Сказка с продолжением "Корень учения горек!". Александр Шевцов

Корень учения горек!

Litterarum radices amarae, fructus dulces sunt…

Охотник вернулся в деревню и целый день расспрашивал соседей, не помнит ли кто, как и откуда его привезли. Люди называли разные места, кто предполагал, что привезли его из Шуи, кто – из Костромы, кто-то говорил про Суздаль или Ростов… Где жили его родители перед смертью никто не знал, но спорили охотно и жарко, обзывая друг друга дураками!
Спор уверенно превращался в выяснение, кто умнее, как это, вообще, свойственно всем спорам на Руси. Охотник мог бы заметить эту философическую особенность русской культуры, но от утомления сам отупел и ушел спать, решив, что к утру решение найдется.
Ночью пришел к нему сон и мучил его.

Внезапно оказался он в какой-то избе, косматый и бородатый учитель с очками на носу сидел во главе стола и бил толстой линейкой какого-то мальчика по ладони. Федот точно знал, что учителя зовут отец Иван, и что следующая очередь получать пали будет его, если только он не справится с чтением.
По обеим сторонам стола сидели еще мальчики и девочки разных возрастов, потому что, и это Федот тоже знал, школа была одноклассной, но обучение было двухлетним, что значит, что в одно время занимались одновременно два класса разных возрастов. Читали все, однако, одну и ту же книгу с названием «Первоначальное учение человеком». Впрочем, кто читал, а кто просто водил по засаленным и рваным страницам указкой из заточенной лучины.
Федот читал: «Во имя Отца и Сына и Святого духа: аминь. Боже в помощь мою вонми и вразуми мя во учение сие!», - а думал при этом: «Что такое вонми?»
Сидящий рядом с ним большой мальчик Егорий зубрил «слози имен»: «Аз – ангел, ангела, ангельский, архангел, архангельский…» Кто-то сбоку зубрил цифры: аз – один, буки – два… А девочка напротив повторяла имена просодий: «оксия, вария, камора, звательцо, титла, апостроф, кавыка, ерок…»
Выписав палей баловнику, отец Иван повернулся к Федоту, и, глядя на него, велел всем с молитвой перекреститься и изрек: «Корень учения горек! Еще Аристотель сказал! Не знаете Аристотеля? Ну, и не надо! Ну-ка, непослушный отрок Федот, прочитай наизусть краткие нравоучения!
- В несчастьи не унывай, в счастьи не расслабевай! – произнес Федот, набравшись воздуху.
- Еще! – потребовал отец Иван.
- Что терпеливый сносит, о том малодушный воздыхает!
- Дальше!
- Будь к низшим приветлив… - начал Федот и понял, что опять не сможет вспомнить всего, – встречающих приветствуй, приветствующим… говори правду, никогда не лги…
Отец Иван будто взвился, замахиваясь линейкой:
«Будь к низшим приветлив, встречающих приветствуй, приветствующих восприветствуй взаимно, невежу наставь, говори правду, никогда не лги. Сия храни и будеши благополучен! А ты, тупица, не хранишь! Ты невежа! Ничего, наставим! В угол, на горох!
И Федот поплелся в угол у печи, где уже стояли на коленях двое провинившихся. Плелся он недостаточно ретиво, и потому успел словить линейкой по затылку, после чего прыжком оказался на рассыпанном горохе. В голове была одна мысль: Слава тебе господи, что не дресва!
Дресва – это мелкий щебень с крупным песком. После него ноги не просто болели, а могли воспаляться. Горох же можно есть. И оба пацана, стоявшие на горохе, незаметно переправляли горошины в рот. А мальчик, стоявший на дресве, так же незаметно выковыривал камушки покрупнее из под колен, отодвигая их в сторону. Если учитель засечет, то заставит бить поклоны, пока кровь носом не пойдет…
С ощущением ужаса и крови в носу охотник проснулся и долго лежал, не шевелясь, глядя в темноту невидящими глазами. Воспоминания, которых не было до этого в его памяти, шли перед ним точно картины.
Вспомнилось, как учитель отправлял домой в вывороченной наизнанку шубе, так что весь народ потешался. Как провинившегося укладывал у порога, чтобы все шедшие с уроков домой, через него переступали. Вся учеба заключалась в зубрежке, в запоминании кусков, отмеченных в книжке ногтем отца Ивана: от сель до сель! Это называлось знать.
И обучение было двухбальным, вспомнил вдруг охотник: знает – не знает! Вот где исток и корень его понятия о знаниях!
Всю неделю отец Иван ставит оценки ученикам в табличку. В субботу урок начинается с колен: все встают на колени, а учитель держит в одной руке кондуит, в другой линейку и по очереди вызывает:
- Егорий Стрельцов! Кругом знает… Садись на скамью!
- Сергей Максимов… два раза не знает! – за каждое «не знает» увесистая паля по ладони!
- А как же меня звали?! – вдруг полыхнула мысль в сознании охотника. – Какую фамилию он называл?
В деревне бабку с дедом звали Комаровыми, и потому Федота с детства дразнили кумариком. Но учитель точно вызывал его не по этой фамилии. Но по какой?

- Пойду в Шую, обойду все приходские школы при монастырях, найду, где учился! Узнаю себя, узнаю про родителей, - вдруг принял решение Федот. - А заодно найду грамотного человека, который прочитает мне письмо, полученное от колдуна! Где же еще быть грамотным, как не в школах?!

Вот, что значит, утро вечера мудренее! Не то, чтобы утренние решения мудрее вечерних, но зато ясность в голове полная, сомнений никаких, просто бери и делай!

Предыдущая глава - "Ищи в корнях".
Вы можете принять участие в обсуждении сказки на странице в Facebook по ссылке - Корень учения горек!

Если у вас появились вопросы и пожелания для нас и нашего канала, то вы можете написать нам на нашу почту skazo4nyimir@yandex.ru, а для того, чтобы получать новые статьи вы можете подписаться на канал, добро пожаловать!