29 097 subscribers

Оставайся? А то темно... — 4

2,9k full reads

Начало здесь, тут и и там.

Я стояла на остановке и ждала свой автобус. Как-то к вечеру резко похолодало. Я куталась в свой шерстяной шарф и сильнее натягивала капюшон.

Мне было холодно. И не только телу. Душе было еще холоднее. К глазам снова подступали слезы, но никак не хотели выкатываться. Мысли про Леонида крутились в моей голове как старая скрипучая карусель в парке. Да что ж за фигня такая? Могу я вообще думать о чем-то другом или нет? Что за зацикленность на этом придуpoшном женатике?

Я злилась. Злилась на себя, на Леньку, на прохожих, на автобус, на водителя и на кондуктора. Кажется, именно в таком состоянии люди устраивают публичные истерики. Но я в силу природной интеллигентности засунула подальше свою злость и молча везла свой покерфейс домой.

В автобусе было душно и жарко. Стекла запотели. Народу было очень много, и все прижимались друг к другу. Я считала повороты до своей остановке. Раз, два, три. Пора выходить. Ненавижу автобусы.

По пути домой я зашла в магазин, купила готовой еды. Сил варить себе суп или жарить рыбу не было вообще. Я купила готовый салат, два пирожка и шоколадку. Набор одинокой леди.

Старая фотография автора. Я тут худая и несчастная. Но напоминаю, что рассказ не обо мне.
Старая фотография автора. Я тут худая и несчастная. Но напоминаю, что рассказ не обо мне.

Дома я уговорила бутылочку вина, съела шоколадку и легла спать. Салат с пирожками так и не съела — не пошли. А вот сладкое наоборот, залезло. Эх, прощай фигура)) Но сегодня можно, я ж в страданиях.

Ночь

Сон был беспокойным. Мне снилось прошлое и какая-то дичь.

Вот я, выбираю себе свадебное платье в салоне, счастливая кручусь перед зеркалом и прикладываю к макушке фату. Вот моя подруга сидит рядом. Вот мамочка. Все такие счастливые, и мы смеемся и хохочем.
А потом в салон заходят инопланетяне, стаскивают с меня платье и забирают на свой корабль. На корабле меня наряжают в черный балахон, бреют на лысо и сажают на стул, привязывая руки. В мои вены втыкают иголки. Из правой руки игла забирает мою кровь. В левую вливается какая-то жидкость синего цвета... Очень страшно.

Я проснулась в поту. Господи, приснится же такое. Встала, пошла на кухню, выпила воды. Села за стол. В голове туман после вина... И я все еще как будто ощущаю иголки в своих руках. Бррр.

Взяла в руки телефон, чтобы отвлечься. Ого! 6 сообщений. Открыла. Конечно, от Леонида. От кого же еще.

— Милая, прости меня.

«Вот урод», — подумала я.

— Я тебя люблю.

«Ненавижу».

— Мне нужно с тобой поговорить.

«С женой своей поговори».

— Почему не берешь трубку? Я хочу все объяснить. Для меня это важно.

«Это все неважно. Или важно?»

— Машенька, я хочу тебя снова увидеть. Ты только моя.

«Господи, ну почему все так?»

— Ты убиваешь меня.

«А ты меня».

Голос разума

Я положила телефон на стол и закрыла лицо руками. Часть меня радовалась, потому что мне говорили, что я нужна и важна. Я безумно хотела быть для кого-то воздухом и жизнью. Я очень хотела быть любимой. Хотела быть роковой. Ну, такой, что я иду, а все мужики в штабеля сами падают. Ага. Ну, может, не все мужики, а только один.

И эта потребность была настолько великой, что перекрывала голос разума. Я готова была поверить во что угодно, лишь бы меня любили.

Но потом приходил какой-то дурацкий здравый смысл и напоминал мне о том, что Леонид, вообще-то, эгоист и придурок. Что он уже однажды меня оставил и предал. И второй раз наступать на одни и те же грабли — ужасно глупо.

Но кто слушает голос здравого смысла сразу после тусовки с инопланетянами? Вот и я не слушала.

Диалог

Я набрала Леонида. Да, время 3 утра, ну и что?

Он ответил не сразу. На заднем фоне слышалась какая-то возня и ворчание.

—Машенька, — ответил он через минутку, — привет, родная.

В моей груди расплылась теплота.

— Привет. Ты мне звонил?

— Да.... — пауза... — ты так быстро убежала сегодня.. вчера, то есть...— пауза.... — где ты сейчас?

— Я дома.

Леонид помолчал.

— Хочешь, я отвезу тебя на работу сегодня?

Я помолчала немного.

— Да, хочу.

— Хорошо, я приеду скоро.

Я положила трубку и улыбнулась. Как же приятно быть роковой.

Продолжение читать тут.