Карелия из окна поезда, январь 2020 года

22 March
Станция Кяппесельга.
Станция Кяппесельга.

А всё же хорошо было после безснежного промозглого Воронежа и такой же новогодней Москвы очутиться в настоящей зимней сказке. А ведь стоило отъехать от столицы на каких-то 14 часов и вот он зимний заснеженный лес юга Карелии радует своей красотой за окном поезда, увозящего меня в столицу Заполярья, город Мурманск.

Но он будет завтра по утру, а утро нового, второго дня пути, я встретил, проснувшись при подъезде к станции Свирь. И поскольку накануне спать я лёг поздно, то погуляв там, я вновь погрузился в сон.

Так, проспав и Петрозаводск, а за ним и Кондопогу, проснулся я, когда поезд подъезжал к небольшой станции Кяппесельга. И когда состав тормознул и наш вагон оказался почти напротив вокзальчика, я взялся за камеру и сделал первые после второго моего пробуждения кадры сквозь вагонное стекло.

Следующие же кадры я делал уже во время движения, разумеется, всё также через вагонное стекло. А иначе тут никак и не получится, даже при огромном желании. И дело не только в зиме и моей мерзлявости, но и в отсутствии форточек.

Впрочем, окно было, как ни странно, относительно чистым, что в конечном итоге вылилось в возможности дать рассмотреть зимние пейзажи уже на готовых фотографиях.

И всё таки жаль, что я проспал Петрозаводск, интересная там станция и красивый вокзал, построенный в стиле Сталинский ампир.

Но дело в том, что из-за некоторых проблем, связанных со здоровьем, кушаю я не аккуратно и чтобы не шокировать окружающих, ем лишь тогда, когда меня никто не видит.

А как этого достичь в плацкартном вагоне? Правильно, дождаться, когда соседи-попутчики улягутся спать.

Моими же соседями оказались горные туристы, ехавшие для совершения лыжного похода по Хибинам, то есть людьми суровыми и стойкими.

Спать они легли только после того, как в вагоне погасили свет. И как думаете, чем они занимались весь вечер? Не угадали.

Как только поезд отъехал от Москвы, туристы принялись уничтожать продовольственные припасы, естественно, потребляя их своими организмами. И жрали они свою еду на протяжении четырёх часов. Четырёх, Карл!

А за окном Онежское озеро.
А за окном Онежское озеро.

В принципе, понять их с одной стороны можно, поход предстоял трудный, и видимо нужно было пополнить организмы, изнеженные офисной работой, дополнительными килокалориями. Но с другой стороны, жрать четыре часа подряд это что-то нечто.

За окном Медвежьегорск.
За окном Медвежьегорск.

И потому в это зимнее утро я не увидел Петрозаводск, так поесть смог уже глубокой ночью. А до этого пил понемногу Пепси, что жена купила мне в дорогу и разгадывал кроссворды в приложении смартфона. Прогресс, чё...