Сказка "Другая сторона". Александр Шевцов

Охотник возвращался, привычно стараясь не затаптывать след. Он не хотел себе признаваться, но явление колдуна в его сон и требование возвращаться, потрясли его. Мы знаем сны, знаем бодрствование, и знаем сны – не сны. Наука останавливается на этой черте: сон-бодрствование. И хотя у каждого ученого, кто имеет отношение к этой плоской картине мира, были собственные сны – не сны, это почему-то не тревожит их, не вселяет подозрение, что мир не укладывается в их удобную домовину…
Нас же, обычных людей, такое нарушение общепринятых, да еще наукой утвержденных представлений, тревожит. И охотника, хоть он и не подозревал о существовании науки, это тревожило. И даже пугало. Не должно быть так, чтобы один человек приходил к другому прямо в его сон!
Охотник возвращался, но теперь он не мог отделаться от ощущения, что колдун все время наблюдает за ним оттуда, откуда можно пройти и в его сны. Эти ощущения должны были сделать мир многомерным, но вместо этого они сделали его плоским, вот что тревожило!
До этого мир был объемным, он выглядел, как большой и полный жизнью на любом расстоянии от тебя! А теперь вся эта красота превратилась в плоскую картинку на расстоянии вытянутой руки. А за ней, как за занавесом, кто-то ходил, подглядывал, просто, брал кресло, садился и рассматривал, а при желании мог просунуть в щелку, которую ты считаешь мушками, бегающими в глазах от утомления, руку и потрогать тебя!
Беспокойство, словно яд, просачивалось в его душу, и горло его синело от горечи…
Это разозлило, и охотник выпятил челюсть и направил все силы на поиск. Ответ, как всегда в таких случаях, оказался прямо перед глазами. Точнее, перед ушами, если только у нас есть внутренние уши. Колдун, уходя, гулко хлопнул дверью, от чего, собственно говоря, охотник и проснулся. Колдун хлопнул дверью во сне. Значит, и дверь, и хлопок, и гул принадлежали сну и должны были умереть вместе со сном. Дверь захлопнулась, сон ушел, а гул оставался!
Он начал вглядываться в себя и обнаружил, что гудело какое-то сокровенное нутро, гудело не как струна, а, скорее, как топка печи при сильной тяге, как огонь в трубе. Словно и дверь, которой хлопнул колдун, была внутри него. Что это за труба!? И что за тяга внезапно появилась в нем? Что за тяга может перейти из мира снов в дневной мир!?
Он наблюдал эту тягу в себе, и беспокойство начало спадать, словно он нашел ответ. Но вдруг снова взорвалось чуть не страхом от мелькнувшего сомнения: а что, если это все еще сон?! Почему гул от хлопка дверью все не прекращается? Почему изба и вся деревня казались такими ненастоящими!? Может, и за двумя нарисованными порядками домов тоже ходят и наблюдают? И за деревьями, тянущимися вдоль дороги, тоже!?
Он принялся разглядывать дорогу и лес вокруг. Лес был настоящим, может, только чуточку живее, ярче и зеленее, чем обычно. Лес успокаивал, а дорога звала: Вперед! Возвращайся!
Охотник протянул руку и ладонью коснулся листьев ближайшего дерева. И дерево выпило его тревогу, да еще чуть ли не облизнулось: Больше нет?
Он засмеялся, мысленно назвал его лесиной и поблагодарил. Потом внезапно остановился и требовательно окликнул: Стром!
Но дерево осталось деревом, ни глаза, ни улыбка не прорезались в его коре, и охотник пошел дальше, к Черной речке.

След уверенно привел его к кострищу, где он сушил одежду, и даже вел дальше в сторону реки, но обрывался в нескольких шагах от нее. Обрывался, словно оставившего след выкинули из воды, потому что сам человек такой прыжок совершить не может.
Охотник в недоумении почесал затылок. Протер глаза ладонью, потом принялся чесать бороду и не заметил, как перебрался на грудь и бока. Постепенно все его тело начало зудеть, а он все стоял неподвижно, боясь неосторожным движением затоптать невидимый след.
Зуд стал нестерпимым, но внезапно прошел, как только он решился и начал стягивать сапоги и порты. Речка была неглубокой, но местами были бочажки, где вода доходила ему до подола рубахи. На другом берегу следа не было.
Он задумчиво отжал рубаху, оделся, обулся, закинул ружье за плечо и пошел по берегу вверх по течению. Шел, наверное, с версту, внимательно разглядывая берег, траву и кусты, но следа не было. Отсюда он в воду точно не входил. Тогда подумалось охотнику, что в реку он мог войти и со своего берега. Он нашел упавший через реку ствол и по нему перешел на другой берег.
Сначала шел вдоль берега, затем начал забирать шире и так отходил и отходил от реки, пока не вышел на ту тропу, по которой возвращался. Ни малейшего намека на след вверх по реке не было!
Он сжал зубы, повернул к реке и снова вернулся к кострищу. Все было по-прежнему. След обрывался в нескольких шагах от воды. Без колебаний охотник снова снял сапоги и порты, повесил ружье на шею, на него вещи, и перешел реку, в этот раз даже не замочив рубахи.
В тишине, которая заполняла его изнутри, оделся и пошел вниз по течению. Отошел с полверсты, перешел на свой берег и пошел обратно, к тропе. Следа и тут не было… Создавалось впечатление, что он сам умудрился пройти сквозь тот занавес, из-за которого наблюдают!
Но охотник упрямо выпятил челюсть, повернул и снова пошел к реке. Разделся и еще раз перешел на ту сторону, и только оказавшись на берегу, вдруг заметил старушку, неподвижно сидевшую на поваленном дереве. Старушка захихикала, когда он попытался прикрыться портами.
- Что, милок, дорогу потерял?
- Со следа сбился, - ответил он, одевая штаны.
- Ты погоди одеваться-то! – потребовала она.- Перенеси бабушку на ту сторону!
- Мне туда не надо! – мрачно ответил он, глядя на другой берег.
- Откуда ты знаешь, куда тебе надо!
- А тебе какое дело!
- А мне туда надо! Не ленись, уважь бабушку! Старые люди на совет догадливы.
- Тебе надо, ты и иди, - отрезал он, повернулся и пошел прочь от реки. Прошел пару десятков шагов и остановился в недоумении перед лесом: а куда идти-то? Просто назло бабке пойти вперед, не глядя? Почему надо бросить свое дело, только чтобы не делать того, что просят другие?
Почему-то эта мысль проняла его до самых глубин: причем тут бабка!? Помочь она, может, и вправду способна, но как она может помешать ему искать собственный след? Только одним способом: если я назло ей не буду его искать! Вот дикость!
Он повернулся, подошел к старушке и сказал, с поклоном:
- Прости великодушно за грубость. Расстроен я, след свой потерял. Мучаюсь…
- Ладно, ладно, милок, не сержусь. Перенеси-ка меня, может, я тебе подскажу, как след свой найти.
Он какое-то время смотрел в ее сморщенное личико, в сияющие веселыми искорками глаза, потом молча повернулся к ней спиной и наклонился. Бабку звать дважды не пришлось, она взлетела ему на спину как бывалая наездница. «На дураках воду возят» - подумалось ему, а в следующий миг внезапно появилась невесть откуда мысль: Лучезарная ведьма!
Мысль эта была настолько чуждой, что он не смог признать ее своей, потряс головой и пошел через реку, надеясь, что из воды сможет разглядеть свой след. В эту сторону он через реку еще не переходил. Но следа не было и так…
На берегу бабка нехотя слезла с него на землю: «Вот так бы и ехала до самого дому!»
- Некогда мне, бабушка, жеребцом работать, - ответил он.
- Что ты знаешь про когда и некогда! – воскликнула она. – Вот будешь искать всю жизнь не там, много времени сбережешь?
Он промычал в ответ что-то невнятное, в растерянности от этой мысли.
- Вот-вот, привык, что все в некотором царстве, в некотором государстве! А не хочешь побывать в некогдом часе, в несейчасном когда?
Это странное предложение повергло охотника в полное недоумение.
- Ладно уж, не ломай голову. Ты бабушке уважение оказал, теперь веселее пойдет.
- Как?
- Да так. Ты не с стой стороны реки свой след искал.
- Я и на той искал.
- И та не та.
- А где та?
- А попроси бабушку уважительно поучить уму-разуму, может, и подскажу!
Он задумался, глядя в ее лучистые глаза, потом натянул штаны, обулся, перепоясался, поставил ружье к дереву, повесил на него же охотничью сумку, подошел к ней, торжественно встал перед ней на колени, поклонился до самой земли и попросил:
- Матушка, поучи дурака уму-разуму!
Бабка, похоже, не ожидала такого и немножко опешила. Покачала головой и сказала подобревшим голосом:
- Сумел, хитрец! Ну, уважил, внучок. Ладно, слушай. Ты ищешь не с той стороны реки. Чтобы увидеть ту сторону, нужно зыркало.
- Что?
- Зыркало. Стекло такое, в которое зрят.
- Зеркало…
- Зеркало, но не всякое. Если хочешь его добыть, сделай так, как я скажу, ладно?
- Ладно.
- Ни в чем не отступи, будь верен каждому слову.
- Хорошо.
- Поди в село Лух, на ярманку, и возьми там, на ярманке, зыркало. Принеси сюда, опусти в реку и посмотри на нее из-под воды. След на той стороне еще есть. Все понял?
- Не дурак.
Бабка засмеялась и вдруг потребовала:
- Ну, неси обратно!
У охотника снова загудело нутро, словно полная огня труба распахнулась от самых ступней до макушки. Но он даже бровью не повел. Молча снял сапоги, потом штаны, повесил на шею ружье…

Вы можете принять участие в обсуждении сказки на странице в Facebook по ссылке - Другая сторона.

Если у вас появились вопросы и пожелания для нас и нашего канала, то вы можете написать нам на нашу почту skazo4nyimir@yandex.ru ,а для того, чтобы получать новые статьи вы можете подписаться на канал, добро пожаловать!