Мир тропы. Очерки русской этнопсихологии. Александр Шевцов #1

20.11.2017

Мир! Что такое мир? Сейчас стало модно использовать это слово. Целые полки книг с надзаголовком «Миры такого-то». Это уже привычно и это манит. Значит, в этом понятии есть сила, оно магично. Но что такое Мир?

Обложка книги Мир тропы. Очерки русской этнопсихологии. Автор: А. Андреев
Обложка книги Мир тропы. Очерки русской этнопсихологии. Автор: А. Андреев

Мир — это пространство, в котором можно жить. Жить телесно или духовно. Если пространство предоставляет все необходимое, чтобы жизнь не погибла — это уже мир, даже если это всего лишь камера или палата. Но если оно дает пищу охоте те — так в старину называлось желание, — то это уже желанный мир! Потому что охота, охота жить — это и есть то желание нашего духа, которое приводит его в мир.

Наш народ называл Миром и Покой, и Место жизни, Землю, и Общину. Русские жили миром. В сущности, говоря о Мире, мы говорим об определенной культуре, если использовать это современное слово, ставшее более привычным и понятным, чем Мир.

Правда, родившееся в итоге этих усилий общественное движение Тропа Троянова умерло уже несколько лет тому назад вместе с олицетворявшим его Обществом русской народной культуры. Обидно. Но, к нашей гордости, в итоге мы потеряли только поверхностное и наносное, пену, скрывавшую настоящее. А настоящим было изучение народного быта и сохранение того, что можете быть полезно и ценно для современного русского человека.

А это — ремесла, обычаи, народная психология, русская школа предпринимательства, Наука думать, в конце концов...

Тропа не состоялась как попытка возродить некую культуру, которая исторически отжила свое время. Но это не значит, что эта попытка не была красивой и полезной. Мы не хотим утерять того, чтобы было в ней ценного, и потому переиздаем все материалы о культуре мазыков или офеней, как называли себя те люди, у которых я вел свои первые этнографические сборы.

Эти сборы не были мною оформлены по жестким научным требованиям. Не было у меня такой возможности, да я и не умел этого тогда, в самом начале . Впоследствии было много сборов, где мы очень этнографичны, и эти сборы подтверждают многое, из рассказанного в этой книге . Мы их вели-то, чтобы снять сомнения в подлинности приведенных здесь свидетельств.

Материалы эти доступны через наши издательства и Училища. И в них есть и совершенно волшебные съемки, к примеру, того же перепекания, которое до сих пор бытует в некоторых уголках России. Есть и отчеты о поездках по деревням, где до сих пор говорят на офеньском языке...

А есть и вполне научные работы, написанные мною, чтобы понять русскую народную психологию, где я не рассказываю об учивших меня мазыках , а сравниваю их Психологию с Психологией академической. И показываю и отличия, и выигрышные стороны.

Если вам покажется , что эта книга легковесна, не судите слишком строго, это не более , чем мои записки о поездках по любопытным местам России. Если вам нужна научность , берите те книги, за которые я отвечаю по научным критериям. Эта книга написана давно и была для меня самой первой попыткой осмыслить то, что мне открылось . Порой мне казалось , что я захлебываюсь от переполнявших меня переживаний, наверняка, это отразилось и в том, как я писал ...

И все же, это попытка понять себя и культуру моего народа.

<...>

Все троповые старики, у которых мне довелось поучиться на территории Ивановской и Владимирской областей , считали себя потомками офеней и называли по старинке офенями. Но соседи считал и их колдунами и, рассказывая о них, приглушали голос. Мне повезло и лично как человеку, и как этнографу. Как этнографу-собирателю , пожалуй, даже очень и очень повезло. Не многим из этнографов довелось полноценно, по-свойски войти в мир хотя бы одного колдуна. У меня же в жизни их было несколько. Считали ли они сами себя колдунами? Вопрос не однозначный. Первому из них, Степанычу, я его задать так и не рискнул, хотя очень хотел . А вот у второго, по прозвищу Дядька, однажды спросил. Не передам дословно, как прозвучал его ответ, но смысл его сводился к одному ста рому анекдоту:

Идет мужик по лесу, видит: сидит какой-то человек на суку и рубит его под собой.

— Эй, ты чего делаешь?

— Дрова рублю!

— Так навернешься же!

— Вали отсюда, без советчиков обойдусь!

— Ну, руби, только навернешься!— махнул рукой и пошел дальше.

— Иди, иди, не мешай работать!

Только отошел немного, слышит: хрясь!

— Эх ты! Вот ведь колдун, а!

Можно было бы посчитать , что колдовство они считали просто здравым смыслом. Но если быть до конца точным, то как раз здравый-то смысл они и не уважали, считая его одной из ловушек нашего мышления. Воротами в человеческое естество они считали не здравый смысл , а Разум, но рассказывать об этом придется особо, когда дойдем до их Науки мышления.

К счастью, они не только делились со мной своими знаниями, они учили. Это редкая удача, я могу это уверенно заявить, по-тому что в моей жизни были встречи и с другими колдунами, и с шаманами, и волхвами новой формации, но о некоторых из них я узнавал, что они колдуны, толь ко через много лет, а с некоторыми даже не смог начать разговор, как это было с одним хантыйским шаманом. Эти учили и учили, по-своему, системно. Не могу похвастаться, что и я стал колдуном, но вот понять их я постарался . Удалось ли мне это полноценно — не знаю . Как удалось , так и расскажу.

<...>

Продолжение следует...

Иваново: Издательство "Роща"; 2017.- изд.4-е, испр.идоп. - 376 с.
Тверд. обложка, шитый  переплет
ISBN 978-5-9909967-6-2

Купить книгу А. Андреев  Очерки русской народной психологии можно по ссылке - https://roscha-akademii.ru/

Также хочу сообщить вам о нашем намерении провести конкурс детского рисунка. Подробности по ссылке - конкурс.