Сказка "Хрустальная гора". Александр Шевцов

22.10.2017

Здравствуй, дружок! Сегодня я заметил, как ты вырос! Скоро ты будешь совсем взрослым, и тогда тебе придется жить взрослой жизнью, и ты сам можешь стать взрослым! Я уже за тебя боюсь, потому что нет ничего важнее детства! Но что-то происходит с нами, и мы вдруг забываем его, словно одурманенные взрослой жизнью… и становимся прямо такими, каких больше всего не любим. Пообещай мне, что даже став взрослым, ты не забудешь навещать иногда того маленького ребенка, которым был!

Автор рисунка: Александр Шевцов
Автор рисунка: Александр Шевцов

Что случается с нами? Что происходит с нашей памятью? Почему пропадает вкус у вкусного, почему блекнут цвета самых красивых вещей, как перестает быть ценным то, что было так важно, так захватывало? И почему ценными вдруг становятся вещи, в которых нет ничего живого и настоящего? Почему мы деремся за мертвечину, а жизнь проходит мимо?

Кто совершает эту подмену? И как ее совершают с нами? Открою тебе тайну, мой друг, ни один взрослый не помнит, как он изменился. Они еще как-то помнят себя детьми, и помнят много бессмысленных взрослых дел, но никто не помнит тот миг, когда все настоящее вдруг превратилось лишь в воспоминания и выдумки… Как будто какой-то волшебник подкарауливает всех детей за углом, чтобы брызнуть им в лицо мертвой водой, и с этого мгновения мы теряем своего ребенка и уходим жить в мир, который затянуло в хрустальную гору…

Ты не знаешь, что такое хрустальная гора? И не видел, как затягивают в себя хрустальные горы? Значит, либо ты уже внутри, либо ты еще маленький, и у нас всех есть надежда, что ты нас спасешь, потому что на тебя не подействует мертвая вода.

Давай я расскажу тебе сказку о мальчике, которому однажды удалось устоять, а потом он спас целое царство. Только это было давно, и взрослые считают, что это неправда, хотя знал я таких, которые считали, что это прямо про нас сказано…

Хрустальная гора

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был царь; у царя был сын. Вот подрос он и говорит отцу: «Милостивый государь-батюшка! Благослови на охоту ехать».

Отец благословил. Малый сын ездил-ездил и заплутался; выезжает на поляну, на поляне лежит палая лошадь; около этой падали собралось много всякого зверя, птицы и гаду. Ничего вокруг себя не видят, галдят, ссорятся, будто с ума посходили. Один Сокол сидит на ветке и наблюдает.

Заметил Сокол, что Ивана-царевича эта зараза не берет, поднялся, прилетел, сел ему на плечо и говорит: «Иван-царевич, рассуди нашу беду. Жили мы в нашем царстве мирно и ладно, пока какой-то враг нам не позавидовал. Пролетал он мимо и обронил мертвечину со словами: будете теперь за эту падаль драться, а себя и свое царство позабудете! И вот мы с тех пор триста лет все спорим, все деремся меж собой, а кто не придет, тут же от заразы этой таким же становится. Коли тебя мертвый дух не берет, раздели нам эту лошадь».

Царевич вспомнил, как мудрый человек его батюшке гуся делил, слез с своего коня и разделил падаль так, что все довольны остались.

— «Спасибо, Иван-царевич! Мудро ты рассудил. Будь нашим царем!» — сказал Сокол, и все звери и гады ему поклонились.

— «Премного вам благодарен за великую честь, - отвечал Иван-царевич с земным поклоном, - но мне надо домой, на Русь выбираться. Меня там заждались».

— «Ну, что ж, - отвечал Сокол, - ступай. А за услугу свою можешь теперь обращаться ясным соколом, лютым зверем и муравьем всякий раз, как захочешь».

Иван-царевич ударился о сырую землю, сделался ясным соколом, взвился и полетел на Русь. Глядит сверху, а под ним тридесятое государство больше чем наполовину втянуло в хрустальную гору. «Не зря, видно, мне испытание с той мертвечиной было», - подумал Иван-царевич, прилетел прямо во дворец, оборотился добрым молодцем и спрашивает придворную стражу: «Не возьмет ли ваш государь меня на службу к себе?»

— «Отчего не взять такого мо́лодца?»

Вот он поступил на службу и живет неделю, другую и третью. Парень он был видный, стала на него заглядываться царская дочь. Вот однажды просит царевна: «Государь мой батюшка! Позволь мне с Иваном-царевичем на хрустальной горе погулять». Царь позволил. Сели они на добрых коней и поехали. Подъезжают к хрустальной горе, вдруг откуда ни возьмись — выскочила золотая коза. Царевич погнал за ней, скакал-скакал, козы не добыл, а воротился назад — и царевны нету! Что делать? Как к царю на глаза показаться?!

Нарядился он таким древним старичком, что и признать нельзя; пришел во дворец и говорит царю: «Ваше величество! Найми меня стадо пасти».

— «Хорошо, будь пастухом; только у нас в государстве с тех пор, как хрустальная гора появилась, неладно. Коли прилетит змей о трех головах — дай ему три коровы, коли о шести головах — дай шесть коров, а коли о двенадцати головах — то отсчитывай двенадцать коров и не спорь, все равно по ихнему будет».

Иван-царевич погнал стадо по горам, по долам; вдруг летит с озера змей о трех головах: «Эх, Иван-царевич, за какое ты дело взялся? Где бы сражаться доброму мо́лодцу, а он стадо пасет! Ну-ка, — говорит, — отгони мне трех коров»

— «Не жирно ли будет? — отвечает царевич. — Я сам в суточки ем по одной уточке; а ты трех коров захотел... Нет тебе ни одной!» Змей осерчал и вместо трех захватил шесть коров; Иван-царевич тотчас схватил пастуший посох и снял у змея три головы. Пригнал стадо домой. «Что, дедушка? — спрашивает царь. — Прилетал ли трехглавый змей, дал ли ему трех коров?» — «Нет, ваше величество, ни одной не взял!»

На другой день гонит царевич стадо по горам, по долам; прилетает с озера змей о шести головах и требует шесть коров. «Ах ты, чудо-юдо обжорливое! Я сам в суточки ем по одной уточке, а ты чего захотел! Не дам тебе ни единой!» Змей осерчал, вместо шести захватил двенадцать коров; а царевич обратился лютым зверем, бросился на змея и снял у него шесть голов. Пригнал домой стадо; царь и спрашивает: «Что, дедушка, прилетал ли шестиглавый змей, много ли мое стадо поубавилось?»

— «Прилетать-то прилетал, да ничего не́ взял!»

— «Ну, будь осторожен, когда двенадцатиголовый змей прилетит, он всех моих пастухов к хрустальную гору перетаскал, да и дочь моя, видно, там же!»

Поздним вечером оборотился Иван-царевич в муравья и сквозь малую трещинку заполз в хрустальную гору; смотрит — в хрустальной горе и вправду сидит царевна. Печальная! «Здравствуй, — говорит Иван-царевич, — как ты сюда попала? Я тебя обыскался»

— «Меня унес змей о двенадцати головах; живет он на батюшкином озере; в том змее сундук таится, в сундуке — заяц, в зайце — утка, в утке — яичко, в яичке — семечко; коли ты убьешь его да достанешь это семечко, в те́ поры можно хрустальную гору извести и меня избавить».

— «Тогда жди меня, - отвечал Иван-царевич, - я за тобой вернусь!»

Вылез из той горы, снарядился пастухом и погнал стадо. Вдруг прилетает змей о двенадцати головах: «Эх, Иван-царевич! Не за свое ты дело взялся; чем бы тебе, доброму мо́лодцу, сражаться, а ты стадо пасешь... Ну-ка отсчитай мне двенадцать коров!» — «Жирно будет! Я сам в суточки ем по одной уточке; а ты чего захотел!»

Обратился он Ясным Соколом, и начали они сражаться, и долго ли, коротко ли сражались — Иван-царевич победил змея о двенадцати головах, разрезал его туловище и на правой стороне нашел сундук; в сундуке — заяц, в зайце — утка, в утке — яйцо, в яйце — семечко. Взял он семечко, зажег и поднес к хрустальной горе — гора и растаяла.

Иван-царевич вывел оттуда царевну и привез ее к отцу; отец возрадовался и говорит царевичу: «Будь ты моим зятем!»

Тут их и обвенчали; на той свадьбе и я был, мед-пиво пил, по бороде текло, в рот не попало.

Если вам понравились сказки, подпишитесь на наш канал и не забудьте поставите лайк, поддержите нас. Вы также можете поделиться сказкой с друзьями.

Вы можете принять участие в обсуждении сказки на странице в Facebook по ссылке - Хрустальная гора.