Отчество?

- Одихмантьевич.

- Прозвище?

- Разбойник.

- Год рождения?

- Неведомо мне.

- А лет сколько тебе, ведаешь?

- 15 годов.

- Проживаешь где, с кем?

- Село Девять Дубов, с матушкой живу.

Княжеский дружинник Ладислав Безсонов отложил в сторону перо и вынул из-за пазухи трубку и кисет с табаком. Неспешно набил трубку, закурил и откинулся на спинку стула.

- Знаешь, почему я велел тебя доставить ко мне?

- Не знаю, - Соловей заёрзал на стуле.

- Что ж, - дружинник придвинул к себе увесистую папку, - Давай поведаю тебе. Вот, смотри, бумага на тебя имеется, утром написали. Читаю: Значит, трали-вали, сего месяца, засел ты у дороги и свистом своим не давал проходу ни скотине, ни людям. Проход открывал за мзду.

- Врут, - соврал Соловей.

- Врут, хорошо, так и запишем, - Ладислав принялся что-то писать.

Через пять минут тишины Соловей занервничал.

- А что вы там пишите?

- Все злодеяния твои описываю. И как свистел, и как мзду брал. И как дружиннику, в глаза глядючи, врал. Вот допишу да отправлю князю.

- Как Князю? - подскочил Соловей.

- Вот так. Ты говоришь люди врут, люди говорят, что ты врёшь. Вот пускай Князь и разбирается, у него разговор короткий. Повесит, а потом и разберётся, кто врёт.

- Дяденька, не надо Князю писать, - Соловей заревел, - У меня же матушка одна останется, как ей без меня быть тооооо.

Дружинник отложил перо в сторону и прикрыл пустой лист.

- Тогда признавайся, зачем людей обираешь, проходу не даёшь? Шёл бы на мельницу свистел, быстрей б крутилась.

- Дяденька, я не специально. То Егорка всё, окаянный. Уговорил, мол, пойдём, там люд богатый ходит, - Соловей всхлипывал и смотрел на Ладислава честными глазами, - Я и послушал, дурак.

- А деньги где?

- Половину Егорке дал, половина у меня. Вот!

Соловей кинул на стол мешочек с несколькими монетами.

- Не губи, дяденька! Меня не жалеешь, так мать пожалей.

Дружинник усмехнулся.

- Все вы здесь про мать вспоминаете. А сразу подумать, а? А ежели б Богатырь на дорогу пришёл, да зубы тебе выбил? Что тогда?

Соловей хитро прищурился.

- А хоть бы и пришёл. Я как свистну! Не то, что Богатыря - лошадь унесёт!

- Дурак ты, - ответил друженник, - и Богатырей не видал. Скажи спасибо, что Илюха на печи сидит, ужо давно б с тебя всю дурь то выбил. Ладно, Соловей, ступай. Но слово тебе даю: ещё одна бумага на тебя, сразу пишу Князю, слушать тебя не буду. Понял?

- Понял, - Соловей заулыбался, - Понял, дяденька, не буду больше!

- Ну иди, иди.

Соловей вышел на улицу и потянулся на солнышке. Потом обошёл избу, махнул через забор и побежал вдоль него. Егорка ждал у большого камня.

- Что было то? - спросил Егорка, доставая мешочек монет.

- Да что, что. Как обычно, мол, бумага на тебя. А я ему в ответ: “Какие у тебя доказательства?” Я ж не робкого десятка, меня не запугать. Ну дружинник мямлил, мямлил, да и отпустил. Монеты только забрал, негодяй.

- Ты хорошо придумал с собой одних медяков набрать, - Егорка высыпал из мешочка серебряные монеты, - забирай половину.

Соловей отсчитал половину монет, свернул их в тряпицу и убрал за пазуху.

- Ну, бывай, Егорка. Утром чтоб как штык был, с города обоз идёт.

- Я буду, - Егорка торопливо собирал монеты, - Я приду.

Соловей ещё немного постоял на солнышке, показал язык в сторону дома Муромца и, насвистывая, отправился домой.